Translate

пятница, 11 сентября 2015 г.

Экология человека часть 3

4.8. Адаптация студентов к условиям обучения в вузе
Деятельность студентов относят к умственному труду. У студентов он имеет свои особенности, связан с процессом обучения и заключается в усвоении все возрастающего объема учебного материала, т. е. в накоплении знаний и развитии интеллектуально-эмоциональной сферы.
Адаптация студентов к обучению в вузе является актуальной современной проблемой, требующей внимания широкого круга специалистов: социологов, психологов, физиологов, гигиенистов, врачей и др.
Поступление абитуриента в вуз – это переломный момент в его жизни. Начало учебной деятельности в вузе связано с переходом организма человека на новый уровень функционирования. На студента начинает действовать комплекс достаточно интенсивных факторов, при адаптации к каждому из которых формируется своя функциональная система. При этом эффективность адаптации определяется психологическими характеристиками личности студента, физиологическими и биохимическими особенностями его организма. Вчерашний школьник, становясь студентом, попадает в новые условия, характеризующиеся интенсивной учебной нагрузкой, эмоциональным напряжением, особенно в сессионный период, а также сравнительно низкой двигательной активностью.
В процессе обучения в вузе на каждом последующем курсе процесс адаптации студентов имеет свои особенности. Это связано, в частности, с тем, что человек в данном возрастном периоде находится еще в стадии формирования. Не менее сложным этапом наряду с поступлением является и окончание вуза, когда человек находится на пороге вступления в «большую жизнь». Этот этап связан с дополнительными нагрузками на организм, преимущественно социально-психологического плана.
Проблема адаптации студентов тесно связана с вопросами их здоровья, профилактики заболеваний, вызванных условиями обучения в вузе и разработки способов коррекции состояния организма.
Психологическая адаптация. При изучении психодинамических (личностных) характеристик студентов необходимо учитывать и соединять в единое целое мотивационное, эмоционально-волевое и интеллектуальное развитие личности. Данный подход должен характеризовать психологические и социальные учебно-обусловленные формы поведения студентов: формирование навыков, умений, привычек, перестройку мотивов поведения, особенности темперамента, учебных способностей и сенситивности. Очень важную роль здесь играют возраст, пол, особенности телосложения (конституция) и т. д. При этом надо иметь в виду, что некоторые свойства личности при адаптации совершенствуются. Многие личностные особенности студентов следует изучать не только в условиях обычных учебных занятий, но и в экстремальных ситуациях – в период экзаменационной сессии. Это даст дополнительную информацию о студенте.
Знание психических адаптационных возможностей имеет большое значение для управления и формирования у студента волевых качеств и учебно-творческих мотивов.
Особенности личности накладывают отпечаток как на высшие психические, так и на физиологические функции. Поэтому важно раскрыть те личностные черты, которые способствуют психической адаптации, повышению работоспособности и качества обучения студентов, с одной стороны, и возникновению эмоционального дискомфорта, нервного переутомления и перенапряжения, невротического синдрома – с другой.
Социальная адаптация. Студент – это прежде всего личность, социальное существо. Ему постоянно приходится контактировать с другими людьми, с коллективом, в котором он учится. В таких условиях нервно-эмоциональное напряжение во многом определяется культурой межличностных отношений, психологическим климатом вколлективе.
Социальная адаптация студентов предполагает активное приспособление индивида к условиям социальной среды, а социальная автономизация – это реализация совокупности установок на себя, устойчивость в поведении и отношениях, которая соответствует представлению личности о себе, о ее самооценке. Главная функция социальной адаптации – принятие индивидуумом норм и ценностей новой социальной среды (группы, коллектива), сложившихся здесь форм социального взаимодействия, формальных и неформальных связей, а также форм предметной деятельности, например способов профессионального выполнения работ.
Таким образом, индивидуальные особенности психической деятельности студента, присущие ему личностные характеристики, интеллектуальное развитие, свойства темперамента, эмоционально-волевые качества, мотивации и т. п. играют важную роль в успешности адаптации к условиям обучения в вузе, наряду с физиологическими, морфологическими и биохимическими особенностями его организма.
• Факторы, к которым происходит адаптация студентов в процессе обучения в вузе, до сих пор изучены мало. Отдельные работы, посвященные этому вопросу, показали следующее:
1. Одним из факторов адаптации, приводящих к перегрузке студентов, является большой объем разнообразной информации, получаемой при изучении многочисленных учебных предметов, научный уровень которых все время возрастает, и напряженность труда.
В вузах нашей страны учебная загруженность студентов по академическим нормам, как правило, не должна превышать 36 ч в неделю. Однако в действительности она часто составляет 40–42 ч. При этом отмечается неравномерность распределения учебной нагрузки. Хронометражные наблюдения показывают, что рабочий день студентов на I и II курсах составляет в среднем 10 ч, они спят не более 7 ч в сутки, на самостоятельную работу приходится 3–4 ч. Обычно учебные задания выполняются по вечерам и выходным дням.
Напряженность труда – это характеристика трудовой деятельности, отражающая физиологическую стоимость нагрузки при психической работе. Под нервным напряжением мы понимаем активацию корковых структур, непосредственно участвующих в выполнении конкретной трудовой деятельности, причем чем ближе эта активация к максимально возможной, тем больше степень напряжения организма.
Основной причиной повышения напряжения организма студентов является высокая нагрузка на афферентные и центральные звенья функциональных систем.
2. Второй фактор – стрессогенный. Студент постоянно находится под воздействием эмоциональных факторов, связанных с достижением поставленной цели, преодолением трудных ситуаций. Учеба в вузе, особенно в период сессии, может привести к состоянию эмоционального стресса.
Экзаменационный период является критическим и сложным при адаптации студентов. Это один из вариантов стрессовой ситуации, протекающей в большинстве случаев в условиях дефицита времени и характеризующейся большой ответственностью с элементами неопределенности – сдаст студент экзамен или нет. Во время экзаменационной сессии интеллектуально-эмоциональной сфере студентов предъявляются повышенные требования. Степень напряженности в период экзаменов зависит от подготовленности студента и его личностных особенностей.
3. Следующий фактор адаптации студентов – пониженная двигательная активность (гиподинамия) – это труд в условиях работы с ограниченными движениями, сопровождающимися малыми мышечными усилиями. Термин «гипокинезия» применяется к труду, отличающемуся не только малыми усилиями и недостатком движений, но и низким уровнем затрат энергии на мышечную работу, локальным характером мышечных действий, длительной фиксированностью вынужденной рабочей позы, однообразием движений, упрощением и обеднением двигательной деятельности. Все это свойственно студентам. Гипокинезию можно рассматривать как фактор риска, имеющий значение для возникновения гипертонической болезни и некоторых других патологических состояний.
Физиологическая адаптация. Наблюдения специалистов свидетельствуют о том, что у студентов, находящихся длительное время в условиях информационных перегрузок, возникает так называемый информационный невроз, обусловленный необходимостью перерабатывать большой поток информации. Объем информации, подлежащий переработке, близок или превосходит пропускную способность отдельных звеньев нервной системы.
При адаптации студентов к условиям информационных перегрузок задействованы в основном центральная нервная система и вегетативная сфера.
Учитывая специфику напряженного умственного труда, при котором мозг является не только регулирующим, но и работающим органом, влияние его прежде всего сказывается на функциональном состоянии ЦНС.
Психическая деятельность реализуется всем мозгом, различные отделы которого функционируют дифференцированно. Разным по содержанию видам психической деятельности соответствуют определенные морфофизиологические субстраты, представляющие собой сложные функциональные системы, включающие многочисленные корковые и подкорковые структуры.
При этом процессы активации захватывают как специфические (анализаторные) образования, так и неспецифические структуры мозга. Сложность таких функциональных систем состоит в их многозвеньевых корково-подкорковых взаимоотношениях.
Первичные функциональные изменения в организме студента при напряженном умственном труде наступают прежде всего в динамике изменений высшей нервной деятельности. Локальные процессы активации развиваются во многих зонах мозга, захватывая левое и правое полушария. Важнейшую роль в осуществлении психических функций играют лобные отделы мозга.
Лобные доли, особенно их медиабазальные отделы, благодаря своим многочисленным связям с неспецифическими структурами разных уровней осуществляют функцию регуляции неспецифических форм активации, необходимых для объединения в ней информации, поступающей из внешнего мира через корковые проекционные зоны от внутренних органов о жизненно важных потребностях организма, а также от глубоких структур головного мозга и формаций старой коры об эмоциональном фоне.
Существенным аспектом исследования высших интеллектуальных и эмоциональных процессов является изучение совместной работы полушарий головного мозга и их функциональной асимметрии. Для ряда важнейших функций роль доминантного полушария общепризнанна. Вместе с тем полученные данные свидетельствуют о том, что необходимым условием является парная работа полушарий. В последнее время некоторыми учеными было выдвинуто предположение, что оба полушария выполняют одни и те же высшие функции, но только на разных уровнях.
Для высшей школы особый интерес представляет то, каким образом выраженность доминантности левого и правого полушарий может варьировать при учебных перегрузках и в экзаменационных ситуациях. В связи с этим необходимо выяснить следующие вопросы:
1) включается ли своевременно правое полушарие как вспомогательное левому при учебных нагрузках;
2) наблюдается ли симметричное устойчивое состояние парных систем в экзаменационных ситуациях;
3) когда возникает правосторонняя или левосторонняя асимметрия полушарий и их функциональная специализация под влиянием различных видов учебного процесса.
В условиях современных учебных и эмоциональных перегрузок у студентов решение этих вопросов имело бы не только важное профилактическое значение, но способствовало бы развитию иного подхода к пониманию процесса обучения. При изучении явлений асимметрии и симметрии (по данным ЭЭГ) в парной работе больших полушарий у студентов было установлено, что под влиянием незначительного переутомления увеличивается вероятность симметричной работы парных систем, в то время как в состоянии глубокого умственного переутомления наблюдается устойчивая правосторонняя асимметрия в передне– и задневисочных областях. Перегрузка мозга под влиянием умственной, эмоционально напряженной работы сопровождается появлением на ЭЭГ попеременного ритма, т. е. функциональной сменой биоэлектрической активности, особенно в симметричных зонах мозга. Если между различными зонами мозга действительно существует такая взаимосвязь, то это говорит о надежности и пластичности церебральных механизмов при их крайних перегрузках. Из этого также следует, что повышение учебной нагрузки студентов возможно только при соблюдении ими строгого режима труда, отдыха, сна, двигательной активности.
Рядом исследователей установлено, что деятельность психических функций под влиянием умственной работы претерпевает фазные изменения. В начале работы внимание, запоминание, скорость выполнения тестовых задач обычно изменяются в сторону улучшения. Значительная же умственная нагрузка обычно оказывает угнетающее влияние на психическую деятельность. Это выражается в том, что количественные и качественные показатели работоспособности падают, снижается лабильность зрительного анализатора. Обнаруживается ухудшение функций внимания (объем, концентрация, переключение), памяти (кратковременной и долговременной), восприятия, что проявляется большим числом ошибок. Увеличивается время простой и особенно сложной сенсорно-моторной реакции.
В процессе напряженной умственной работы у студентов обнаружена топическая специфика изменений ЭЭГ в результате различного вида умственной деятельности, а также отмечается изменение степени взаимосвязи биоэлектрической активности различных зон.
При интенсивной интеллектуальной работе потребность мозга в энергии повышается, составляя 15–20 % от общего обмена в организме. При этом потребление кислорода на 100 г коры головного мозга оказывается в 5–6 раз большим, чем расходует скелетная мышца того же веса при максимальной нагрузке.
Необходимо учитывать тот факт, что при умственной работе мозг склонен к инерции, к продолжению мыслительной деятельности в заданном направлении. После окончания умственной работы «рабочая доминанта» полностью не угасает, обусловливая более длительное утомление и истощение ЦНС при умственной работе, чем при физической.
Работа студентов, требующая выбора альтернатив, решения новых задач и т. д., включает механизм, вызывающий через лимбико-ретикулярную систему повышение уровня готовности к действию и облегчающий завершение этого действия. Здесь большое значение имеют индивидуальные особенности студента и состояние в период работы (степень тревожности, мотивация и др.).
• Механизмы адаптации студентов к напряженному умственному труду многогранны и включают ряд биохимических изменений в ЦНС, в крови и других органах и тканях. При непродолжительном напряжении они, очевидно, оказывают положительное влияние на функции ЦНС. Имеют место ускорение обмена катехоламинов, в том числе их синтеза в надпочечниках и периферических тканях, увеличение выделения норадреналина в симпатических окончаниях, адреналина и кортикостероидов в крови, стимулирующих энергетические процессы, изменяющие минеральный обмен, в частности в мозге, и вызывающие повышение возбудимости нейронов. Между изменениями содержания в крови адреналина, норадреналина и глюкокортикоидов наблюдаются сложные взаимоотношения, зависящие от многих факторов, таких как интенсивность умственной деятельности, отношение обследуемых к опыту.
О тесной связи изменений гемодинамики с напряженным умственным трудом известно давно. При мыслительной работе происходит увеличение кровенаполнения сосудов мозга, сужение периферических сосудов конечностей и расширение сосудов внутренних органов. Функции сердечно-сосудистой системы изменяются незначительно. Так, до начала работы у группы студентов была зафиксирована средняя частота пульса 70,6 удара в минуту; при относительно спокойной работе – 77,4 удара. Труд средней напряженности повышал частоту пульса до 83,5 удара в минуту, а сильной – до 93,1 удара.
Установлено, что в период адаптации к учебному процессу в вузе нагрузка на сердечно-сосудистую систему студентов значительно увеличивается. Это сопровождается появлением функциональных изменений в деятельности сердца и сосудов, а при недостаточной адаптации организма развиваются заболевания. Отсюда вытекает вывод о большом значении регуляции двигательной активности в учебном процессе. На физически активном фоне адаптация организма студентов к специфическим факторам вуза протекает более благополучно.
На основании анализа распространенности нервных и особенно сердечно-сосудистых заболеваний среди студентов можно заключить, что сам по себе напряженный умственный труд, не осложненный отрицательными эмоциогенными факторами, не оказывает неблагоприятного влияния на организм. Относительно спокойный, регламентированный, без дефицита времени труд можно оценить как эмоционально ненапряженный. Сердечно-сосудистая заболеваемость среди этой категории не превышает 8 %.
Важным механизмом обеспечения адаптации студентов к умственным нагрузкам является увеличение кровотока в активно работающих нервных центрах мозга. В осуществлении той или иной деятельности обычно участвует лишь небольшая часть нервных клеток, поэтому кровоснабжение мозга в целом у здоровых лиц мало изменяется. В начальный период учебной деятельности чаще наблюдается небольшое увеличение кровотока, тогда как с развитием утомления он имеет тенденцию к уменьшению.
Вопрос о взаимосвязи кровоснабжения мозга и психической деятельности привлекает внимание ряда исследователей, несмотря на сравнительную стабильность кровообращения мозга. Обнаружены значительные сдвиги в системе кровенаполнения сосудов мозга и перераспределения его кровотока под влиянием умственного напряжения. Кроме того, не проводилась одновременная запись ЭЭГ и РЭГ с одних и тех же участков мозга, что сужает представление о церебральном гомеостазе в период учебной деятельности студентов.
Показано, что умственная деятельность у студентов в начале занятий сопровождалась реципрокным перераспределением кровотока между передними и задними отделами мозга. Продолжительная умственная работа, так же как и интеллектуально-эмоциональная нагрузка (экзамен), приводила к резкому увеличению уровня периферического кровообращения.
Установлено значительное возрастание кровотока в левом полушарии мозга при решении математических задач.
Умственная работа студентов оказывает существенное влияние на кровоток мозга и вызывает изменение защитно-компенсаторных механизмов сосудистых реакций головного мозга, что позволяет говорить о повышенном напряжении системы мозговой гемодинамики при реализации психической деятельности.
• Эмоциональный стресс. Возникновение эмоционального стресса у студентов зависит от индивидуальной реактивности человека. Хотя различные стрессовые факторы в ряде случаев дезорганизуют поведение, некоторый уровень стресса все же необходим для жизнедеятельности организма, так как он может поддерживать его устойчивость. В данном случае исходом стресса может быть включение новых адаптационно-компенсаторных механизмов. Основным условием возникновения стресса считается несоответствие между особенностями индивидуума и требованиями окружающей среды или социальными ситуациями.
Итак, эмоциональный стресс представляет собой в одно и то же время и отрицательное явление, вредное для организма, и положительное, необходимое для его жизнедеятельности. Естественно, что в учебной деятельности студента, особенно в период экзаменов, когда эта деятельность имеет эмоциональную окраску, проявляются как элементы напряжения – фрустрация и дискомфорт, так и их антиподы – комфорт и удовлетворение. В этой связи особое значение приобретает не просто констатация вредного воздействия эмоционального стресса на различные психофизиологические показатели, а выявление его полезного влияния как на состояние здоровья, так и на умственную деятельность, в том числе и на познавательные процессы. Последнее необходимо потому, что оценка роли эмоций высшего порядка с каждым днем возрастает в связи с высокой интеллектуализацией учебной деятельности студентов, а также по той причине, что необходимо научиться отличать эмоциональный стресс, возникновение которого мешает студенту в учебе, от эмоций, которые, наоборот, помогают решать различные учебные задачи.
Учебные стресс-факторы могут вызывать эмоциональные реакции, вредно действующие на организм и мешающие сдаче экзаменов. Такими факторами у студентов являются плохие оценки, конфликтные ситуации с преподавателями, недостаточная подготовка предмета, угрожающая возможность потерпеть неудачу, постоянный страх быть отстраненным от учебы, дефицит времени, темп и скорость экзаменационного периода, необходимость подготовки к экзамену большого количества материала, состояние неопределенности ит.п.
Стрессы, возникающие во время экзаменационной сессии, принимают хронический и комбинированный характер. Их причиной следует считать одновременное действие нескольких факторов. Когда стрессовые воздействия неоднократны и следуют одно за другим продолжительное время, у студентов возникают симптомы хронического эмоционального стресса, который может формировать у них предпатологическое состояние. Кроме того, подобные эмоции у студентов затрудняют целенаправленную умственную работу. Эмоциональный стресс всегда сопровождается более или менее значительными изменениями нейроэндокринной регуляции в организме.
Работа студентов, связанная с нервно-эмоциональным напряжением, вызывает повышение активности симпатико-адреномедуллярной и гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной систем, поскольку в механизмах эмоций данные системы играют ведущую роль. Это проявляется увеличением секреции катехоламинов и глюкокортикоидов.
Многочисленные исследования по определению степени эмоционального напряжения у студентов, в основном до и после экзаменов, показали, что под влиянием экзаменационного стресса повышается или понижается артериальное давление, растет частота пульса, изменяются показатели ЭКГ, температура кожи, кровенаполнение сосудов мозга и нижних конечностей (по РЭГ), уровень сахара, катехоламинов, липидов, форменных элементов в периферической крови и т. д. В ряде случаев наблюдается также тремор рук, покраснение или побледнение лица. Показано, что государственные экзамены, по сравнению с обычными занятиями, оказывают большее влияние на пульс, артериальное давление, длительность интервалов R-R и S-Т, комплекс QRS на ЭКГ.
Как было отмечено, однократные функциональные сдвиги в организме под влиянием стресса не представляют опасности и рассматриваются как биологически целесообразные реакции организма для преодоления затруднительных ситуаций. Однако экзаменационные стресс-факторы действуют многократно и вызванные ими функциональные сдвиги после окончания экзаменов не восстанавливаются длительное время. Как известно, различные константы организма и его реакции не должны сильно отклоняться от нормы. Но адаптационные резервы организма не безграничны, и если даже после длительно действующего стресс-фактора они восстанавливаются, то какой-то след от стресса, по-видимому, все же остается. Поэтому положительное или отрицательное действие стресса зависит от длительности его действия и от того, восстанавливаются ли нарушенные под влиянием стресса функции организма. Вот почему всегда надо помнить, что резервы организма следует использовать постепенно, особенно в студенческом возрасте, когда и резервов в избытке, и стрессов достаточно.
Для выявления возможностей восстановления физиологических функций, биохимических показателей и ранних функциональных нарушений после окончания экзаменов в течение 2–4 суток исследователи проводили обследования студентов МГТУ им. Н. Э. Баумана и МИНХ и ГП им. М. И. Губкина. Комплексные исследования студентов включали клинические обследования, запись ЭКГ, РЭГ, ЭЭГ (в аспекте межполушарной асимметрии) и биохимические показатели. При обследовании нервной системы студентов акцентировалось внимание на таких симптомах, как нистагм, нарушение конвергенции глазных яблок и координации движений, повышение сухожильных рефлексов, тремор век и пальцев рук. Личностные особенности студентов исследовались с помощью специально разработанного опросника. Результаты качественных и количественных функциональных изменений организма студентов позволили получить определенные представления о характере, перестройке и продолжительности состояния напряженности адаптационных механизмов в результате экзаменационного стресса, что очень важно для прогнозирования и разработки методов медицинской профилактики.
Под влиянием длительного экзаменационного эмоционального стресса у большинства обследуемых студентов наблюдались значительные изменения интенсивности кровенаполнения сосудов и реактивности биопотенциалов головного мозга, электрокардиографических и биохимических показателей, не нормализующихся после экзаменов продолжительное время (до 2–3 суток). Например, биохимические обследования студентов показали, что экзаменационная сессия сопровождается достоверными повышениями экскреции адреналина в последующие после каждого экзамена дни. Что касается экскреции норадреналина, то она имела тенденцию к повышению на протяжении всей сессии, причем максимальное, почти двукратное повышение наблюдалось после последнего экзамена, когда эмоциональное напряжение уже уменьшилось. Исследования ЭЭГ показали, что в течение всей сессии и в последующие после каждого экзамена дни под влиянием хронического эмоционального стресса происходит достоверное увеличение частоты биопотенциалов головного мозга и затрудненное их восстановление, особенно после последнего экзамена. Было установлено, что эмоциональное напряжение начинается за 4–5 дней до начала экзаменационной сессии и сохраняется на всем протяжении экзаменов даже в те дни, когда студент экзаменов не сдает.
Большое значение при исследовании вегетативной нервной системы у студентов имеет метод измерения кожно-гальванической реакции (КГР), отражающей активацию симпатического отдела и сопровождающейся мобилизацией обменных процессов.
Многочисленными исследованиями показано, что при работе студентов, сопровождающейся нервно-эмоциональным напряжением организма, увеличивается число волн и амплитуда КГР. По мнению большинства исследователей, эта вегетативная реакция является надежным коррелятом эмоционального напряжения.
Таким образом, студенты вузов два раза в год переживают длительный экзаменационный стресс, что можно рассматривать как фактор риска, а у некоторых – как синдром нервного перенапряжения. Поэтому необходимо проводить наблюдения над теми студентами, у которых обнаруживается этот синдром.
После окончания экзаменов многие студенты долгое время не могут освободиться от следов экзаменационных ситуаций.
Мышечные нагрузки у студентов невелики. Как показали исследования, суммарная двигательная активность студентов в период занятий составляет 56–65 %, а во время экзаменов и того меньше – 39–46 % от ее уровня, когда учащиеся на каникулах. То есть налицо дефицит движений у большинства студентов в течение 80 % времени учебного года. Суточные энергозатраты составляют при этом 10,0-11,7 МДж (2400–2000 ккал в сутки). Для них характерно значительное снижение двигательной активности, приводящее к ухудшению реактивности организма и повышению эмоционального напряжения. Гипокинезия является неблагоприятным фактором, одним из условий формирования сердечно-сосудистой патологии у студентов.
Малая подвижность может вызывать функциональные изменения в организме. Выражается это в ухудшении работы сердца, склеротических изменениях кровеносных сосудов, появлении гипотонии. Недостаток движений приводит также к ослаблению дыхания.
В нижних отделах легких, полости живота и ногах застаивается кровь. Возникает атония кишечника, в организме накапливаются продукты гниения, появляются головные боли. Снижение окислительных процессов в организме влечет за собой малокровие, а также ожирение.
• Особенности адаптации. Сравнение показателей функционального состояния организма студентов-спортсменов и студентов физико-математического факультета позволяет сделать вывод о том, что функциональные возможности студентов-спортсменов в обычных условиях, перед экзаменом и после него значительно выше, чем у студентов физмата. Что касается сравнения эмоциональной устойчивости в условиях сдачи экзамена, то по некоторым параметрам (показатели умственной деятельности перед экзаменом, пульс после него) имеются значительные различия, свидетельствующие о более устойчивом состоянии организма студентов-спортсменов. Систематические занятия физической культурой повышают работоспособность, увеличивают резерв функциональных возможностей организма, и эти преимущества сохраняются в условиях нервно-эмоционального напряжения.
Гипокинезия, снижая реактивность организма студента, способствует большему воздействию различных эмоциогенных факторов на все физиологические функции, что увеличивает влияние отрицательных эмоций на здоровье студентов.
Изучение особенностей процесса адаптации у студентов разных курсов показало следующее.
На I курсе, в течение которого наиболее выражена ломка сложившегося до поступления в вуз стереотипа, отмечено значительное ухудшение функционального состояния центральной нервной системы, ослабление функций памяти и внимания, снижение умственной работоспособности к концу учебного дня и недели, указывающее на развитие выраженного утомления. Возникли неблагоприятные сдвиги в гемодинамике – достоверно снизилось систолическое и пульсовое давление, уменьшился ударный и минутный объем крови на фоне урежения пульса.
При обследовании студентов в начале обучения на II курсе выявлено улучшение большинства изучавшихся показателей по сравнению с аналогичным этапом на I курсе. Лишь у 14 % студентов отмечены неблагоприятные реакции со стороны сердечно-сосудистой системы (у 6,5 % гипотензивные, у 7,5 % гипертензивные). В целом в начале второго учебного года в вузе учебная нагрузка требовала меньшего напряжения функциональных систем организма. В конце второго учебного года утомительность учебной нагрузки нерезко выражена: достоверно ухудшались лишь показатели умственной работоспособности (на фоне отсутствия существенных изменений функций высшей нервной деятельности) и сердечно-сосудистой системы.
Результаты исследования в начале и конце второго учебного года с учетом индивидуальных особенностей обследуемых показали, что при отмечаемом снижении количества выполняемой работы у 68 % студентов (в среднем на 22 % от уровня в начале второго года обучения) качество работы улучшилось у 63 %. У большинства обследованных сокращались латентные периоды условно-двигательных реакций (у 61 % на 27 %), увеличивались объем кратковременной памяти (у 76 % на 42 %), скорость переключения внимания (у 72 % на 37 %). Вместе с тем при отсутствии статистически значимых различий среднеарифметических показателей гемодинамики за время обучения на II курсе индивидуализирующим методом анализа выявлено, что лишь у 17–39 % студентов не изменились изучавшиеся показатели функционального состояния сердечно-сосудистой системы. Урежение пульса обнаружено у 57 %, учащение – у 21 %. У 48 % снизилось систолическое, у 39 % – диастолическое давление, повышение установлено соответственно у 32 и 21 %. Урежение пульса и снижение артериального давления приводили к уменьшению ударного и минутного объемов сердца. Устойчиво сохранялась группа студентов (15 %) с дисфункцией артериального давления, из них у 8 % определялись гипотензивные и у 7 % – гипертензивные реакции; возрастало число лиц с низким и высоким пульсовым давлением. Результаты изучения показателей гемодинамики, в частности частоты выявления гипер– и гипотензивных реакций, согласуются с данными обследования студентов различных вузов.
Полученные результаты указывают на определенную степень адаптации организма студентов II курса к учебной нагрузке. Однако выявлено, что на этом этапе обучения адаптация осуществлялась ценой значительного напряжения сердечно-сосудистой системы.
В начале обучения на III курсе работоспособность и функциональное состояние организма были лучше, чем в конце второго учебного года, и не отличались существенно от показателей в начале обучения на II курсе. Данные, характеризующие дневную и недельную динамику работоспособности, указывали на снижение объема и ухудшение качества выполняемой работы (на 15–20 %) при отсутствии существенных изменений гемодинамики.
Результаты анализа материалов динамических наблюдений с учетом индивидуальных особенностей свидетельствовали о том, что в конце периода обучения на III курсе, по сравнению с его началом, у 89 % студентов снизился объем нагрузки (на 20 %) и более чем у половины страдало качество выполнения умственной работы. У 44 % студентов удлинялись латентные периоды условно-двигательных реакций (на 36 % от исходного уровня). Наряду с этим у половины студентов улучшились функции памяти и внимания. Описанные изменения показателей функционального состояния центральной нервной системы и высшей нервной деятельности сопровождались сдвигами гемодинамических показателей, свидетельствующими о некотором утомлении организма к концу учебного года. Так, у 48 % студентов пульс учащался, у 52 % замедлялся, у 58 % снижалось систолическое, у 48 % – диастолическое давление, повышение его установлено соответственно у 35 и 26 % обследованных. При этом у 21 % студентов отмечены гипотензивные реакции артериального давления, у 21 % – низкие показатели среднединамического давления, что указывало на общую артериальную гипотонию.
Обобщая представленные данные, можно отметить, что степень реакции организма на учебную работу на различных курсах при одинаковом характере ее различна. От I к III курсу значительно улучшались показатели функционального состояния центральной нервной системы: если к концу I курса латентные периоды условно-двигательных реакций удлинялись на 34 % по сравнению с исходным уровнем, то к концу III курса это увеличение составляло лишь 8 %. Степень снижения скорости переключения внимания в динамике учебного года составляла соответственно 14 и 5 %. В процессе обучения в вузе значительно тренируется функция памяти: начиная со II курса объем ее достоверно возрастал по сравнению с периодом начала обучения в вузе. В динамике трех лет обучения в вузе степень выраженности сдвигов функционального состояния сердечно-сосудистой системы под влиянием учебной нагрузки уменьшалась. Так, снижение уровня систолического давления составляло 6,7 % в течение I курса, 2,4 % в течение II курса и 1,6 % в течение III курса. Пульсовое давление изменялось от снижения на 9 % до повышения на 8 %; аналогично изменялся ударный (от -2 до +5 %) и минутный (от -9 до +4 %) объем крови; параллельно снижалось периферическое сопротивление сосудов (от +2 до -8%).
Поскольку сдвиги показателей функционального состояния организма студентов в процессе обучения на III курсе указывают на развитие нерезко выраженного утомления под влиянием учебной нагрузки и степень выраженности изменений наименьшая на III курсе при динамических наблюдениях за одними и теми же лицами в течение трех лет обучения, можно считать, что именно в период обучения студентов на III курсе наступает адаптация к условиям обучения.
Изучение степени адаптации студентов разных курсов, срывов адаптационно-компенсаторных механизмов у них и развития патологии показало следующее:
1) студенты, адаптированные в вузе, – 19 %;
2) с признаками учебно-бытовой дезадаптации – 81 %.
Из них:
1) с признаками психофизиологической дезадаптации – 69 %;
2) студенты с признаками выраженной общей дезадаптации – 31 %.
Оказалось, что успешнее всех адаптировались в первые три месяца учебы в вузе выпускники училищ и школьники-медалисты. Наиболее высокий уровень дезадаптации отмечен у студентов, зачисленных на I курс со стажем работы на производстве (75–85 %).
Несомненный интерес представляло изучение показателей адаптации студентов, зачисленных после учебы на подготовительном отделении. Среди них только 39 % нормально адаптировались к учебному процессу, тогда как 61 % обнаружили высокий уровень учебно-бытовой дезадаптации. У юношей удельный вес с высоким уровнем дезадаптации оказался выше и составил 75 %.
Установлено, что у студентов из сельской местности напряжение адаптивных механизмов выражено в большей степени по сравнению с городской.
При обследовании состояния здоровья из 450 студентов I курса в день медосмотра только у 143 человек (31,8 %) не выявлено никаких отклонений. В структуре заболеваемости первое место занимает патология органов зрения – миопия различных степеней (26,5 %). Заметный удельный вес занимала нейро-циркуляторная дистония (8,2 %). Сколиозы I и II степени имели 20 студентов (4,4 %). Хронический гастрит обнаружен у 2,7 % студентов, двадцати студентам поставлен синдромальный диагноз, они направлены на обследование в студенческую поликлинику, двое студентов обследованы в стационаре.
• Проблемы адаптации. Исследования позволили выявить следующие основные проблемы, возникающие при адаптации первокурсников к обучению в вузе (по степени убывания их значимости):
– недостаточный уровень школьных знаний по многим дисциплинам;
– неумение распределять свое время и силы;
– неготовность работать с большим объемом новой информации;
– отсутствие привычного контроля и опеки со стороны родителей, учителей;
– неготовность к обучению, основанному на полной самостоятельности;
– неготовность к выполнению высоких требований преподавателей;
– отсутствие у некоторых студентов трудолюбия, силы воли, а главное – желания учиться.
Некоторые первокурсники признаются, что поступили в вуз лишь для получения диплома о высшем образовании (все равно какого). Подобная установка может приводить к таким проблемам, как нежелание учиться. Цель одна, очень узкая, а вследствие этого – узкий круг общения и решаемых проблем. Как правило, это ведет к дезадаптации.
Оценка степени адаптации студентов в процессе обучения в вузе по данным кардиоинтервалометрии показала следующее.
Удовлетворительная адаптация, которая характерна для условий комфорта, наблюдалась лишь у 26–30 % обследованных студентов младших курсов и 50 % выпускников. У студентов младших курсов явления напряжения и неудовлетворительной адаптации проявлялись преимущественно ваготоническим эффектом со значениями индекса напряжения ниже 80 усл. ед. Симпатотонический эффект (при индексе напряжения 400–500) выявлен у студентов выпускного курса. Приведенные в таблице 4.1 данные получены во время семестров.

Таблица 4.1 Динамика и прогностическая оценка здоровья студентов вуза по данным математического анализа сердечного ритма, % (по: Н. П. Неверова и др., 1996)

В сессионные периоды напряжение и неудовлетворительная адаптация зафиксированы в 75–50 % наблюдений, причем наиболее выраженными эти изменения оказались у первокурсников и выпускников (табл. 4.2).

Таблица 4.2. Динамика и прогностическая оценка здоровья студентов в экзаменационную сессию по данным математического анализа сердечного ритма, % (по: Н. П. Неверова и др., 1996)

Отмечено снижение физической работоспособности у студентов в зависимости от курса и уменьшение резервных возможностей у выпускников. Это можно объяснить прогрессивным снижением физических нагрузок. Если студенты младших курсов имеют регламентированные занятия физической культурой и спортом, то на V курсе эти нагрузки исключены. Падает повседневная двигательная активность – энергетический расход на I курсе составляет в среднем 2500 ккал (9750 кДж), на старших курсах он не достигает 2000 ккал (7800 кДж).
Ведущим фактором в снижении адаптивных возможностей организма студентов старших курсов считают гиподинамию.
Соответствующие мероприятия должны быть направлены на усовершенствование и тренировку механизмов адаптации и восстановление нарушенных функций.
Известно, что в учебном процессе эффективным методом борьбы против развития переутомления является чередование работы и отдыха, особенно в тех случаях, когда напряженный умственный труд, насыщенный эмоциональным содержанием, вызывает перенапряжение центральных нервных регуляторных механизмов. В период отдыха, особенно сна, усиливается активность трофотропной системы организма и ускоряются восстановительные механизмы.
Для студентов, находящихся в условиях гипокинезии, двигательная активность крайне необходима. Отрицательное влияние гипокинезии проявляется особенно заметно в сочетании с постоянным нервно-психическим напряжением и чрезмерным питанием. Физическое воспитание способствует формированию адаптивных механизмов и улучшению психического здоровья студентов. Рекомендуется:
– занятия по физическому воспитанию проводить на всем протяжении учебы;
– устраивать периодические занятия физическими упражнениями в ходе учебного дня (эффективное профилактическое средство по устранению утомления и борьбы с эмоциональным напряжением);
– в ходе преподавания физической культуры нужно сообщать студентам о влиянии физической активности на здоровье и работоспособность;
– принимать пищу 4–5 раз в день, последний раз за 2–3 ч до сна, питаться всегда в одно и то же время, следить за разнообразием питания.
В связи с тем что у студентов уже на I курсе происходит учебно-социальная и психофизиологическая адаптация, а в период экзаменов могут возникнуть значительные изменения различных функций организма, необходимо проводить массово-профилактические обследования студентов. Это позволит установить ряд внешних (неумение планировать учебную и самостоятельную работу, отсутствие минимума знаний по психогигиене и др.) и внутренних (начальные формы артериальной гипертонии и гипотонии, невротические нарушения и высокий уровень тревожности, дискомфорт и др.) причин появления факторов риска, ведущих к ранним функциональным нарушениям.
Особого внимания заслуживают рациональные психотерапевтические методы, которые направлены на снятие эмоционального напряжения, тревоги и, например, на изменение собственного отношения студента к экзаменам и к экзаменаторам. Адекватное отношение студентов к экзаменам достигается путем убеждения в благополучном исходе. С помощью психотерапии врач может возбудить положительную психодинамическую реакцию, устранить причины, вызывающие чрезмерное эмоциональное напряжение студента. Студент должен уяснить причины своего состояния и поверить, что его тревожное состояние вполне обратимо. Разъяснительная психотерапия особенно полезна, если невротическое состояние у студента сопровождается симптомами гиперсексуальности. На психическую релаксацию и эмоциональную перестройку у студентов с нервно-эмоциональным перенапряжением и неврозами положительное влияние оказывают также коллективная психотерапия, аутопсихотерапия, трудотерапия и аутогенная тренировка.
С помощью аутогенной тренировки студент, воздействуя на собственное состояние, может проводить профилактическую эмоциональную перестройку, предупреждая воздействие отрицательно влияющих учебных факторов. Аутогенная тренировка содержит элементы самовнушения. Основным воздействующим фактором при аутогенной тренировке является расслабление мышц. С помощью аутогенной тренировки студенты могут освободиться от чувства страха, тревоги и повышенной чувствительности. Она способствует наступлению чувства покоя, повышению выносливости, внимания, работоспособности, уменьшению психоэмоционального дискомфорта. Это доступный метод, который способствует повышению возможностей саморегуляции высших интеллектуальных и эмоциональных актов, переключению и восстановлению равновесия церебральных дезадаптационных механизмов и психовегетативных взаимоотношений.
Одним из легкодоступных и массовых по своему воздействию на студентов эмоциональных факторов является музыка.
В основе благоприятного воздействия музыки на работоспособность человека лежит свойство положительных эмоций, порождаемых ею, оптимизировать психофизиологические процессы в организме и деятельность нервной системы.
Музыкальное воздействие снижает субъективное ощущение усталости, способствует повышению настроения и вызывает приятное чувство расслабленности. Объективно это выражается в релаксирующем воздействии музыки на физиологические показатели.
Использование музыки в качестве опосредствованного психотерапевтического фактора уже получило довольно широкое распространение. Музыка хорошо зарекомендовала себя на производстве, в медицине, спорте. Музыка проникает и в учебный процесс. В настоящее время эффективность применения музыки в процессе обучения не вызывает сомнений. В вузах много возможностей для ее применения в рамках программы «Охрана здоровья».
Функциональная музыка, транслируемая за несколько минут до работы, способствует адаптации человека к работе и повышению его работоспособности.
Музыкальные произведения, вызывающие положительные переживания, сопровождаются изменением активности коры головного мозга (частичной сменой доминирующего бета-ритма активностью в частотном диапазоне альфа-, тета– и дельта-волн).
Некоторые исследователи сообщали об усилении альфа-ритма и других изменениях электроэнцефалограммы под воздействием положительных эмоций, вызванных музыкальными раздражителями.
Показано, что в процессе восприятия музыки происходит закономерная перестройка биопотенциалов, снижается общий уровень кортикальной активности, нормализуется регулярность ЭЭГ, что рассматривается как условие для снятия нервно-эмоционального напряжения у студентов, в частности возникающего в ходе экзаменов. Доказано, что уменьшение фронтоокципитального и билатерального неравновесия является объективным показателем релаксирующего воздействия музыки.
Проведено исследование влияния музыки разных стилей на психофизиологические показатели испытуемых. Прослушивание классической музыки снижает тревожность (вырабатываются эндорфины). Рок повышает тревожность.
Классическая музыка активизирует слуховые и моторные зоны коры и ствола головного мозга. Активация структур, отвечающих за эмоции, с участием ретикулярной формации, ведет к повышению точности выполнения заданий.
Рок дезинтегрирует различные зоны головного мозга. У девушек при прослушивании рок-музыки происходят позитивные изменения, у юношей рок-музыка вызывает негативное влияние, так как рок воспринимается левым полушарием, а у юношей оно развито больше.
Итак, музыка может оказывать положительное влияние на организм, но следует правильно подбирать музыкальные произведения. В данном случае необходимо учитывать личностные особенности человека и его психоэмоциональную культуру. Например, людям, «обращенным внутрь себя», нравятся произведения Чайковского, Шуберта, Моцарта, Брамса. Общительные, энергичные люди предпочитают музыку Бетховена, Вагнера, Берлиоза и поп-музыку. Успокоительные мелодии хорошо действуют на работоспособность студентов между занятиями в течение учебного дня, а также перед сдачей экзаменов, а бодрые эстрадные ритмы – после их сдачи.
В тех случаях, когда болезненные симптомы свидетельствуют о срыве адаптационных механизмов у студентов и ряд функциональных изменений принимает устойчивый характер, необходимо перейти на медикаментозное лечение. Своевременное и умеренное использование фармакологических средств способно нормализовать и предотвратить развитие начальных форм патологических изменений, вызванных комплексом факторов, сопровождающих процесс обучения в вузе. 4.9. Адаптация к различным видам профессиональной деятельности

Профессиональная адаптация – процесс приспособления к различным аспектам трудовой деятельности человека, включая условия, в которых деятельность протекает. Этот процесс состоит из физиологических, личностно-психологических, поведенческих и социальных компонентов.
Адаптация к профессиональной деятельности обусловлена многими факторами. В. М. Медведев предлагает две основные группы факторов:
1) внешние детерминанты адаптации (факторы внешней среды), к которым относятся факторы, определяемые самой профессиональной деятельностью, – факторы условий профессиональной деятельности (гигиенические, социальные), факторы профессиональной нагрузки, факторы средств профессиональной деятельности;
2) внутренние детерминанты, определяющие способность к адаптации; они включают в себя морфофункциональную работоспособность.
В трудовом процессе интегральное воздействие его факторов обусловливает степень тяжести и напряженности труда при любой профессиональной деятельности, т. е. профессиональную нагрузку, к которой и происходит адаптация. В процессе адаптации к деятельности выделяют два компонента (по В. И. Медведеву):
– неспецифический компонент, обусловливающий изменения в организме и независимый от природы адаптогенного фактора;
– специфический компонент, обусловливающий изменения в организме в зависимости от адаптогенного фактора и внутренних детерминант адаптации.
Особенностью адаптации к профессиональной деятельности является одновременное воздействие комплекса факторов, поэтому может наблюдаться и перекрестная адаптация, и доминирующая адаптация к одному из факторов.
В целом приспособление к профессиональной деятельности зависит от факторов каждого конкретного типа профессии и соответственно имеет свои специфические особенности. 4.9.1. Адаптация к профессиональной деятельности учителя
Кто не помнит свою первую учительницу, особенно если она была доброй и справедливой, как вторая мама. Такое призвание бывает только у неисправимых романтиков. Эти люди работают не за материальные блага. Зато им достается несравненно большее – благодарная память учеников на всю жизнь. Учитель – это духовный наставник, который формирует Человека.
Профессию учителя относят к сфере умственного труда, поскольку в ней преобладает информационный компонент. При изучении адаптации к профессиональной деятельности учителя, как и к другим категориям умственного труда, необходимо учитывать два основных аспекта:
1) психическую компоненту, включающую такие важные моменты, как психические свойства личности работающего, его типологические особенности, интересы и способности, а также мотивации, эмоции, внимание, память и т. д.;
2) физиологическую составляющую, организованную в процессе адаптации в функциональную систему.
В основе индивидуальности учителя, как субъекта профессиональной деятельности, лежат такие личностные характеристики, как уровень интеллектуального развития, психодинамические, нейродинамические, общесоматические, биохимические и другие особенности организма, индивидуальные особенности психических процессов, эмоциональная стабильность и стрессоустойчивость, направленность, опыт и индивидуальная культура, коммуникативные данные, а также характерологическая цельность личности.
Ряд исследований показал, что успешность адаптации в немалой степени зависит от мотивации. Лица, заранее выбравшие специальность, гораздо легче адаптируются к особенностям трудового процесса, в то время как неправильный или случайный выбор профессии может привести к социальной дезадаптации и нарушению психического здоровья.
Основные адаптогенные факторы в профессиональной деятельности учителя:
1) воздействие стресс-факторов;
2) большой объем информации, сложной для переработки (повышенная нагрузка на зрительные и слуховые анализаторы, напряжение внимания и памяти);
3) гиподинамия;
4) многофункциональность и высокая интенсивность профессиональной нагрузки.
Рассмотрим более подробно каждый из адаптогенных факторов.
1. Стресс-факторы. Возникающие в ходе преподавательской работы нервно-эмоциональные нагрузки вызывают повышение активности симпатико-адреномедуллярной, гипоталамо-гипофизарной и адренокортикальной систем, так как эти системы играют ведущую роль в механизмах эмоций. Повышение их активности сопровождается усилением секреции катехоламинов и глюкокортикоидов. Реакции со стороны вегетативных функций при нервно-психическом и эмоциональном напряжении проявляются в изменении ЭКГ, тахикардии, низкой вариабельности кардиоциклов, повышении кровяного давления, увеличении легочной вентиляции, увеличении потребления кислорода, повышении температуры тела и др.
Дистрессы. Немецкими учеными проверялась гипотеза о том, что те факторы в школьной среде, которые способствуют удовлетворению базовых человеческих потребностей, снижают дистресс учителей. Были опрошены 574 учителя для выявления уровня дистресса и связанных с ним факторов. В целом уровень дистресса оказался высоким. Было выделено пять стрессоров:
– недостаточная оборудованность учебных помещений;
– частота нарушений дисциплины учениками;
– завышенные социальные ожидания;
– работа в нерабочее время;
– общие перегрузки.
Также были выявлены четыре фактора, снижающих стрессорные влияния (у женщин зависимость между этими факторами и их состоянием выражена ярче, чем у мужчин):
– уровень переживаемого учителем влияния и независимости;
– переживаемый уровень компетентности и достижения;
– поддержка со стороны коллег и начальства;
– признание со стороны учеников, коллег и начальства.
2. Большой объем и сложность переработки информации. Они создают высокую нагрузку на центральную нервную систему, а зачастую превосходят пропускную способность центральной сферы. При активации различных участков коры головного мозга и подкорковых образований изменяются ЭЭГ и психофизиологические показатели. Наиболее существенные изменения, выявленные у учителей с помощью психофизиологических методов, проявились в достоверном увеличении времени сенсомоторных реакций, снижении активности психических функций (ухудшение внимания, увеличение количества ошибок при выполнении дозированной умственной нагрузки, нарастание чувства усталости), отрицательной динамике со стороны показателей сердечно-сосудистой системы (увеличение частоты пульса, повышение артериального давления, изменение вольтажа зубцов Р иТ на ЭКГ).
3. Гиподинамия. При воздействии на организм учителя этого важного адаптогенного фактора включаются следующие процессы:
1) снижение показателей системы дыхания (легочной вентиляции, дыхательного объема, частоты дыхания);
2) снижение показателей сердечно-сосудистой системы (частоты сердечных сокращений, минутного объема крови, артериального давления);
3) снижение активности мышечной системы (детренированность мышц);
4) изменения в опорно-двигательном аппарате (нарушения обменных процессов в костях);
5) биохимические сдвиги в организме.
4. Многофункциональность деятельности и высокая интенсивность профессиональной нагрузки. Данные адаптогенные факторы сопровождаются выраженным напряжением и даже перенапряжением физических и психических сил учителей. Исследования показали, что, кроме собственно учебной нагрузки, составляющей 18–24 ч в неделю, от 28 до 32 ч уходит на внеклассную работу. Так, 12–15 ч в неделю занимает подготовка к проведению уроков. В результате продолжительность рабочего времени учителей составляет в среднем 9-10 ч в сутки и увеличивается на протяжении года. Сюда надо прибавить неблагоприятные социально-гигиенические условия жизни, работы и отдыха.
Утомление. О накоплении утомления у преподавателей к концу учебного года свидетельствуют как субъективные данные (чувство усталости, снижение мотивации, нарушение сна, головные боли), так и объективные. Отмечено ухудшение показателей условнорефлекторной деятельности, способности к концентрации и распределению внимания, скорости переработки зрительной информации, мышечной выносливости. Уменьшаются адаптационно-компенсаторные возможности сердечно-сосудистой системы. Обнаружено снижение концентрации в сыворотке адренокортикотропного гормона, соматотропного гормона, цинка. Повышено выделение катехоламинов. Выявлена тенденция к кумуляции скрытого, так называемого хронического утомления.
Что касается механизмов адаптации к соответствующей профессиональной деятельности, тут надо учитывать одновременное воздействие комплекса адаптогенных факторов на организм, поэтому может наблюдаться и перекрестная адаптация, и доминирующая адаптация к одному из факторов.
Возрастная адаптационная изменчивость. Характер адаптации к профессиональной деятельности учителя в значительной степени зависит от возраста. По данным Н. А. Литвиновой, анализ корреляционных плеяд у преподавателей общеобразовательных школ разных возрастно-стажевых групп дает возможность выявить роль различных факторов в изменении функционального состояния:
1) у молодых педагогов (до 30 лет) ядро корреляционной плеяды содержит конституционально-типологические и социальные параметры и резко увеличивается количество связей, свидетельствуя о влиянии социальных факторов на скорость затраты функциональных резервов;
2) у более зрелых преподавателей (от 30 до 40 лет) корреляционная плеяда распадается на отдельные блоки, ядро составляет группа параметров нейродинамики, что свидетельствует о выраженном напряжении в нервно-эмоциональной сфере;
3) у учителей старше 45 лет отмечается полное рассогласование между физиологическими и психологическими показателями, что указывает на невозможность эффективно выполнять профессиональную деятельность.
Исследования функционального состояния организма учителей разных возрастных групп показали, что чрезмерное напряжение и срыв адаптационных механизмов могут привести к возникновению пограничных нервно-психических и психосоматических расстройств, особенно в возрасте после 50 лет. Наиболее распространены функциональные нарушения нервной системы, которые проявляются в виде нейро-циркуляторной дистонии, неврастенического синдрома, развития тревожно-депрессивных состояний и т. п.
Профессиональная дезадаптация. Одним из показателей профессиональной дезадаптации учителей является синдром «эмоционального выгорания». Благоприятным фоном для его развития является выраженный художественный тип восприятия окружающего мира, повышенная эмоциональность преподавателей. Этот синдром включает в себя целый ряд психологических, психосоматических и поведенческих отклонений. К основным его симптомам можно отнести:
1) эмоциональное самоограничение;
2) формирование специфических чувств, установок, мотивов, ожиданий;
3) негативный индивидуальный опыт на основе психологического стресса и развития дисфункций организма.
Существенную роль в проявлении этого синдрома отводят личностным (индивидуально-типологические черты характера) и социальным факторам. В исследованиях, проведенных в Италии и Франции, проверялась гипотеза, что синдром «выгорания» учителей частично определяется культурным контекстом выполнения профессиональной роли. Две репрезентативные выборки учителей из Италии (229) и Франции (217) заполняли опросник «выгорания», выделяющий три компонента этого синдрома. В итальянской выборке отмечались более высокие показатели эмоционального изнурения и неудовлетворенности личными достижениями, во французской – деперсонализации. При этом у мужчин был отмечен более высокий показатель деперсонализации по сравнению с женщинами.
Профессиональная патология. Анализ состояния здоровья показал, что ведущими у учителей являются болезни органов дыхания, кровообращения и опорно-двигательного аппарата, на долю которых приходится 71,8 % всех случаев и 56,8 % всех дней нетрудоспособности. Среди заболеваний органов дыхания преобладают острые воспалительные процессы. Патологии сердечно-сосудистой системы чаще всего проявляются гипертонической болезнью и ишемической болезнью сердца. Заболевания костно-мышечной системы представлены в основном остеохондрозом, люмбаго, пояснично-крестцовым радикулитом. Болезни органов пищеварения составляют 6,3 % от всех случаев и 7,6 % от дней нетрудоспособности. Среди них наиболее часты хронические холециститы и холецистопанкреатиты. Заболевания нервной системы и органов чувств занимают пятое место в структуре заболеваемости, при этом в процентном отношении наиболее распространены лептоменингиты.
Исследование случаев профессиональной патологии с учетом возрастно-полового фактора показало, что у женщин заболеваемость значительно выше, чем у мужчин, по показателю случаев нетрудоспособности и несколько превышает ее по числу дней. Наиболее высокие показатели наблюдаются в группах предпенсионного возраста. Самая низкая заболеваемость отмечена среди молодых педагогов – в возрастной группе 20–29 лет.
Для коррекции функционального состояния организма у учителей и обеспечения эффективности профессиональной деятельности предлагают комплекс соответствующих мероприятий. Сюда можно отнести создание благоприятного психологического климата в рабочих коллективах, развитие положительных эмоций, разумное сочетание труда и отдыха, применение физических нагрузок, использование аутогенных тренировок, психотренинга и т. п. С целью профилактики заболеваний у преподавателей необходимо разработать и реализовать ряд социальных, медико-биологических, психологических и физиолого-гигиенических мер. 4.9.2. Адаптация к профессиональной деятельности врача
«Сапожник без сапог» – эта пословица как нельзя более подходит к специальности врача. Медицинская профессия является едва ли не самой опасной для здоровья и жизни из всех «интеллигентных» профессий. Еще в начале XX века при Институте мозга, основателем которого был В. М. Бехтерев, в лаборатории физиологии труда велись исследования влияния профессиональной деятельности на организм врачей. Имевшаяся в то время статистика указывала на относительно высокую смертность среди медицинских работников. И так было всегда.
Врач – одна из самых древних профессий. Она существует столько, сколько существует человек. И будет существовать. Чтобы понять, что движет людьми при выборе такой профессии, надо познать внутренний мир человека, призвание которого – спасать и исцелять других людей. И здесь среди мотивов на первом месте, пожалуй, стоит потребность в профессиональной самореализации, основанной, как сказали бы раньше, на милосердии. Мировоззрение врача – это индивидуально выбранное видение мира, самоочевидное в своей истине, с ориентацией на высшие духовные ценности.
Какими личностными качествами должен обладать врач? На этот вопрос однозначно ответить нельзя, во многом они зависят от профиля. Чаще других называют следующие качества: высокая мотивация, интерес к работе, профессиональная грамотность и компетентность, развитая профессиональная интуиция, коммуникабельность (умение быть «дипломатом», способность доказывать, объяснять, убеждать), хорошая память, умение работать с документацией и т. п. В определенной степени этими качествами должен обладать любой врач, но их востребованность может изменяться в зависимости от специализации, места, условий работы. Так, врачи, принявшие решение о добровольном участии в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, наряду с высокой степенью профессиональной подготовки должны предусмотреть свою способность работать в условиях значительных физических и психических перегрузок. Требуется их готовность к работе в неприспособленных условиях, с ранее незнакомым оборудованием, медикаментозными средствами, непривычным контингентом пациентов, способность к быстрому принятию решений.
Неблагоприятные профессиональные факторы. По роду своей деятельности медики могут подвергаться воздействию различных неблагоприятных факторов, таких как стресс-факторы, условия, заставляющие принимать вынужденную рабочую позу, повышенная нагрузка на анализаторные системы, вредные химические вещества и канцерогены, биологические агенты, ионизирующие и неионизирующие излучения, шум, вибрации и т. п.
Особенностью работы многих категорий сотрудников медицинских учреждений является воздействие на них комплекса вредных производственных факторов различной природы.
Общим отрицательным фактором для медицинских работников является загрязнение воздуха рабочих помещений аэрозолями лекарственных веществ, дезинфицирующих и наркотических средств.
Постоянно существует угроза заражения инфекционными заболеваниями. Сотрудники медицинских учреждений наиболее подвержены заражению туберкулезом, вирусным гепатитом и ВИЧ-инфекцией.
С распространением диагностической и лечебной аппаратуры увеличилось пагубное влияние на организм медицинских работников различных видов излучений. Наибольшую роль играют ионизирующее и неионизирующее излучения. Большое внимание уделяется изучению воздействия высоких, ультравысоких, сверхвысоких (СВЧ) частот электромагнитных волн. Патология, вызываемая СВЧ-излучением, даже включена в список профессиональных заболеваний.
Следующим неблагоприятным фактором работы медиков является повышенная нагрузка на определенные органы и системы организма: анализаторы, ЦНС, опорно-двигательный аппарат и др.
Приведенные выше неблагоприятные факторы можно условно разделить на пять основных групп.
1. Физические факторы. К ним относятся вибрации, шум, различные виды излучений, неблагоприятные метеоусловия. Наиболее патогенными, как уже говорилось выше, являются виды ионизирующего и неионизирующего излучений: радиация, ультразвук, лазерное излучение, СВЧ-излучение.
2. Химические факторы. Некоторые профессиональные группы медицинских работников (хирурги, анестезиологи, стоматологи и др.) в процессе трудовой деятельности подвергаются воздействию разнообразных химических веществ, которые могут вызывать даже при незначительных концентрациях патологические эффекты.
3. Факторы физических перегрузок и перенапряжения отдельных органов и систем. При постоянном пребывании в вынужденной рабочей позе у врачей многих специальностей развивается утомление. Возникают стойкие изменения не только в опорно-двигательном аппарате, но и в нервной и сердечно-сосудистой системах. Они могут приводить к возникновению радикулопатии, варикозного расширения вен нижних конечностей, заболеваний позвоночника.
4. Биологические факторы. Актуальными в этом плане для медработников являются инфекционные и паразитарные возбудители болезней, таких как туберкулез, гепатит, грипп, в том числе детских инфекционных заболеваний (корь, дифтерия и т. д.).
5. Психологические факторы. Эти факторы наиболее трудно поддаются количественному и качественному анализу и часто являются пусковым механизмом физиологических изменений. Длительное психологическое напряжение, проецирование врачом проблем пациента на себя приводят к хроническому переутомлению, развитию стрессовых состояний.
Адаптация к упомянутым факторам начинается еще в высшей медицинской школе, учебный процесс которой должен быть построен с учетом профессиональной специфики. При отсутствии у некоторых студентов медицинских вузов необходимых психологических качеств, физиологических особенностей, при недостаточной подготовке организма, длительном воздействии неблагоприятных факторов возможен срыв механизмов адаптации с последующим развитием патологических состояний и предрасположенности к профессиональным заболеваниям.
Категории тяжести труда. В настоящее время разработана шкала категорийности в соответствии с показателями тяжести труда, по которой все врачебные специальности отнесены к четырем основным категориям (от 5-й до 2-й).
• Наивысшая (5-я) категория тяжести труда: специальности хирурга, анестезиолога, реаниматолога, врача «скорой помощи», эндоскописта, рентгенолога, патологоанатома, судебно-медицинского эксперта.
• 4-я категория – участковые врачи, стоматологи, врачи терапевтического профиля, работающие в стационаре, дерматовенерологи, отоларингологи, акушеры-гинекологи, бактериологи, врачи функциональной диагностики.
• 3-я категория – врачи поликлиник, врачи-лаборанты, эпидемиологи, гигиенисты, физиотерапевты.
• 2-я категория – статистики и валеологи.
В каждой из перечисленных категорий врачей значение различных факторов меняется. Так, анестезиологи и хирурги в операционной находятся под воздействием химических средств для наркоза и антибактериальных препаратов. По данным некоторых авторов, концентрация фторотана в зоне дыхания анестезиолога превышает допустимую в 13 раз, анестезиста – в 9 раз, хирурга – в 5 раз; этилового спирта в зоне дыхания анестезиолога достигает 0,75 предельно допустимой концентрации, анестезиста – 0,86, хирурга – 1,3. Это может приводить к диффузным поражениям печеночной паренхимы, нарушениям обмена веществ. Газообразные средства для наркоза, а также ионизирующая радиация являются факторами риска нарушения репродуктивной функции у медиков, работающих в операционной.
Профессия хирурга связана со значительными нервно-психическими и эмоциональными перегрузками. Хроническое воздействие стрессогенных факторов, их интенсивность, особенно во время операций, являются предпосылкой возникновения ранних изменений в сердечно-сосудистой системе. При этом большой удельный вес составляют скрытые, транзиторные ишемические изменения в миокарде. Непрерывная суточная регистрация ЭКГ позволила выявить появление переходных расстройств в реполяризации миокарда и некоторые нарушения в его хронотропности, особенно во время и непосредственно после хирургических вмешательств. Это дает основание заключить, что труд хирургов сопровождается значительным напряжением регуляторных и адаптационных механизмов сердечно-сосудистой системы. Были выявлены следующие источники стресса, связанные с профессиональной деятельностью хирургов: тяжесть заболевания у пациента, условия работы, межличностные отношения на работе, рабочие перегрузки, дети, условия жизни, взаимоотношения в семье. Первые три из перечисленных источников признаны наиболее значимыми. При изучении связанного с работой физического и психического стресса у хирургов различной специализации (онкологов, хирургов общего профиля) был выявлен примерно одинаковый уровень стресса и примерно одинаковые соматические жалобы. При этом врачи-онкологи чаще испытывали ощущения эмоциональной вовлеченности и неуверенности в себе, однако реже испытывали стресс, связанный с оценкой своего труда, чем врачи-хирурги другого профиля.
У стоматологов нередко наблюдаются симптомы нарушений опорно-двигательного аппарата, такие как «синдром запястья». Это связано с нахождением в неудобной позе, воздействием статической нагрузки на руку во время работы, ненормированным приемом больных, недостаточными перерывами на отдых. Кроме того, от воздействия высокочастотных вибраций у женского зубоврачебного персонала развивается невропатия (ухудшение вибротактильной чувствительности, силы, двигательной работоспособности). Шум и вибрации при длительном воздействии, даже на уровне предельно допустимых параметров, приводят к поражению рецепторов в улитке.
Действию ионизирующего излучения более других подвержены те, кто обслуживает рентгенологические кабинеты, радиологические лаборатории, а также некоторые категории хирургов – рентгено-хирургические бригады. Биологическое действие ионизирующего излучения наиболее явно проявляется в активно пролиферирующих тканях (лимфатической, кроветворной и др.). Оно является потенциально причинным фактором развития таких профессиональных заболеваний, как лучевая болезнь, местные лучевые поражения, новообразования, опухоли кожи, лейкозы. На риск развития профессиональных заболеваний оказывает влияние избирательное поражение тем или иным канцерогеном так называемых органов-мишеней (например, кожа у рентгенологов). Здесь сказывается и длительность воздействия канцерогена.
Наряду с факторами, которые действуют на врачей лишь определенных специализаций, имеются такие, степень влияния которых изменяется незначительно в разных категориях. Это относится к различного рода инфекционным воздействиям. По частоте выявляемости на первом месте находятся вирусные инфекции. Второе место прочно занимает туберкулез. Заражение туберкулезом медицинских работников возможно как в противотуберкулезных учреждениях (диспансерах, больницах, санаториях), так и в учреждениях общемедицинского профиля – отделениях торакальной хирургии, патологоанатомических и судебно-медицинских лабораториях, т. е. там, где возможен контакт с туберкулезными больными – бацилловыделителями или зараженным материалом.
Особое место среди неблагоприятных факторов в медицине занимают аллергены. Известно, что около 30 % врачей стационаров сенсибилизированы к основным группам лекарственных препаратов (антибактериальные, противовоспалительные, местные анестетики). Кроме лекарственных средств, являющихся полноценными аллергенами, иммунопатологические процессы могут вызывать химические реагенты, используемые в лабораторной практике: вещества для наркоза, дезинфекции, моющие средства, биологические препараты (ферменты, вакцины, сыворотки, препараты крови).
Синдром «выгорания». Значительные психоэмоциональные нагрузки могут привести к появлению у врачей всех профилей синдрома «выгорания». Данный синдром довольно хорошо известен и исследуется в зарубежной психологии. Согласно современным данным, под синдромом «выгорания» понимается состояние физического, эмоционального и умственного истощения, проявляющегося у представителей профессий социальной сферы. При исследовании синдрома были выявлены две группы факторов, влияющих на адаптационные возможности:
– индивидуальные характеристики – возраст, пол, уровень образования, семейное положение, стаж работы, личностные особенности, выносливость, локус контроля, самооценка, тревожность, экстраверсии;
– особенности профессиональной деятельности – условия работы, рабочие перегрузки, дефицит времени, продолжительность рабочего дня, содержание труда, число пациентов, острота их проблем, глубина контакта с пациентами, самостоятельность в своей работе, обратная связь.
Сравнение параметров синдрома «выгорания» у работников психиатрических учреждений России (Санкт-Петербург), США и Швеции подтвердило наличие транскультуральных различий в проявлении этого синдрома, его корреляцию с высоким показателем по шкале «Негативное отношение к пациентам» и низкой оценкой семьи как важного ресурса лечебного процесса.
С помощью опросников оценивались способы преодоления типичной стрессовой ситуации на работе, выраженность «выгорания», а также возможности изменить стрессовую ситуацию. Из стратегии преодоления наиболее часто встречалось решение проблемы по определенному плану. В целом данные показали, что необходимо не только изучение частоты применения различных стратегий преодоления, но и учет результата преодолевающего поведения. Одним из способов предупреждения синдрома «выгорания» являются аутогностические занятия, предназначенные для развития у медицинского персонала способности к преодолению контрперенесения, возникающего в процессе лечения пациентов. Показано, что по окончании цикла занятий у участников возрастает уровень самосознания, а качество их работы с больными улучшается.
Одной из особенностей профессиональной деятельности врачей является работа посменно (суточные и ночные дежурства), которая несет дополнительную психоэмоциональную и физическую нагрузку, значительно истощая адаптационные возможности организма. В результате появляются отклонения в функционировании нервной, сердечно-сосудистой систем, пищеварительного тракта. Уже с первых лет работы могут появиться жалобы на утомляемость, раздражительность, нарушения сна. При сравнении изменений ритмов артериального давления у дежурных врачей по сравнению с врачами, работающими днем, зафиксировано достоверное суточное повышение артериального давления в день дежурства. Дополнительную нагрузку оказывает работа на полторы-две ставки вследствие относительно низкой оплаты труда врачей.
Профессиональное здоровье – это свойство организма человека сохранять требуемые психофизиологические качества, обеспечивающие высокую работоспособность во всех условиях профессиональной деятельности и восстанавливать утраченные функциональные резервы в заданном лимите времени существующего режима труда и отдыха.
Статистика профзаболеваний. Достоверной статистики по профессиональным заболеваниям в нашей стране не существует. По данным разных источников, выявляемость профзаболеваний не превышает 10 % от их общего числа. Что касается врачей, они, как правило, занимаются самолечением или получают медицинскую помощь по месту работы, в результате чего статистические данные об их заболеваемости оказываются заведомо ниже истинных.
Наиболее неблагоприятные показатели здоровья среди медицинских работников имеют врачи. Так, по данным литературы, заболеваемость врачей значительно выше, чем у работников других отраслей народного хозяйства, в том числе и у медицинских работников в целом.
В структуре профессиональных заболеваний у медиков первое место стабильно занимают инфекционные заболевания (от 75,0 % до 83,8 %, в среднем – 80,2 %), второе – аллергические заболевания (от 6,5 до 18,8 %, в среднем – 12,3 %), на третьем месте находятся интоксикации и заболевания опорно-двигательного аппарата.
В последние десятилетия показатели состояния здоровья и продолжительности жизни медицинских работников отодвинулись от среднестатистических в неблагоприятную сторону. Вышеперечисленные факторы в совокупности определяют значительно меньшую продолжительность жизни врачей по сравнению с пациентами, сокращая ее на 10–20 лет. Все это ставит на повестку дня проблему разработки разносторонних мер по улучшению условий труда и быта данной категории специалистов. 4.9.3. Адаптация к профессиональной деятельности предпринимателя
В современном российском обществе активно формируется новая социальная группа, определяемая в общественном сознании такими терминами, как «деловые люди», «бизнесмены», «предприниматели».
Профессиональная деятельность представителей этой группы оказывает все большее влияние на экономическую и политическую жизнь страны. Однако сами российские предприниматели лишь начинают изучаться в отечественной социологии, психологии и других науках. Объектом же серьезного анализа общественных наук они пока не стали. До сих пор отсутствует четкое определение отличительных социальных и экономических признаков этой группы, не говоря уже об анализе социально-психологических и физиологических особенностей ее типичных представителей.
В идеале это деловые, энергичные, независимые, интеллектуально развитые, не боящиеся трудностей личности, которым свойственна стрессоустойчивость, компетентность в делах, стойкость в достижении цели, желание довести начатое дело до конца, добиться успехов в бизнесе, высокий уровень притязаний и т. д. Для данной профессии характерны ускоренный темп жизни, огромное количество необходимой для дела информации, большая личная ответственность. Факторами риска при этом являются информационные перегрузки при лимите времени, высокая эмоциональная напряженность, стрессы на фоне сниженной двигательной активности и т. д.
Анализ литературы свидетельствует о том, что подобная категория лиц исследовалась преимущественно западными психологами на предмет их личностных качеств в связи с профессиональным отбором. В западной науке изучение психологии предпринимательства выделилось в самостоятельное направление, получившее название экономической психологии. Интенсивно проводятся исследования мотивации выбора этой деятельности, индивидуально-психологических особенностей успешного предпринимателя, риска, роли успеха и неудачи. Эти и другие проблемы актуальны и для российских предпринимателей.
Проблема деловых и личностных качеств, составляющих психологический портрет успешных российских бизнесменов, мотивация бизнеса и т. д. в настоящее время стали объектом внимания российских и зарубежных специалистов. Данных же о физиологических или психофизиологических реакциях при адаптации к профессиональной деятельности бизнесмена как в отечественной, так и в зарубежной литературе крайне мало. Из них можно почерпнуть следующее.
Предприниматели занимаются в основном умственным трудом, к которому относится деятельность, связанная с приемом и переработкой информации и требующая преимущественного напряжения сенсорного аппарата, внимания, памяти, активации процессов мышления, эмоциональной сферы. Наиболее эмоционально напряженным считается труд руководителей.
Специалист, реализующий себя в сфере бизнеса, для успешной профессиональной деятельности должен обладать следующими качествами:
– подвижным уравновешенным типом нервной системы;
– нормальной самооценкой;
– устойчивостью к профессиональным стрессам;
– уверенностью в себе;
– высокой быстротой реакции;
– коммуникабельностью;
– умением эффективно действовать в сложных ситуациях;
– гипертимностью (высоким жизненным тонусом).
Типичный портрет успешного предпринимателя, по мнению североамериканских исследователей, включает такие личностные свойства, как реалистическая оценка при выборе альтернатив, критичность в представлении о своих возможностях и одновременно высокий уровень притязаний, готовность идти на смелый и вместе с тем разумный риск, преодолевать узкоконъюнктурные оценки и хорошо прогнозировать развитие событий. Предприниматели стремятся к высокому уровню профессионализма, широкой эрудиции, творческому мышлению, инновационным подходам в своей деятельности.
В одном из исследований, проведенном российской социологической службой «Мониторинг», изучался образ российского предпринимателя в собственных оценках. Опрос проводился в два этапа. Социологи просили людей, занятых бизнесом, указать качества, необходимые для успешного ведения собственного дела, а также благоприятные для деловых контактов. На основе анализа этих качеств удалось выделить 12 параметров, условно поделенных на три группы: деловитость, общительность, благотворительность. Результаты показали, что преуспевающему предпринимателю сопутствуют такие качества (в баллах), как компетентность (6,2), обаяние (6,2), реализм (6,2), обстоятельность (5,9). В самооценке эксперты больше придавали значение следующим качествам: порядочность (6,3), обязательность (6,1), компетентность (5,8), немеркантильность (5,8).
Характеристики, свойственные успешным предпринимателям, были получены и при изучении факторов риска и других личностных свойств у российских брокеров. Среди них можно отметить устойчивость при давлении авторитетов, независимость, стремление полагаться только на самих себя, подчиненность поведения внутренним ориентирам.
Дальнейшие отечественные исследования показали, что наибольший количественный индекс среди 15 характеристик мотивационных тенденций в группе предпринимателей приходится на выносливость или стойкость в достижении цели. Именно по этому показателю предприниматели значительно отличались от группы военнослужащих. Перевес среди других мотивационных тенденций получили желание и умение доводить до конца начатое дело и стремление к познанию себя, готовность брать на себя функции лидера и оказывать давление на других людей, т. е. доминирование.
Современный предприниматель стремится к максимальному использованию возможностей собственного личностного роста и созданию условий для развития своих сотрудников, переориентируется с показателей внешнего достижения на показатели внутренних достижений, в том числе развития личности.
По сведениям немецких авторов, в оценке личностной значимости ценностей предпринимательской деятельности такие мотивы, как «деньги: и «материальные приобретения», как конечная цель, в среднегрупповых данных занимают места ниже пятого. Больше всего в своей работе предприниматели ценят возможность обмена мнениями с коллегами и совместную работу, а также совместную разработку процедур принятия решений. Уровень профессионализма прямо связывается с возможностями самоактуализации и отыскания новых аспектов в своей работе, возможностью испытывать от нее удовольствие.
Эти особенности, характерные для немецких предпринимателей, отличаются от привычного культурологического портрета профессионала в американском бизнесе, где люди выбирают не работу, а деньги, которые платят за эту работу.
Исследования российских психологов и социологов дают достаточно противоречивую картину, свидетельствующую о неоднозначности приоритетов. Так, по данным первых эмпирических исследований, проведенных с участием российских предпринимателей, были получены такие личностные и мотивационные характеристики, как сравнительно низкий уровень мотивации достижения, низкие показатели рациональности при высокой личностной склонности к риску.
По другим источникам, российские бизнесмены при обследовании не демонстрируют высокой ценности материальных факторов в общей системе трудовой мотивации. Однако им присущ высокий уровень мотивации достижения.
Расхождения, полученные в исследованиях различных авторов об уровне мотивации достижений, свидетельствуют, с одной стороны, о неоднородности групп предпринимателей, которые различаются по своим психологическим особенностям в зависимости от возраста, времени прихода в бизнес, размеров собственного бизнеса и других факторов, а с другой – о целесообразности продолжения изучения российского предпринимательства с целью углубления анализа этих новых субъектов российского общества.
В 1997–1998 годах в России были проведены исследования с использованием специально разработанной шкалы личностных качеств. Она включала в себя 25 суждений об умениях, которыми располагают респонденты для ведения своего бизнеса. Было предложено по 10-балльной шкале оценить степень присутствия этих качеств в характере и в деловых стратегиях предпринимателей в мужском и женском вариантах. Затем баллы получали рейтинговую оценку в общем ряду, рейтинговые оценки суммировались и делились на число респондентов. В результате получалась средняя рейтинговая оценка по каждому из качеств отдельно для мужчин и для женщин. Обследование было проведено в шести регионах России, включая Москву. Всего в нем приняло участие 75 предпринимателей – 30 мужчин и 45 женщин. Результаты, полученные в ходе исследования, во многом носили парадоксальный характер и еще раз подтвердили тезис о «непохожести» российских бизнесменов на своих коллег по бизнесу на Западе.
Как показало исследование самооценок деловых и личностных качеств, существуют серьезные отличия между мужчинами и женщинами в восприятии тех умений, с помощью которых они действуют и достигают успехов в бизнесе (табл. 4.4). Обращает на себя внимание, что женщины в своих стратегиях более ориентированы на качества «компромисса», «уверенности» при высоком влиянии качеств «пластичности» на фоне «доминирования». Мужчины склонны лидировать, опираясь на умение доминировать, действовать при угрозе риска, больше ориентированы на «демонстративные качества». Анализ полученных данных позволяет говорить о существенных различиях в «психологических профилях» успешных в бизнесе мужчин и женщин-предпринимателей. Женщины по сравнению с мужчинами, как показывает это исследование, в своих оценках более «рациональны», «гибки», «компромиссны», умеют «жить сегодняшним днем». Их отличает уверенность в своем умении действовать в ситуации конфликта и угрозы риска. Женщины оценивают свои возможности действовать адекватно в ситуации риска довольно высоко и склонны выводить это качество на одно из первых мест. Одновременно результаты исследования позволяют предположить, что лидерские качества имеют общую природу и не зависят от половых различий. Пять из первых девяти качеств лидеров присутствуют у представителей той и другой групп одновременно. Поэтому вряд ли правомерно рассуждать о психологических преимуществах мужчин, по сравнению с женщинами, как лидеров. Может быть, именно потому, что они пользуются разными стратегиями достижения успеха и формируют хотя и не совпадающий полностью, но соизмеримый потенциал личностных и деловых качеств независимо от пола.

Таблица 4.4. Личностные предпосылки успешности деятельности (сравнительные индексы рейтинга качеств у предпринимателей: мужчин (30 человек) и женщин (45 человек) (по: А. Е. Чирикова и др., 1999)

• Основные адаптогенные факторы профессиональной деятельности лиц, работающих в сфере бизнеса:
– высокая интенсивность профессиональной нагрузки;
– большой объем информации, сложной для переработки (повышенная нагрузка на зрительные и слуховые анализаторы, напряжение внимания и памяти);
– необходимость быстрого реагирования в условиях дефицита времени;
– воздействие стресс-факторов;
– гиподинамия.
Значительная умственная нагрузка, которая сопутствует профессиональной деятельности делового человека, обычно оказывает угнетающее воздействие на психическую сферу организма. При этом количественные и качественные показатели работоспособности падают, снижается лабильность зрительного анализатора, особенно при работе с компьютером. Обнаруживается ухудшение функций внимания (объем, концентрация, переключение), памяти, восприятия, что проявляется большим числом ошибок. Увеличивается время реакции на простые и особенно сложные сенсомоторные реакции. Для объективной характеристики имеет значение и вегетативный компонент.
К этому надо прибавить, что режим жизни бизнесменов не обеспечивает полного восстановления сил в нерабочие часы. Они зачастую работают сутками, практически без отдыха, годами не бывают в отпусках. При этом сбивается биологический ритм, картина усугубляется десинхронозом. Может развиться бесплодие.
Для каждого рода деятельности необходим определенный оптимум эмоционального напряжения, при котором реакции организма оказываются наиболее совершенными и эффективными. Основной причиной повышения нервно-эмоционального напряжения является высокая нагрузка на афферентные, центральные или эфферентные звенья системы, осуществляющей трудовую деятельность. Степень активации в определенных системах в основном обусловливается возбуждением лимбико-ретикулярных структур, а также вегетативной сферы, что проявляется в изменении эмоционального фона, эндокринных функций, сердечной деятельности, биохимического состава крови и др.
Нейрогуморальные сдвиги в организме оказывают выраженное неблагоприятное влияние на сердечно-сосудистую систему. О тесной связи изменений гемодинамики с эмоциональными проявлениями известно очень давно. При значительном нервно-эмоциональном напряжении имеют место учащение пульса, увеличение систолического и минутного объема сердца, повышение артериального давления. Именно такие реакции были зарегистрированы у бизнесменов в условиях стресса при внезапном кризисе на бирже.
Взаимосвязь эмоциональной напряженности с индивидуально-психическими особенностями у менеджеров и руководителей среднего звена изучали с помощью инструментальной психофизиологической методики, где данные электрокожного сопротивления служили ориентирами достижения состояния релаксации. Обследованные после переговоров с клиентами менеджеры активных продаж по степени эмоциональной напряженности и успешности релаксации были поделены на две группы: с высокой способностью к релаксации и умеренной исходной эмоциональной напряженностью и с меньшей способностью к релаксации и большой нервно-психической эмоциональной напряженностью. Для последних, в случаях высокой мотивации деятельности, необходимо использование методов психофизиологической коррекции.
Распространение «сидячих» профессий, к которым относится и профессия предпринимателя, привело к значительному снижению двигательной активности. При этом в мышцах снижается кровоток, уменьшается обмен веществ. Появляются признаки детренированности организма, которые отрицательно сказываются на здоровье. «Сидячая работа», передвижение на машине (недостаток движения), курение – все это способствует развитию многих заболеваний, особенно сердечно-сосудистых. Наиболее неблагоприятным в этом отношении является сочетание низкого уровня двигательной активности и хронического стресса, вызванного отрицательными эмоциями.
Функциональное состояние организма у бизнесменов, индивидуальные физиологические механизмы поддержания работоспособности, развитие утомления, физическая стоимость деятельности, эмоциональные и экстремальные состояния и успешность адаптации должны рассматриваться в тесной связи с возрастом. У более пожилых людей в ходе работы раньше развивается утомление. Типичным признаком ранних форм утомления является снижение работоспособности. Результаты исследований показали, что при утомлении, особенно у лиц старше 40 лет, в первую очередь нарушается зависимость между отдельными показателями систем организма. Усиливается корреляционная зависимость между функциями сердечно-сосудистой системы и высшей нервной деятельности. Ослабевает или даже совсем исчезает взаимосвязь между различными показателями сердечно-сосудистой системы. Нарушение исходного взаимоотношения показателей сердечно-сосудистой системы в динамике рабочего дня следует рассматривать как качественно иной уровень функционирования физиологических систем организма и как один из первых признаков утомления. Результаты исследований свидетельствуют о том, что уровень регуляции сердечно-сосудистой системы должен учитываться при суждении о работоспособности и ее изменениях под влиянием производственного утомления. При этом функционирование аппарата гемодинамики тем напряженнее, чем старше возраст работающих. Прямая зависимость роста сердечно-сосудистой патологии с увеличением стажа работы в условиях нервно-эмоциональных нагрузок является результатом этого напряжения. Установлена прямая зависимость повышения артериального давления от утомления. В качестве критериев функционального изменения состояния сердечно-сосудистой системы в динамике рабочего дня должны быть использованы коэффициенты корреляции между отдельными показателями этой системы.
Срыв механизмов адаптации у бизнесменов и развитие патологии у них в первую очередь затрагивают сердечно-сосудистую систему. По сравнению с другими видами профессиональной деятельности у предпринимателей в более молодом возрасте и у сравнительно большего контингента лиц встречается инфаркт миокарда и инсульт.
Для коррекции функционального состояния, оптимизации процессов адаптации и профилактики профзаболеваний у специалистов, работающих в сфере бизнеса, необходимо разработать ряд мер.
На Западе эта проблема решается следующим образом. Крупные компании, которые заботятся о сотрудниках, оборудуют в своих зданиях тренажерные залы, теннисные корты. У них есть специальные комнаты психологической разгрузки. Психологи-практики работают с каждым сотрудником индивидуально. Проводят и групповые занятия по психотренингу.
Что касается формирования культуры здорового образа жизни у нас в стране, то в последние годы повсеместно открываются оздоровительные фитнес-центры. Появились и частные психологи, которые занимаются с бизнесменами психотренингом. Однако этот процесс пока находится в стадии становления. 4.9.4. Адаптация к операторской деятельности
К операторскому труду относят группу профессий, связанных с управлением машинами, оборудованием, технологическими процессами. Операторский труд отличается следующими особенностями:
1) превалирование в трудовых действиях функций управления какими-либо системами;
2) значительные информационные потоки в виде простых или сложных сигналов;
3) нервно-эмоциональное напряжение.
Эти особенности можно считать основными факторами, которые влекут за собой адаптивные изменения в разных системах органов.
Приспособление к информационным нагрузкам, особенно интенсивным и длительным, связывают с изменением регуляции биоритмологических процессов в ЦНС, что нередко проявляется в нарушениях структуры ночного сна. Многолетние интенсивные информационные нагрузки приводят к усилению активности синхронизирующих систем мозга, в такой степени перестраивающих функционирование таламо-кортикальной регуляции, что это вызывает изменение циркадианной регуляции в целом. Это влечет за собой и вегетативные изменения: рост функционального напряжения сердечно-сосудистой системы, гипертензивную реакцию организма (при экстремальном уровне нагрузки), повышение симпатического тонуса вегетативной нервной системы, переход на сосудистый тип регуляции гемодинамики.
В некоторых случаях неадекватные изменения в вегетативной сфере у операторов (повышение частоты сердечных сокращений в начале рабочего дня), приводящие к ухудшению самочувствия, свидетельствуют о недостаточности для адаптации к условиям операторского труда уровня функциональной организации ЦНС. Продолжение выполнения операторской работы такими лицами может привести не только к соматическим, но и к психическим расстройствам (астенический синдром и т. п.). Поэтому особую роль приобретает отбор и подготовка кадров как для операторских, так и для других профессий. Решить эти задачи призвана система профессионального отбора.
Эффекты работы с компьютером. Разновидностью операторского труда, получившей в последние годы широкое распространение, является работа с персональным компьютером. Человек, работающий за компьютером, подвергается комплексу факторов. К ним относятся различные виды излучений, изображения на экране монитора, акустические шумы, включая ультразвук, условия труда на рабочем месте.
Монитор компьютера является источником слабых электромагнитных излучений в низкочастотном, сверхнизкочастотном и высокочастотном диапазонах (2 Гц – 400 кГц), рентгеновского излучения, ультрафиолетового излучения, инфракрасного излучения, излучения видимого диапазона.
Биологический эффект электромагнитных полей зависит от диапазона частот, интенсивности и продолжительности экспозиции, характера излучения (непрерывное, модулированное), режима облучения (постоянное, апериодическое, интермиттирующее).
Исследователи установили, что излучение низкой частоты в первую очередь негативно влияет на центральную нервную систему, вызывая головные боли, головокружение, тошноту, депрессию, бессонницу, отсутствие аппетита, возникновение синдрома стресса. Причем нервная система реагирует даже на короткие по продолжительности воздействия относительно слабых полей: изменяется гормональное состояние организма, нарушаются биотоки мозга. Особенно страдают от этого процессы обучения и запоминания.
Низкочастотное электромагнитное поле является причиной кожных заболеваний, болезней сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта. Оно воздействует на белые кровяные тельца, может привести к возникновению опухолей, в том числе и злокачественных.
Особое внимание исследователи уделяют влиянию электромагнитных полей на женщин в период беременности. Статистика свидетельствует, что работа за компьютером нарушает нормальное течение беременности, повышает вероятность выкидыша и часто является причиной появления на свет детей с врожденными пороками.
Электростатическое поле большой напряженности способно изменять и прерывать клеточное развитие, вызывать катаракту.
Деятельность оператора предполагает визуальное восприятие отображенной на экране монитора информации. При этом значительной нагрузке подвергается зрительный аппарат. Факторами, наиболее сильно влияющими на зрение, являются несовершенство способов создания изображения на экране монитора, недостаточно строгое соблюдение принципов эргономики.
Изображение на экране дисплея состоит из светящихся точек. Чем крупнее эти точки, тем меньше времени человеческий глаз может смотреть на них без утомления и без вреда для себя. В современных компьютерах размер такой точки – не более 0,3 мм. В устаревших моделях, которые еще продолжают использовать, светящиеся точки гораздо крупнее, частота мельканий изображения на экране дисплея значительно меньше, и поэтому глаза испытывают большее напряжение. Все это приводит к тому, что человек за компьютером устает гораздо быстрее, чем за обычным письменным столом.
Наблюдается увеличение глазных заболеваний. Так, в 1992 году в США к врачам-офтальмологам с жалобами на ухудшение зрения обратились 10 млн человек, а спустя 4 года – уже 15 млн.
Затруднения зрительного восприятия можно объяснить следующими факторами:
– резким контрастом между яркостью экрана компьютера и освещенностью помещения (предпочтительным является средний контраст);
– недостаточной освещенностью рабочего места (наиболее оптимальная освещенность 400–600 Лк).
Как показали исследования, конвергенция глаз в зависимости от частоты мельканий экрана дисплея, точка конвергенции, смещается тем дальше, чем меньше частота мельканий. Наиболее оптимальное расстояние наблюдения – 50–80 см. Крупный шрифт читается лучше при одинаковых угловых размерах.
Контроль за экраном дисплея чередуется с просмотром и анализом информации на других рабочих поверхностях, имеющих различное удаление от глаз и различную степень освещенности, яркости и контрастности. Все это приводит к повышенной нагрузке на зрительный анализатор, на его аккомодационный и мышечный аппарат.
Среди всех функциональных нарушений со стороны органа зрения ведущими являются изменения сенсорного аппарата зрительного анализатора, особенно цветовоспринимающей его части.
Условия труда человека, работающего за компьютером, характеризуются необходимостью длительное время поддерживать неподвижную позу, напрягать зрение, интенсивно работать с клавиатурой. Через некоторое время после начала работы появляются головная боль, болезненные ощущения в области мышц лица и шеи, ноющие боли в позвоночнике, резь в глазах, слезоточивость, нарушение четкого видения, боли при движении рук. Степень болезненности ощущений пропорциональна времени работы.
Из-за длительного сидения в неподвижной позе у некоторых операторов персонального компьютера развивается мышечная слабость, происходит изменение формы позвоночника (синдром длительной статической нагрузки).
У работающих с отображенной на экране монитора информацией по 7 и более часов в день высока вероятность возникновения астенопии и воспаления глаз. Кроме того, выявлено, что среди профессиональных операторов повышена частота заболеваний глаукомой и катарактой.
Продолжительное пользование клавиатурой при работе за компьютером может стать причиной тяжелых профессиональных заболеваний рук. Комплекс этих болезней получил название травма повторяющихся нагрузок. Заболевания, связанные с травмами повторяющихся нагрузок, охватывают болезни нервов, мышц и сухожилий рук. Наиболее часто страдают кисть, запястье («туннельный синдром», «синдром программиста») и предплечье. Иногда болезнь затрагивает плечевую и шейную области.
Постоянные пользователи персональных компьютеров подвергаются психологическим нагрузкам. У них выявлен новый тип заболевания – синдром компьютерного стресса, который сопровождается головной болью, воспалением глаз, аллергией, раздражительностью, вялостью, депрессией.
Компьютеры могут вызвать зависимость, сходную с наркотической.
Разработчики новых поколений персональных компьютеров многое делают для устранения негативных факторов. Вместе с тем пользователям компьютеров необходимо познакомиться с комплексами оздоровительно-профилактических упражнений, предотвращающих или снижающих утомление. Один из таких комплексов представлен на рис. 4.3.

ФИЗКУЛЬТУРНАЯ МИНУТКА
Это самые простые и самые быстрые способы снятия утомления для самых ленивых или самых занятых.
1. Исходное положение (и. п.) – основная стойка (о. с.), на счет 1–2 встать на носки, руки вверх-наружу, потянуться вверх за руками. 3–4 – дугами в стороны руки вниз и расслабленно скрестить перед грудью, голову наклонить вперед. Повторить 6–8 раз. Темп быстрый.
2. И. п. – стойка ноги врозь, руки вперед. 1 – поворот туловища направо, мах левой рукой вправо, правой назад за спину. 2 – исходное положение, 3–4 – то же в другую сторону. Упражнения выполняются размашисто, динамично. Повторить 6–8 раз. Темп быстрый.
3. И. п. – согнуть правую ногу вперед и, обхватив голень руками, притянуть ногу у животу. 2 – приставить ногу, руки вверх-наружу. 3–4 – то же другой ногой. Повторить. Темп средний.

Рис. 4.3, а.

УПРАЖНЕНИЯ ДЛЯ ГЛАЗ
Делать их надо сидя или стоя, отвернувшись от экрана при ритмичном движении глаз.
1. Закрыть глаза, не напрягая глазные мышцы, на счет 1–4 широко раскрыть глаза и посмотреть вдаль на счет 1–6. Повторить 4–5 раз.
2. Посмотреть на кончик носа на счет 1–4, а потом перевести взгляд вдаль на счет 1–6. Повторить 4–5 раз.
3. Не поворачивая головы (голова прямо), делать медленно круговые движения глазами вверх-вправо и в обратную сторону: вверх-влево-вниз-вправо. Затем посмотреть вдаль на счет 1–6. Повторить 4–5 раз.
4. При неподвижной голове перевести взор с фиксацией его на счет 1–4 вверх; на счет 1–6 прямо; после чего аналогичным образом вниз-прямо, вправо-прямо, влево-прямо. Проделать движение по диагонали и в одну, и в другую сторону с переводом глаз прямо на счет 1–6. Повторить 3–4 раза.

Рис. 4.3, б.

ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ МОЗГОВОГО КРОВООБРАЩЕНИЯ
Наклоны и повороты головы оказывают механическое воздействие на стенки шейных кровеносных сосудов, повышают их эластичность; раздражение вестибулярного аппарата вызывает расширение кровеносных сосудов головного мозга. Дыхательные упражнения, особенно дыхание через нос, изменяют их кровенаполнение. Все это усиливает мозговое кровообращение, повышает его интенсивность и облегчает умственную деятельность.
1. И. п. – о. с. 1 – руки за голову; локти развести пошире, голову наклонить назад. 2 – локти вперед. 3–4 – руки расслаблены, но опущены вниз, голову наклонить вперед. Повторить 4–6 раз. Темп медленный.
2. И. п. – стойка ноги врозь, кисти в кулаках. 1 – мах левой рукой назад, головой вверх-назад. 2 – встречными махами переменить положение рук. Махи заканчивать рывками руками назад. Повторить 6–8 раз. Темп средний.
3. И. п. – сидя на стуле. 1–2 – отвести голову назад. 3–4 – голову наклонить вперед, плечи не поднимать. Повторить 4–6 раз. Темп медленный.

Рис. 4.3, в.

ДЛЯ СНЯТИЯ УТОМЛЕНИЯ С ПЛЕЧЕВОГО ПОЯСА И РУК
Их надо проводить динамично, чередуя напряжение и расслабление отдельных мышц плечевого пояса и рук. Упражнения улучшают кровоснабжение, снижают напряжение.
1. И. п. – о. с. – кисти в кулаках. Встречные махи руками вперед и назад. Повторить 4–6 раз. Темп средний.
2. И. п. – о. с. 1–4 – дугами в стороны руки вверх, одновременно делая ими небольшие воронкообразные движения. 5–8 – дугами в стороны руки расслабленно вниз и потрясти кистями. Повторить 4–6 раз. Темп медленный.
3. И. п. – тыльной стороной кисти на пояс. 1–2 – свести вперед, голову наклонить вперед. 3–4 – локти назад, прогнуться. Повторить 6–8 раз, затем руки вниз и потрясти расслабленно. Темп медленный.

Рис. 4.3, г.

ДЛЯ СНЯТИЯ УТОМЛЕНИЯ С ТУЛОВИЩА И НОГ
Упражнения для мышц ног, живота и спины усиливают венозное кровообращение в этих частях тела и способствуют предотвращению застойных явлений крово– и лимфообращения, отечности в нижних конечностях.
1. И. п. – о. с. 1 – шаг влево, руки к плечам, прогнуться. 2 – и. п. 3–4 – то же в другую сторону. Повторить 6–8 раз. Темп медленный.
2. И. п. – стойка ноги врозь. 1 – упор-присев. 2 – и. п. 3 – наклон вперед, руки впереди. 4 – и. п. Повторить 6–8 раз. Темп средний.
3. И. п. – стойка ноги врозь, руки за голову. 1–3 – круговые движения тазом в одну сторону. 4–6 – то же в другую сторону. 7–8 – руки вниз и расслабленно потрясти кистями. Повторить 4–6 раз. Темп средний.

Рис. 4.3, д.

ФИЗКУЛЬТУРНАЯ ПАУЗА
Повышает двигательную активность, стимулирует деятельность нервной, сердечно-сосудистой, дыхательной и мышечной систем, снимает общее утомление, повышает умственную работоспособность.
Ходьба на месте 20–30 с. Темп средний.
1. И. п. – о. с. 1 – руки вперед, ладони книзу. 2 – руки в стороны, ладони кверху. 3 – встать на носки, руки вверх, прогнуться. 4 – и. п. Повторить 4–6 раз. Темп медленный.
2. И. п. – ноги врозь, немного шире плеч. 1–2 – наклон назад, руки за спину. 3–4 – и. п. Повторить 6–8 раз. Темп средний.
3. И. п. – ноги на ширине плеч. 1 – руки за голову, поворот туловища направо. 2 – туловище в и. п., руки в стороны, наклон вперед, голову назад. 3 – выпрямиться, руки за голову, поворот туловища налево. 4 – и. п. 5–8 – то же в другую сторону. Повторить 6 раз. Темп средний.
4. И. п – руки к плечам. 1 – выпад вправо, руки в стороны. 2 – и. п. 3 – присесть, руки вверх. 4 – и. п. 5–8 – то же в другую сторону. Повторить 5 раз. Темп средний.

Рис. 4.3, е. 4.10. Психологические аспекты адаптации

Психическая адаптация – это процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, который позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовывать связанные с ними значимые цели (при сохранении психического и физического здоровья), обеспечивая в то же время соответствие психической деятельности человека, его поведения требованиям среды. Психическая адаптация – сложный процесс, который наряду с собственно психической адаптацией включает в себя еще два аспекта: оптимизацию постоянного взаимодействия индивидуума с окружением и установление адекватного соответствия между психическими и физиологическими характеристиками, выражающегося в формировании определенных и относительно стабильных психофизиологических (психовегетативных, психогуморальных и психомоторных) соотношений.
Одним из признаков адаптации является то, что регуляторные процессы, обеспечивающие равновесие организма как целого во внешней среде, протекают слаженно, экономично, т. е. в зоне «оптимума». Адаптированное регулирование обусловливается длительным приспособлением человека к условиям окружающей среды, тем, что в процессе жизненного опыта он выработал набор алгоритмов реагирования на закономерно и вероятностно, но относительно часто повторяющиеся воздействия – «на все случаи жизни». Иными словами, адаптированное поведение не требует от человека выраженного напряжения регуляторных механизмов для поддержания в определенных границах как жизненно важных констант организма, так и психических процессов, обеспечивающих адекватное отражение реальной действительности.
При разработке теории психической адаптации исследователями были предложены и обоснованы такие понятия, как «устойчивая адаптация», «переадаптация», «дезадаптация» и «реадаптация».
1. Устойчивая психическая адаптация (адаптированность). Это уровень психической деятельности (комплекс регуляторных психических реакций), определяющий адекватное заданным условиям среды поведение человека, его эффективное взаимодействие со средой и успешную деятельность без значительного нервно-психического напряжения. Критерием повышения нервно-психического напряжения можно считать уровень внутреннего психологического комфорта личности, определяемый сбалансированностью положительных и отрицательных эмоций. Исходя из данного определения можно говорить о подобном состоянии человека в среде его привычной жизнедеятельности до экстремальной ситуации: в семье, в кругу друзей, за привычным занятием и т. п. Понятие «устойчивая адаптация» можно считать синонимом «нормы», «здоровья».
2. Переадаптация. При изменении привычных условий жизни появляются факторы, которые определенным образом вносят дезорганизацию в психическую деятельность, регулирующую поведение человека. Возникает необходимость в новых психических реакциях на новые раздражители, предъявляемые изменившимися условиями для наиболее оптимального взаимодействия личности с данной средой и эффективной деятельности в соответствии с произошедшими внешними изменениями. Относительная дезорганизация психических функций в данном случае есть сигнал для включения механизма регуляции и компенсации, конечным результатом действия которого является организация нового уровня психической деятельности в соответствии с изменившимися условиями среды. То есть включается механизм переадаптации.
Переадаптация может быть истолкована в двух значениях:
1) как процесс перехода из состояния устойчивой психической адаптации в привычных условиях в состояние относительно устойчивой адаптации в новых непривычных (измененных) условиях существования;
2) как результат этого процесса, имеющий успешное значение для личности и ее психической деятельности.
Говоря о проблеме переадаптации людей, необходимо иметь в виду, что данный процесс направлен на достижение адаптированности в экстремальных условиях. Однако экстремальность в данном случае – это не отдельные эпизоды в деятельности человека, связанные с риском для жизни и здоровья (боевые действия, ликвидация последствий аварии, стихийных бедствий и т. п.), а измененные, непривычные условия существования.
3. Дезадаптация. В нашей стране проблемы экстремальной психологии связаны с именем В. И. Лебедева, кандидата медицинских и доктора психологических наук. На основе большого личного опыта работы и анализа литературных источников, научных данных В. И. Лебедев (1989) выделяет и описывает ряд специфических психогенных факторов экстремальных условий существования и предлагает этапность психической адаптации и дезадаптации в измененных условиях существования. Взяв за основу данную концепцию, целесообразно проанализировать содержание адаптационного процесса применительно к личности в условиях различной деятельности. 4.10.1. Этапы психической адаптации и дезадаптации (рис. 4.4)
1. Подготовительный этап
В том случае, когда человек предполагает или знает с определенной степенью вероятности о предстоящих изменениях, наблюдается подготовительный этап.
Содержание подготовительного этапа с точки зрения адаптации носит познавательный характер. Накапливается определенный информационный запас о среде обитания и условиях деятельности, при этом формируется информационное поле, которое будет одним из источников действия адаптационного механизма.

Рис. 4.4. Этапы психической адаптации и дезадаптации в измененных условиях существования (по: В. И. Лебедев и др., 1989)

По мнению некоторых ученых, человек находится в адаптированном состоянии тогда, «когда его внутренний информационный запас соответствует информационному содержанию ситуации, т. е. когда система работает в условиях, где ситуация не выходит за рамки индивидуального информационного диапазона». В зависимости от индивидуальных свойств и качеств личности познавательное поведение может носить активно-целенаправленный или же пассивный характер. Кроме того, весьма значительную роль здесь играет и уровень мотивации к деятельности в заданных условиях.
• Первый тип познавательного поведения (активное восприятие) на подготовительном этапе адаптации характеризуется стремлением получить как можно больше информации, проявляя активный интерес и используя любые возможности для ее получения. В данном типе поведения, кроме активного потребления необходимой личности информации, имеет место и своеобразная заинтересованная внутренняя интеллектуальная и волевая деятельность по подготовке к переходу в измененные условия существования.
• Второй тип познавательного поведения носит характер пассивного восприятия получаемой информации, которая сама по себе характеризуется случайностью и обрывочностью. В основном потребляется лишь та информация, которая соответствует внутренним ожиданиям личности или же воспринимается вся возможная, но без критического оценивания ее достоверности и необходимости с точки зрения организации наиболее эффективного взаимодействия со средой предстоящего существования. Данные типы поведения связаны со свойствами центральной нервной системы и описаны в условиях адаптационного процесса индивида.
2. Этап стартового психического напряжения
Данный этап можно считать пусковым моментом приведения в действие механизма переадаптации. Состояние человека на этом этапе сравнимо с переживаниями перед спортивными соревнованиями, выходом на сцену, предэкзаменационным волнением и т. п. Трудно определить границы этого этапа, так как динамика адаптационного процесса не имеет четко выраженных временных показателей. Это зависит от индивидуальных особенностей каждого человека, условий его деятельности и т. п. Содержательная и функционально-смысловая стороны этого этапа состоят в нарастании эмоциональных переживаний, формирующих состояние напряженности и являющихся, по сути, психофизиологическими детерминантами активизации деятельности любого живого организма.

Таким образом, на этом этапе происходит внутренняя мобилизация психических ресурсов человека для последующего их использования в целях организации нового уровня психической деятельности в измененных условиях существования.
3. Этап острых психических реакций входа
Другое название этапа – первичная дезадаптация. Является стадией адаптационного процесса, на котором личность начинает испытывать на себе влияние психогенных факторов измененных условий существования. Границы этого этапа по различным источникам определяются первыми тремя-пятью месяцами.
Рассмотрение сущности и содержания данного этапа требует анализа специфических психогенных факторов условий деятельности, определяющих их экстремальность и необходимость психической переадаптации. Основными из этих факторов являются:
– измененная афферентация – резкое изменение набора раздражителей, действовавших на органы чувств и психику человека ранее;
– монотонность – отсутствие каких-либо привычных раздражителей или же достаточно длительное однообразие набора раздражителей.
Не исключено и даже вероятнее всего одновременное слияние всех этих компонентов в единый фактор измененной афферентации. Это может быть связано с резким изменением природно-географической среды жизнедеятельности человека. В исследованиях сенсорной депривации учеными были вскрыты механизмы взаимодействия психики с окружающей средой. Л. П. Гримак (1991) отмечает: «Мало иметь контакт с природой, необходимо, чтобы внешняя среда была достаточно изменчива, чтобы обеспечивала хотя бы минимум внешних раздражителей. Без них мозг прекращает нормально функционировать, развиваются различного рода синдромы отклоняющегося поведения».
• Важным моментом является отсутствие лично значимой информации. В. И. Лебедев отмечает, что «в длительных походах мы отмечали у подводников невротические состояния, явно обусловленные отсутствием информации о больных родственниках, беременных женах, о зачислении в учебные заведения, предоставлении квартиры и т. д. При этом развивалось состояние тревожности, депрессии, нарушался сон».
• Существует такое понятие, как относительная групповая изоляция – вынужденное выключение личности из большого количества привычных и необходимых в силу ее потребностей коммуникативных групп и ограничение круга ее общения группой в рамках, скажем, воинского подразделения. Этот фактор является основой для существования еще двух, непосредственно из него вытекающих. Групповая изоляция в условиях воинской службы порождает постоянную публичность человека, т. е. почти непрерывное пребывание на глазах сослуживцев.
По этому поводу В. И. Лебедев пишет: «Когда человек знает, что за ним наблюдают, он все время старается удержаться в какой-то ролевой функции, что вызывает эмоциональную напряженность». Личность вполне естественно испытывает потребность время от времени быть наедине с собой, своими мыслями, позволить себе те естественные реакции и поведение, которые в той или иной степени социально ограничены и даже неприемлемы. И. П. Павлов говорил: «У себя наедине мы часто позволяем себе то, чего не делаем на людях». Постоянная публичность актуализирует потребность в уединении.
Кроме того, групповая изоляция предполагает информационную истощаемость членов данной группы по отношению друг к другу. Этот фактор также вызывает эмоциональную напряженность, что подтверждается опытом морских походов, зимовок на полярных станциях и другими примерами.

Итак, на этапе острых психических реакций входа личность начинает испытывать фрустрирующее влияние среды и происходит активация адаптационного механизма.
• Далее (см. рис. 4.4) можно отметить, что этап острых психических реакций входа (первичная дезадаптация) обусловливает два возможных пути развития адаптационного процесса:
1) этап психической переадаптации, или перехода в состояние устойчивой адаптации к условиям;
2) этап неустойчивой психической деятельности, который, в свою очередь, может привести к глубоким психическим изменениям.
Если состояние устойчивой психической адаптации (адаптированность) уже было определено, то противоположное ему, которым является состояние дезадаптации, нуждается в логической интерпретации. Необходимо отметить, что дезадаптация может быть истолкована двояко:
1) как относительно кратковременное ситуативное состояние, являющееся следствием воздействия новых, непривычных раздражителей изменившейся среды и:
а) сигнализирующее о нарушении равновесия между психической деятельностью и требованиями среды,
б) побуждающее к переадаптации. В этом смысле дезадаптация – необходимый составной компонент адаптационного процесса, проявляющийся на этапе острых психических реакций входа собственно и являющийся его содержательной основой;
2) однако дезадаптация может быть достаточно устойчивым сложным психическим состоянием, выражающимся в неадекватном реагировании и поведении личности, обусловленном функционированием психики на пределе ее регуляторных и компенсирующих возможностей или же в запредельном режиме.
Определяя психогенное влияние условий как фрустрирующее, можно отметить, что дезадаптация к условиям выражается в нервно-психической неустойчивости. Л. П. Гримак (1991) отмечает: «Непомерно высокая фрустрационная напряженность при адаптационных нарушениях ведет к чрезмерному усилению функций нервной и гормональной систем организма и тем самым способствует истощению его резервных возможностей… Затянувшийся поиск приемлемого выхода из создавшегося трудного положения может оказаться причиной невротических нарушений, а то и явных заболеваний». Среди причин развития подобных нарушений одно из ведущих мест принадлежит деструктивному влиянию на личность психогенных факторов среды, а также индивидуальным особенностям людей, их личностным качествам, чертам характера, определяющим низкие адаптационные способности.
Особый интерес представляют причины, которые разделяют адаптационный процесс на два возможных направления его развития, т. е. по пути переадаптации или же дезадаптации (см. рис. 4.4). Фрустрация является почти неизбежным следствием конфликта между потребностями человека и ограничениями, налагаемыми обществом. Последствия фрустрации различны по их влиянию на личность и ее поведение. Они могут быть конструктивными и разрушительными.
• Конструктивный момент фрустрации состоит в том, что эмоциональная напряженность, вызванная ею, активизирует психическую деятельность человека по поиску выхода из конфликтной ситуации между его потребностями и социальными ограничениями по их реализации. Эти усилия могут привести к замене способов достижения цели, удовлетворяющей ту или иную потребность. Кроме того, может произойти переоценка всей фрустрирующей ситуации и, как следствие, формирование нового комплекса потребностей. В этом смысле речь идет о переадаптации личности и переходе в адаптированное к данным условиям состояние. Переоценка ситуации позволяет по-новому увидеть элементы окружающей среды, которые ранее казались противоречивыми и дискомфортными. Таким образом, конструктивная сторона фрустрации как раз и носит характер успешной переадаптации.
• Однако существует понятие фрустрационной толерантности, или пороговой величины уровня напряжения, превышение которого оказывает деструктивное влияние на психику и поведение человека. Поскольку каждая личность сугубо индивидуальна в силу присущего только ей сочетания свойств и качеств (от типа высшей нервной деятельности до ее социальных характеристик), то и толерантность каждого человека к фрустрации также индивидуальна. Нарастание напряженности, вызванной стеническими эмоциями, которые человек переживает в измененных условиях существования, может превысить его индивидуальный порог толерантности еще до того, как перестроившаяся система психических реакций позволит личности найти конструктивные пути выхода из ситуации и обеспечит его успешную переадаптацию. В этом случае напряжение нарастает на фоне преобладания тревожных эмоций, что, в свою очередь, продолжает дезорганизацию психической деятельности, истощая психические возможности человека. Сознание личности при отсутствии у нее в достаточной степени выраженных качеств, обеспечивающих конструктивный путь адаптации, застревает на невозможности удовлетворить большое количество потребностей, на угрозе со стороны окружающей среды личным интересам, благополучию, достоинству личности. Нервно-психическая деятельность приобретает неустойчивый характер, когда старые, привычные комплексы нервно-психических реакций уже более не в состоянии обеспечить эффективное взаимодействие со средой, а новые, необходимые человеку в данных условиях, не имеют достаточных ресурсов для их соответствующей организации. Рост напряжения, как правило, сопровождается эмоциональным возбуждением, препятствующим рациональным процессам. Человек волнуется, впадает в панику, теряет контроль над ситуацией и своим поведением. Подобные явления и процессы описаны как отечественными психологами (Б. Ф. Ломов, В. Д. Небылицын, Ф. П. Космолинский, Ц. П. Короленко, Г. В. Фролова и др.), так и зарубежными учеными (Д.Креч, П. Кратчфилд, Н. Ливсон и др.).
Исследователи при определенных расхождениях в методологических подходах едины в одном – главном: следствием психической напряженности личности в измененной среде существования при невозможности ее конструктивного использования является нервно-психическая неустойчивость, склонность к срывам функций нервной системы.
Естественно, что высокостимулированная психическая деятельность должна найти разрядку весьма значительного уровня ее активизации. Но направленность ее в данном случае будет деструктивной для личности. В результате наступит генерация дезадаптивных состояний, определяющих два основных типа поведения личности при неспособности ее успешно адаптироваться к заданной среде. Так, американские психологи Д. Креч, П. Кратчфилд, Н. Ливсон, рассматривая деструктивные последствия фрустрации и конфликта между потребностями личности и ограничениями по их удовлетворению, выделяют:
– агрессию (первый тип дезадаптивного поведения);
– бегство от ситуации (второй тип дезадаптивного поведения).
• Первый тип – агрессивный – в простейшей форме можно представить как атаку на препятствие или барьер (в этом случае можно говорить о его адаптивной функции). При осознании опасности подобных действий, агрессия направляется на любой случайный объект, на посторонних людей, на сослуживцев, непричастных к самой причине агрессии. Кроме того, источник фрустрации может и не осознаваться вовсе. И в этом случае агрессия вымещается не на истинных объектах или препятствиях, а на их случайных заместителях. Это может выражаться в грубости по отношению к сослуживцам, резких вспышках гнева по ничтожным поводам или же вовсе без видимых на то причин, в недовольстве всем, что происходит, особенно требованиями, предъявляемыми к данной личности, в попытках неповиновения и пререканиях с начальниками.
• Второй тип – бегство от ситуации – характеризуется «уходом» человека в свои переживания, обращение всей высокостимулированной психической энергии на генерацию собственных негативных состояний, самокопания, самообвинения и т. п. Развиваются тревожно-депрессивные симптомы. Человек начинает видеть самого себя источником всех своих бед, а отсюда – чувство полной безысходности, так как он считает себя неспособным повлиять на среду и ситуацию. Этот тип людей характеризуется замкнутостью, отрешенностью, погруженностью в мир своих тягостных раздумий. Чаще всего им видится единственным выходом из ситуации и разрешением всех проблем уход из жизни как наиболее доступный и желаемый исход.
В случае развития адаптации по пути неустойчивой психической деятельности (см. рис. 4.4), кроме суицидальных эксцессов, имеет место (как уже говорилось) угроза глубоких психических изменений личности. Возникает проблема психического здоровья человека. Этими изменениями могут быть серьезные нервно-психические расстройства и психические заболевания, если не будет своевременно диагностировано дезадаптивное состояние и не оказана своевременная помощь. Данная схема позволяет наглядно продемонстрировать такую угрозу для психического здоровья личности как непосредственно сразу же после острых психических реакций входа в измененную среду, так и в процессе переадаптации к ней, когда достижение устойчиво-адаптированного состояния оказалось невозможным.
4. Этап завершающего психического напряжения
Данный этап наступает при развитии адаптационного процесса в благоприятном направлении. Характерное содержание этого этапа – своеобразная подготовка психики человека к возвращению в определенной степени старых режимов функционирования и реакций, а также их подготовка к заново моделируемым сознанием личности условиям. Так, для военнослужащих, проходящих службу по призыву, это этап подготовки к увольнению в запас, предвосхищения возвращения в привычные условия, к родным и близким, к любимым занятиям. В этот период вновь появляются симптомы тревожности, напряженности, более понятные как симптомы томительного ожидания. Особое внимание обращает на себя большая вовлеченность личности в переживания в связи с предстоящим и долгожданным возвращением к привычной жизни. Появляется большой интерес к занятиям, связанным с этими переживаниями. Причем эти занятия могут носить выраженный характер и занимать все свободное время. Это можно объяснить тем, что вновь возникшее напряжение, активизировав психику, таким образом компенсирует вызванный ею избыток психической энергии.
5. Этап острых психических реакций выхода
По своему функциональному значению он в какой-то степени аналогичен этапу реакций входа, так как любые изменения условий жизни, деятельности, окружающей среды предполагают перестройку комплекса психических реакций и всей психической деятельности. Под выходом подразумевается выход из условий, в которых длительное время находился человек в период своей жизни. Однако необходимо отметить, что те условия, которые его ждут, не всегда идентичны тем, в которых он находился до изменения. Во многом это связано и с теми переменами в структуре личности, которые произошли на этом этапе. Данный этап характеризуется поведенческими реакциями, в которых находит выражение эйфория, чувство преодоления многих социальных ограничений, якобы почти «полной» свободы и «неограниченных» возможностей в удовлетворении потребностей. Часто это чувство может быть обманчивым и приводить к нежелательным последствиям, когда отрицаются многие нормы. Это можно проиллюстрировать фактами нарушений общественного порядка уволенными военнослужащими в период их возвращения домой.
6. Адаптация к новой культуре
При рассмотрении проблемы психологической адаптации определенный интерес представляет информация об адаптации человека к новой для него культуре. Проблема межкультурной адаптации дискутируется в мировой науке с начала XX века и особенно актуальна сейчас, в XXI веке – веке глобальных миграций.
• Культурный шок (термин был введен К. Обергом). Вживание в новую культуру обусловлено негативными чувствами (изменение социального и общественного положения), что приводит к неуверенности в себе, тревоге, раздражительности, бессоннице, психологическим расстройствам, депрессии.
Однако существует и положительная сторона культурного шока. Согласно данным Я. Кима, при благоприятных условиях вхождения в новую культуру личность проходит цикл «стресс – адаптация – личностный рост».
• Различают три этапа культурного шока, образующих W-образную кривую процесса адаптации, для которых характерно:
1) энтузиазм и приподнятое настроение;
2) депрессия и чувство замешательства;
3) чувство уверенности и удовлетворения.
При успешном протекании адаптационного процесса наступает чувство психологического благополучия и душевного комфорта.
В случае возвращения к родной культуре индивидууму приходится пройти процесс реадаптации (для которого характерна та же кривая), поэтому для всего цикла предложена концепция W-образной кривой.
• Степень выраженности культурного шока и продолжительности адаптации определяется характеристиками личности, своей и чужой для нее культур. При этом учитываются слудующие свойства.
I. Индивидуальные различия – демографические и личностные. По данным ряда исследователей, быстрее и легче адаптируются высокоинтеллектуальные и высокообразованные люди; женщины имеют в период адаптации больше проблем, чем мужчины.
II. Готовность к переменам. В подавляющем большинстве случаев мигранты хорошо воспринимают изменения среды, так как обладают мотивацией к адаптации (добиваются поставленной цели); кроме того, конкретная личность готовилась к восприятию новой культуры заранее (изучение языка, обычаев и т. д.).
III. Индивидуальный опыт в инокультурной стране. Установление дружеских отношений с местными жителями и со своими соотечественниками положительно влияет на процесс адаптации.
При взаимодействии двух культур на адаптационные механизмы оказывают влияние следующие моменты:
1) степень сходства или различия между культурами;
2) особенности культуры, к которой принадлежит адаптирующаяся личность;
3) особенности культуры страны пребывания (в основном это способ, с помощью которого «хозяева» оказывают аккультурационное влияние на приезжих).
Безусловно, легче проходит процесс адаптации личности в странах, выбравших политику мулътикулътурализма (Канада, США, Австралия). Эти страны провозглашают равенство, свободу выбора и партнерство представителей разных культур. Взаимодействие культур оказывает взаимосвязанное влияние на адаптацию. Стремящаяся к переменам личность оказывается в мультикультурном обществе, чаще и адекватнее контактирует с местными жителями, что уменьшает степень выраженности культурного шока.
С. Бокнер выделил четыре общих категории последствий межкультурного контакта:
1) геноцид – уничтожение противостоящей группы;
2) ассимиляция – постепенное добровольное или принудительное принятие образа жизни доминирующей группы вплоть до полного растворения в ней;
3) сегрегация – раздельное развитие групп;
4) интеграция – сохранение группами своей культуры при объединении в единое общество на новом качественном основании.
Согласно этому положению, можно выделить четыре возможных варианта адаптации личности: человек отбрасывает собственную культуру в пользу чужой («перебежчик») или отвергает чужую культуру в пользу собственной («шовинизм»), личность колеблется между двумя культурами («маргинал»), приемлет обе культуры («посредник»).
Успешная адаптация личности заключается в овладении богатствами еще одной культуры без нанесения вреда для своей собственной.
Для подготовки к межкультурному взаимодействию во многих странах мира широкое распространение получили так называемые центры и методики культурной ассимиляции. Их цель – научить человека видеть ситуации с точки зрения членов чужой группы, понимать их видение мира. Суть методики заключается в создании программ адаптационных механизмов для конкретной ситуации, в которой находится личность или группа личностей.

Таким образом, психологические аспекты адаптации весьма многогранны. Это привело к тому, что в 60-х годах XX столетия стала обособляться новая отрасль знаний, которая получила название экологическая психология. Общепринятого определения экологической психологии до сих пор не существует. Однако большинство исследователей сходятся во мнении, что экологическая психология изучает взаимосвязи между переменными среды и различными характеристиками психики человека. При этом вплоть до недавнего времени роль среды ограничивали социальными условиями, мало внимания уделяя воздействию всех окружающих факторов. Часть II. ВОЗРАСТНЫЕ АСПЕКТЫ ЭКОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА

Все взрослые были сначала детьми, только мало кто из них об этом помнит А. Сент-Экзюпери
Глава 5. Общие закономерности адаптации организма ребенка 5.1. О механизмах адаптации детского организма
Комплекс факторов окружающей среды начинает действовать на человеческий организм еще во внутриутробном периоде развития и продолжает оказывать свое влияние на протяжении всего онтогенеза.
Реакции адаптации имеют жизненно важное значение для организма ребенка. Они касаются всех регулирующих систем – от высшей нервной деятельности (ВНД) до физико-химических превращений в тканях организма. Адаптивные приспособления имеют наследственную основу, они формируются с самого детства и поддерживаются в течение всей индивидуальной жизни человека. В конечном счете адаптация обеспечивает нормальную жизнедеятельность человека в постоянно меняющихся условиях среды.
При смене обстановки и действии непривычных климатических условий реакции адаптации проявляются прежде всего в изменениях высшей нервной деятельности. ЦНС ребенка обладает высокой восприимчивостью и пластичностью. У детей новые условно-рефлекторные связи с внешней средой устанавливаются с минимальными затратами времени и энергии. В раннем возрасте формируется весь фундамент ВНД, на который далее происходит как бы надстройка приспособительных реакций к усиливающимся воздействиям внешней среды. Аналогичными качествами характеризуются и другие физиологические системы детского организма, находящиеся в состоянии постоянного роста, развития и совершенствования. Детский организм потенциально имеет большие возможности приспособления к различным условиям. Адаптация, начавшаяся в детском возрасте, представляется наиболее эффективной и устойчивой. Молодой организм, генетический аппарат которого более активен, в состоянии создать более мощный и разносторонний структурно-морфологический базис адаптации. 5.2. Фазовый характер адаптации
В соответствии с учением об адаптационном синдроме в последнем, как известно, выделяют три фазы.
• Первая – фаза тревоги, «аварийная фаза». Она содержит в себе призыв к мобилизации защитных сил организма в ответ на внешнее воздействие. Эта фаза наиболее отчетливо представлена в подростковом возрасте. У подростков она характеризуется преобладанием процессов возбуждения и некоторой центральной расторможенностью, повышенной деятельностью симпатического отдела вегетативной нервной системы, усилением функции дыхания, кровообращения, пищеварения и других систем. Основной обмен в этот период может повыситься до 20–40 % и более от нормального уровня. Он повышается быстро и значительно с первых же дней пребывания в непривычных условиях или нарастает постепенно в течение одного-двух месяцев. У некоторых детей возможно снижение основного обмена, сопровождаемое уменьшением использования кислорода, что обычно указывает на недостаточность адаптивных возможностей организма. Отклонение в величине основного обмена выравнивается по мере адаптации. Период повышенной реактивности некоторое время сопровождается неэкономной функцией дыхания, невысоким уровнем использования кислорода, повышенной кислородной задолженностью при физической нагрузке. Если в этот период не наступает патологической реактивности с ослаблением физиологических функций, то развивается более длительная фаза приспособления к непривычным условиям, которая тем ярче выражена, чем непривычнее, контрастнее их смена.
• Вторая – фаза резистентности, или «стабильности функций», – характеризуется достижением определенной динамической устойчивости в соотношении организм – внешняя среда и стабилизацией основных физиологических систем. В этот период отмечается повышение устойчивости не только к действующему фактору, но и к другим неблагоприятным воздействиям. Усиливается внутреннее дифференцировочное торможение, происходит уравновешивание и улучшение подвижности корковых процессов. Сокращается время терморегуляционных рефлексов, выравнивается уровень основного обмена с возрастанием использования кислорода. Повышается выносливость организма к гипоксическим состояниям. Увеличивается работоспособность, исчезают некоторые функциональные нарушения. У детей наряду с этим стимулируются рост и физическое развитие.
• Третья фаза – истощение. Наличие ее необязательно, и она возникает лишь тогда, когда организм не в состоянии полностью компенсировать нарушения, возникшие при длительном воздействии экстремального фактора.
Выделенные фазы или этапы адаптационного процесса имеют место в приспособлении практически к любому из действующих факторов. Это указывает на общий характер ответной реакции, ее универсальность. 5.3. Особенности адаптивных процессов у детей
Вместе с тем смена внешних воздействий временно нарушает формирование адаптивных реакций, складывающихся у ребенка в привычных для него условиях. У подростков реакции адаптации сопровождаются слишком высокой реактивностью, которая может быть не всегда желательной. Нет сомнения в том, что полноценная адаптация возможна только на основе высокой функциональной и иммунологической реактивности. Детский организм (особенно в период новорожденности), в грудном и раннем возрасте не обладает этими качествами в такой степени, чтобы адекватно переносить экстремальные воздействия внешней среды. Высокая пластичность организма ребенка, высокая способность усваивать новую информацию, отсутствие возрастного консерватизма в функциональном стереотипе сочетаются у детей этого возраста с функциональной слабостью физиологических систем, в том числе и тех, которые обеспечивают течение адаптационного процесса. Организм детей грудного и раннего возраста находится в состоянии интенсивного функционального и морфологического развития, и степень функциональной прочности его систем жизнеобеспечения и приспособления тем меньше, чем моложе ребенок.

Следовательно, детский организм заключает в себе две тенденции: высокую потенциальную возможность адаптации к условиям внешней среды и функционально детерминированную ограниченность реализации этой возможности. Глава 6. Адаптация ребенка к различным природным и климатогеографическим условиям 6.1. Влияние природных факторов на развивающийся организм
Космогеофизические факторы. Особое значение в эволюции живого вещества и формировании свойств развивающихся организмов принадлежит физическим факторам биосферы Земли, которые зависят прежде всего от динамики космических процессов. Известно, что в каждый данный момент космогеофизическая обстановка неповторима и определяется активностью Солнца, взаимным расположением планет, фазами Луны, положением Земли в межпланетном магнитном поле, галактическим космическим излучением. Это, в свою очередь, определяет параметры магнитных и гравитационных полей, интенсивность электромагнитных и корпускулярных потоков, электрические свойства биосферы, погодные условия на Земле. Сдвиги параметров физических полей в биосфере Земли могут менять функционирование организмов, влияя на физико-химические свойства молекул организма, в частности через явление ядерного магнитного резонанса, активность ферментов, скорость биохимических реакций, структуру и транспортные свойства клеточных мембран, активность электро– и хемоуправляемых ионных каналов, экспрессию генов и клеточных рецепторов, возбудимость нейронов и т. д. Эти изменения могут влиять на формирование конституциональных особенностей организмов.
• Внешняя среда, в которой происходило зачатие, внутриутробное развитие и рождение человека, накладывает существенный отпечаток на его биоритмическую структуру и адаптационный потенциал.
Все больше данных свидетельствует о том, что сила воздействия факторов внешней среды в период развития плода, а также изменения в самом организме матери определяют устойчивость будущего человека к тем или иным экстремальным условиям, а также склонность к определенным заболеваниям. Это позволяет предположить, что сила воздействия космических, геофизических, погодных и других факторов, их соотношение и ритм, влияния на организм беременной женщины – все это, а возможно, и многое другое «заводит» биологические часы каждого человека и определяет его приспособленность к изменяющимся условиям среды и долголетие. Если же в период беременности какой-либо из экологических факторов не имел необходимой интенсивности, либо воздействовал в другом ритме, организм, встречаясь с ним, уже не имеет необходимой программы для его преодоления. Таким образом, существенно снижается его устойчивость к экстремальным условиям среды, сокращаются резервы здоровья и прогноз возможной продолжительности жизни.
• Годы активного Солнца (когда отмечается, в частности, существенное увеличение напряженности геомагнитного поля) накладывают на людей, родившихся в эти годы, свой отпечаток – они отличаются более высокой сопротивляемостью к действию различных патогенных факторов по сравнению с теми, кто родился в годы относительно спокойного Солнца. Они менее чувствительны к магнитным бурям. Этот феномен получил название гелиомагнитного, или гелиогеофизического, импринтинга, т. е. запечатлевания развивающимся организмом параметров той электромагнитной среды, которая действовала в период пренатального онтогенеза и влияла на формирование закономерностей реактивности организма. Феномен импринтинга зависит от конкретных геофизических условий. Так, например, в некоторых регионах Камчатки и Курильских островов степень его проявления у людей, родившихся в годы минимальной активности Солнца, в четыре раза выше по сравнению с людьми, родившимися в эти же годы в Новосибирске.
Накопленные к настоящему времени факты свидетельствуют, что развитие эмбриона и плода при высокой солнечной активности приводит к появлению детей, более устойчивых к изменению условий внешней среды. При этом считается, что 2-й и 5-й месяцы пренатального онтогенеза могут быть отнесены к периодам повышенной чувствительности организма в отношении различных экзогенных факторов. Установлено, что чем выше уровень активности Солнца в период внутриутробного развития, тем меньше рост и масса тела младенцев.
Уровень систолического и диастолического давления у школьников тем выше, чем больше солнечная активность в год их рождения. Причем разница в величинах артериального давления у детей, родившихся в годы с минимальной и максимальной активностью Солнца, существенна.
• Повышенная гравитация. Население, рожденное в зоне повышенной гравитации, в 1,5 раза реже болеет ишемической болезнью сердца, сосудистыми поражениями мозга в сравнении с населением, живущим в районах с обычной силой тяжести.
Интересна проблема генеза функциональной асимметрии у человека, в частности право– и леворукости. Накопленные к настоящему времени сведения позволяют считать, что важное значение в распределении право– и леворукости принадлежит резким изменениям напряженности геомагнитного и гравитационного полей в период пренатального онтогенеза.
• Влияние Луны. При сопоставлении частоты рождения детей (на примере 510 тыс. случаев) с фазами лунного цикла установлено, что наименьшая частота рождений отмечается в новолуние, а наибольшая в полнолуние. На обширном статистическом материале показано, что, если человек рождается в новолуние или в полнолуние, он дружелюбен, отзывчив, уступчив, легко внушаем, поэтичен, у него хорошо развито творческое воображение.
Анализ литературы свидетельствует о том, что работ, посвященных влиянию Луны на детский организм, очень мало. Так, у школьников выявлен лунный ритм увеличения массы тела, но его длительность и амплитуда постоянно сдвигаются. На ход проявления данных ритмов наибольшее влияние оказывает возмущение геомагнитного поля: в магнитоспокойные дни характерные точки лунного ритма прироста массы тела точно совпадают с ходом фаз Луны, а в магнитоактивные дни сдвигается фаза и изменяется амплитуда этого ритма.
• Геофизические факторы. Организм ребенка весьма чувствителен к изменению геофизических факторов. Реакции детей на резкие колебания геофизической обстановки можно объяснить несовершенством приспособительных механизмов, которые полностью формируются лишь в юношеском возрасте. Меньший коэффициент полезного действия организма ребенка определяет более высокие энергозатраты на перестройку основных функций в соответствии с изменяющимися условиями внешней среды. Известно, что любая нагрузка дается детям с большим напряжением психических, эмоциональных и физических функций. Именно поэтому растущему организму в период экстремальных геофизических ситуаций может просто не хватить энергоресурсов для своевременной адаптации. При этом страдает не только энергетика, но и сердечно-сосудистая система и органы дыхания. Развиваются функциональные расстройства со стороны нервной и эндокринной систем. Ребенок ощущает дискомфорт, который не может объяснить. Появляются нарушения сна, беспокойство, плаксивость, теряется аппетит. Возможен подъем температуры. С окончанием экстремальной геофизической ситуации все приходит в норму, и в этом случае прибегать к лекарственной терапии не следует. В такие периоды ребенку больше необходимы теплота и внимание близких людей. Это нужно подчеркнуть особо, так как у детей появляются повышенная возбудимость, нарушение внимания. Некоторые из них становятся агрессивными, излишне обидчивыми. Ребенок может медленнее выполнять домашнюю работу. Непонимание состояния детей в такие периоды со стороны родителей, учителей, воспитателей, попытка наказать ребенка лишь усугубляют его отрицательный эмоциональный фон. Могут возникать конфликтные ситуации.
Много трудностей доставляют геофизические факторы детям в начале учебного года. Свободный режим жизни, который за летние месяцы сблизил ребенка с природой, меняется на жесткий социальный режим. Вполне естественно, что противоречие биологических часов школьника и режима обучения существенно влияет на способность к запоминанию, приводит к быстрому утомлению, проявлению негативного отношения к учебному процессу. Следует отметить, что именно на сентябрь – октябрь обычно приходится наибольшее усиление сезонной геофизической активности. В связи с этим можно ожидать от детей отсутствия внимания на уроках, повышения эмоционального напряжения, некоторой агрессивности и конфликтности, либо стремления замкнуться в себе. Отсюда – ухудшение успеваемости, потеря интереса к учебе. Вживание ребенка в режим школьной жизни оказывается при этом еще труднее.
В данном случае необходимо создать такие условия, которые стимулировали бы более мощное функционирование адаптационных механизмов к отрицательным факторам внешней среды. Таким стимулом могут быть положительные эмоциональные переживания. Выделяющиеся при этом в кровь химические вещества увеличивают способность к обучению. Поэтому освоение школьного материала должно быть направлено в первую очередь не на механическое запоминание, а на урок-игру. Игра снимает напряжение, которое возникает у ребенка под действием факторов окружающей среды, позволяет избавиться от отрицательных эмоций, является условием его успешной адаптации.
• Метеорологические факторы. Организм здорового ребенка чутко реагирует на изменение метеоусловий: повышение и понижение температуры, сдвиги барометрического давления, перемещение воздушных масс. У детей под влиянием сильного ветра, особенно при повышенной влажности воздуха, может наблюдаться ухудшение настроения, рассеянность внимания, уменьшение скорости реакции. Одновременно в организме развиваются приспособительные реакции к гипоксии, наступающей вследствие снижения парциального давления кислорода в воздухе при такой погоде и пониженном атмосферном давлении. В этих условиях ребенку сложно сосредоточиться на выполнении какого-либо объемного задания, трудно воспринимать объяснение материала, так как вышеописанные сдвиги метеофакторов вызывают изменения функций вегетативной нервной системы и деятельности внутренних органов. Особенно неблагоприятные условия, негативно влияющие на ребенка, возникают при скорости ветра до 19 м/с, шквалах, метелях и пыльных бурях, когда, кроме косвенного воздействия, имеет место и непосредственное – механическое.
И наоборот, хорошее самочувствие, бодрое настроение, высокая работоспособность наступают у школьников под влиянием слабого (не более 5-10 м/с) ветра, низкой абсолютной влажности воздуха, высокого атмосферного давления и парциального давления кислорода в окружающем воздухе, т. е. метеоусловий, стимулирующих физиологические функции организма.
• Температурное воздействие. У детей, несмотря на большую термолабильность, температура тела мало изменяется даже при значительных колебаниях температуры среды. У годовалого ребенка повышение температуры тела отмечается только при температуре воздуха выше 23–24 °C. При колебании температуры воздуха от 6 до 28 °C температура тела у детей дошкольного возраста изменяется только на 0,5 °C.
Теплоустойчивость ребенка значительно ниже, чем у взрослого человека. Резкое повышение температуры, когда организму приходится перестраивать механизмы сердечно-сосудистой деятельности, потоотделения, неблагоприятно влияет на детский организм. При этом наблюдается некоторое усиление тормозных процессов в ЦНС, что сказывается на физической и умственной работоспособности.
В зимний период часто приходится сталкиваться с эффектами резкого понижения температуры, когда у ребенка может развиться холодовой стресс, спазм периферических сосудов, а на открытом пространстве еще и обморожение. В такие дни у детей при посещении школы снижается эффективность умственной деятельности.
• Атмосферное давление. Сдвиги барометрического давления оказывают влияние на организм ребенка в основном двумя путями: изменением насыщения артериальной крови кислородом и механическим воздействием на рецепторы замкнутых полостей тела. Колебания атмосферного давления отражаются на содержании эритроцитов в крови, частоте пульса, величине кровяного давления, самочувствии детей. Здоровые дети могут ощущать изменения барометрического давления более чем за час. Это выражается в возможном нарушении пищеварения и, следовательно, ухудшении аппетита, что происходит вследствие расширения газов, находящихся в желудочно-кишечном тракте.
• Метеочувствительность. Перечисленные виды реакций организма ребенка на действие погодных факторов называют метеотропными.
Выделяют также патологические метеотропные реакции, связанные с нарушением гомеостаза и срывом адаптационных механизмов. Особенно часто их возникновение регистрируется у детей грудного возраста. Затем их количество снижается, а в периоды усиленного роста, когда происходит физиологическая перестройка механизмов адаптации, снова увеличивается. Показатели стабилизируются к юношескому возрасту. В начале 90-х годов некоторые ученые стали говорить об омоложении метеочувствительности, что, по их мнению, связано с общими явлениями акселерации и заметным увеличением числа больных детей в популяции. Были проведены исследования, доказывающие, что к изменениям погоды наиболее чувствительны дети и подростки с избыточной массой тела, имеющие недостаточную физическую подготовку, мало бывающие на свежем воздухе и нарушающие режим питания. Необходимо отметить, что погода и ее компоненты не являются причиной болезни, а лишь играют роль провоцирующего или разрешающего момента, способствуя проявлению болезни.
А. В. Мазурин и К. И. Григорьев (1990) приводят перечень клинических критериев детской метеочувствительности, среди них: «…признаки метеочувствительности в анамнезе; сигнальные клинические проявления до начала перемены погоды; повышенная раздражительность, утомляемость, депрессивность состояния; повторяемость одних и тех же клинических признаков в дни с неблагоприятной погодой; синхронность возникновения реакции у группы наблюдаемых лиц; нормализация клинических показателей в длительное время благоприятной погоды; непродолжительность клинических ухудшений; отсутствие других причин, вызывавших ухудшение состояния больного ребенка».
Доказано, что наибольшее влияние на здоровье детей оказывают не величина температуры, давления, ветра сами по себе, а резкие их изменения, которые чаще всего бывают связаны с прохождением атмосферных фронтов. Особенно быстрая и бурная смена погоды бывает в зоне холодного фронта. В обычной жизни связанные с этим процессом резкое падение температуры, атмосферного давления, сильный дождь, часто с грозой, или снегопад, сопровождающийся резким ветром, именуют непогодой.
Научный сотрудник Центрального института курортологии и физиотерапии В. Ф. Овчарова установила, что падение атмосферного давления всего на 10 мбар при смене погоды может вызвать сосудистые кризы. У некоторых детей при этом появляются ощущение недостатка воздуха, удушье, слабость. Такие болезненные явления могут быть связаны, как считает В. Ф. Овчарова, с изменением плотности кислорода в воздухе.
Исследования показали, что величина плотности кислорода на протяжении суток и года меняется ритмично, возрастая в ночные и предутренние часы и в зимне-осеннее время. Но при смене погоды, при прохождении воздушного фронта этот циклический ход нарушается.
Весьма возможно, что такие скачкообразные изменения плотности кислорода усугубляют болезненные явления у тех детей, которые страдают гипертонией, неврастенией. А может быть и так, что они являются сигнальными раздражителями, предупреждающими о надвигающейся смене магнитного напряжения, электрического поля, проводимости воздуха, температуры, влажности, ветра, т. е. метеорологических условий.
Исследования рижского биоклиматолога Н. С. Темниковой свидетельствуют о том, что чем более резко изменяется давление воздуха, тем чаще у детей регистрируются обострения сердечно-сосудистых заболеваний. Статистика подтверждает, что в дни с низким атмосферным давлением бывает вдвое больше гипертонических кризов, чем в дни с нормальными его величинами. Особенно плохо переносится сочетание пониженного давления с высокой влажностью.
Здоровый детский организм, в котором рефлекторные процессы протекают нормально, реагирует на смену погоды безболезненно. При этом непроизвольно углубляется и делается более частым дыхание, что приводит к повышенному потреблению кислорода и усилению кровообращения. У детей с ослабленным организмом или страдающих хроническими заболеваниями приспособление к изменяющимся условиям окружающей среды затруднено, что создает большую нагрузку на организм.
Плохо действует смена погоды на детей, больных легочным туберкулезом. Особенно тяжело реагируют на резкую смену погоды дети с расстройствами функций вегетативной нервной системы. Выявлено, что в неблагоприятные метеодни у них преобладает симпатикотония, которая приводит к избыточной вегетативной реактивности, что, возможно, обусловлено повышением уровня катехоламинов (адреналина накануне, норадреналина в неблагополучные дни).
Установлена прямая зависимость силы болезненных метеотропных реакций от быстроты наступления фронта и от величины диапазона изменений температуры, влажности и ветра.
Значительное снижение температуры воздуха приводит также к разладу терморегуляции, особенно у детей незакаленных и мало бывающих на воздухе, что сопровождается простудными заболеваниями, частыми в тех случаях, когда похолодание сочетается с усилением ветра.
Интересно отметить, что степень проявления метеотропной реакции на изменение погоды не всегда находится в соответствии с тяжестью заболевания. По-видимому, происходящие при этом сдвиги в реактивности нервной системы при различных ее типах сказываются по-разному. Вопросы действия погоды на детский организм до сих пор изучены довольно мало. Определенно можно утверждать, что изменение погоды или отдельных ее составляющих элементов может усиливать уже имеющиеся болезни.
Комплексные меры по улучшению детской адаптации. В настоящее время разработан целый комплекс средств для улучшения функциональных возможностей и повышения адаптационных резервов детского организма.
Режим дня, правильное питание, закаливание – непременные условия повышения адаптационных возможностей ребенка.
Регулярные занятия физической культурой, утренняя зарядка, бег трусцой, плавание усиливают кровоснабжение мозга, обеспечивая при этом наиболее оптимальное функционирование обоих полушарий.
Чередование высоких и умеренных температур при приеме водных процедур улучшает функциональные способности вегетативной нервной системы, тренирует систему терморегуляции.
Благоприятный психологический климат в семье и школе ослабляет психоэмоциональное напряжение ребенка и является условием его успешной адаптации. Для снятия нервных нагрузок используют художественные образы, цветные изображения. Эффективно воздействие окружающей природы: шума дождя, шелеста листвы, плеска воды, пения птиц, звука ветра, сочетающихся с видом зеленых или заснеженных деревьев, плещущихся волн в озере, реке, море, ручье, с горными, зимними или летними пейзажами.
В последние годы медицина начала возрождать такое направление нелекарственной терапии, как лечение запахами – ароматерапию. Вдыхание запахов эфирных масел, валерианы, ромашки, мелиссы, герани, хмеля или хвои используют для достижения успокаивающего, снотворного эффекта. 6.2. Биологические ритмы растущего организма
Биологическим ритмам подвержены все без исключения процессы, происходящие в растущем организме. С одной стороны, они являются одним из важных механизмов приспособления ребенка к окружающей среде, а с другой – служат универсальным критерием функционального состояния детского организма. Ритмическая структура организма генетически запрограммирована. Биоритмы, как известно, имеют разную продолжительность. В возрастной физиологии наиболее изучены циркадианные ритмы, имеющие длительность периода от 20 до 28 ч. Они синхронизированы с вращением Земли вокруг своей оси, сменой дня и ночи. Прежде всего это ритмы «сон – бодрствование», а также суточные колебания различных физиологических параметров (температуры тела, артериального давления). Эти ритмы наиболее устойчивы и сохраняются в течение жизни организма.
• Десинхроноз. При резком изменении ритмов внешней среды происходит рассогласование циркадианных ритмов отдельных функций организма и возникает десинхроноз. Среди факторов, приводящих к десинхронозу, называют смену временных поясов (трансмеридианные перелеты, переезды на значительные расстояния в широтном направлении); устойчивое рассогласование по фазе с местными датчиками ритма «сон – бодрствование» (учеба во вторую и третью смены), частичное или полное исключение географических датчиков времени (условия Арктики, Антарктики); воздействие различных стрессоров, среди которых могут быть патогенные микробы, болевые или физические раздражители, психическое или усиленное умственное напряжение.
Перестройка биоритмов обнаруживается также и под влиянием неблагоприятных условий, первично не связанных с трансформацией ритмов и приводящих к развитию десинхроноза лишь вторично. Такой эффект имеет, например, утомление.
• Циркадианные ритмы. Учебная деятельность оказывает существенное влияние на систему циркадианных ритмов ребенка. В. А. Доскин (1989) изучал их на школьниках 10–11 лет. Так, акрофаза циркадианного ритма температуры тела в дни отдыха приходилась на интервал времени 12.30–16.30, акрофаза частоты сердечных сокращений (ЧСС) выявлялась большую часть года в 12.30, акрофаза диастолического давления (ДД) – в 16.30, акрофаза систолического (СД) – в 20 ч. Циркадианный ритм умственной работоспособности в дни отдыха детей имел четкую во все сезоны года акрофазу в 10.30.
Под влиянием учебной деятельности фазы циркадианных ритмов и их соотношения у отдельных функций менялись. Учеба приводила к инверсии циркадианного ритма ЧСС в часы занятий со смещением его акрофазы на 20 ч. Акрофаза циркадианного ритма систолического давления на протяжении учебного года становилась преобладающей в 12.30. Акрофаза ДД утратила свою относительную стабильность: в разные сезоны года она приходилась на различные часы дня, а в сентябре отмечался двухфазный характер дневной кривой этой функции.
Акрофаза циркадианного ритма умственной работоспособности у школьников от начала к концу года сместилась по шкале времени влево и приходилась в сентябре на 16.30, в январе – на 10.30, в апреле – на 8.30.
Иными словами, указанные изменения акрофазы ритма умственной работоспособности, т. е. ее увеличивающееся смещение влево при противоположном сдвиге акрофазы ритма ЧСС вправо наряду с нарушением стабильности фазы циркадианных ритмов остальных функций сердечно-сосудистой системы позволяют констатировать десинхронизирующее влияние учебной деятельности школьников на систему циркадианных ритмов их организма.

Исследователи предполагают, что признаки десинхроноза у учащихся были обусловлены не только объемом учебной нагрузки, но и нерациональной учебно-воспитательной работой (гиподинамия, неправильно составленное расписание уроков, нарушение режима дня).
При изучении основных видов (учебной и трудовой) деятельности детей установлено, что степень и характер изменений биоритмов во многом обусловлены утомлением.
У таких учащихся было отмечено достоверно большее снижение индекса колеблемости ЧСС, уменьшение этого показателя для СД и увеличение для ДД, что приводило к резкому снижению индекса для пульсового давления. Следовательно, учебное утомление сопровождалось неблагоприятной перестройкой регуляции гемодинамики, проявлялось выраженным извращением фазовой структуры циркадианных ритмов ЧСС, нарушением регуляции сосудистого тонуса итонуса прекапилляров.
Помимо учебной нагрузки, на циркадианные ритмы у детей большое влияние оказывают телевидение и радио, работа культурно-бытовых учреждений, искусственное удлинение светового дня, которые расширяют границы бодрствования. Частые изменения привычной временной среды, связанные с трансмеридианными перемещениями школьников во время каникул, спортивных соревнований и экскурсий, также влияют на циркадианные ритмы.
У подростков разница во времени в 1 ч практически не вызывает неблагоприятных изменений в состоянии организма. Сдвиги на 2 ч приводят к появлению расстройства сна, нарушению аппетита, быстрой утомляемости и ухудшению самочувствия. Увеличение временного сдвига на 3 ч характеризуется достоверным ростом жалоб подростков на нарушение сна. Частота остальных расстройств статистически не отличается от аналогичных цифр, зарегистрированных при 2-часовой разнице.
Более длительные временные сдвиги обусловливают прогрессирование субъективных расстройств. При сдвигах в 3–4 ч впервые обнаруживаются отклонения периода околосуточного ритма от 24 ч, что свидетельствует о существенных изменениях в циркадианной системе. Более выраженные сдвиги в 5 ч приводят к существенной деформации биоритмических характеристик.
Выраженное десинхронизирующее влияние оказывает и процесс реадаптации подростков к месту постоянного жительства после обратного перелета. На 1-е сутки после возвращения наблюдается снижение работоспособности, ухудшение самочувствия. Реадаптация сопровождается повышением температуры тела во вторую половину дня, что свидетельствует о выраженных эрготропных реакциях. Это, по всей видимости, служит основной причиной расстройства сна, затрудняя засыпание подростков из-за относительно высокого уровня бодрствования. Небольшой временной сдвиг (1–2 ч) переносится легко, и процесс реадаптации составляет 1–2 суток. Когда же сдвиг превышает 3 ч, процесс реадаптации более длителен. Но через 5 дней отрицательных изменений уже не обнаруживают. Таким образом, было установлено, что допустимым (без особого ущерба для здоровья) является одночасовой сдвиг.
Определение устойчивости растущего организма к перестройке ритмов и границ их допустимых перестроек используют в профессиональном отборе. При этом анализируют взаимообусловленность различных ритмов, выявляют слабые и сильные звенья системы временной организации подростка.
В настоящее время разрабатываются системы мероприятий по биоритмологической оптимизации основных видов деятельности детей и подростков. Они направлены в первую очередь на защиту самого важного звена временной организации растущего организма – циркадианной системы. Для повышения уровня работоспособности, увеличения сопротивляемости утомлению, а также для сохранения активного бодрствования главным биоритмологическим принципом рациональной организации деятельности ребенка является совмещение ритмов работоспособности и физиологических функций как между собой, так и с часами работы.
Актуальным является изучение адаптационной динамики биологических ритмов в критические периоды биологического и социального развития организма детей и подростков. Здесь усилия сосредоточены на поиске хронобиологических средств профилактики заболеваний. Проводятся исследования по выявлению связи ритмических процессов с конституцией организма в зависимости от состояния здоровья, биологического возраста, физического развития и различных социальных факторов. В последнее время встает вопрос изучения возможностей управления биологическими ритмами детского организма и связанной с этим коррекции начальных стадий десинхроноза, вызванного влиянием различных факторов окружающей среды. 6.3. Адаптация детского организма к климатогеографическим регионам 6.3.1. Адаптация ребенка к условиям высоких широт
Климатические условия Севера – одни из самых тяжелых для проживания и адаптации детского организма. Дискомфортные температурные, световые условия, недостаточность ультрафиолета, сильные ветры, резкие перепады давления существенным образом сказываются на функциональном состоянии растущего организма. Значительное снижение двигательной активности в зимний период сказывается на детях в виде интенсивного увеличения массы тела.
• Влияние холода. Среди этого многообразия факторов, воздействующих на ребенка в районе высоких широт, наибольшее внимание уделяется холоду, как основному экстремальному фактору. У детей относительная (по отношению к внутреннему объему) поверхность тела больше, чем у взрослых, и соответственно потери тепла у них относительно более выражены. Поэтому дети быстрее охлаждаются и гораздо чувствительнее к температурным колебаниям. Это вызывает напряжение систем терморегуляции и, как следствие, повышение основного обмена.
Удовлетворение потребности в энергии, восстановление температурного гомеостаза обеспечивается у детей за счет расщепления АТФ, т. е. используется наиболее лабильный путь освобождения энергии. Однако использование АТФ для обогрева организма – слишком дорогое средство. Длительное повторное охлаждение сопровождается нарастанием свободного (нефосфорилирующего) окисления. Поток электронов в дыхательной цепи митохондрий оказывается не связанным ресинтезом АДФ в АТФ. Возникающий вследствие этого дефицит АТФ и КФ сочетается с выделением энергии в виде тепла, необходимого для сохранения температуры и жизни ребенка. Дефицит макроэргов и увеличение потенциала фосфорилирования ведет к адаптации генетического аппарата клетки, увеличению биосинтеза нуклеиновых кислот и белков и к нарастанию мощности системы митохондрий на единицу массы ткани. Последнее, по мнению Ф. З. Меерсона, обеспечивает долговременную адаптацию к холоду.
Следует отметить, что изменения в клетке соответствуют сдвигам, которые возникают при адаптации к гипоксии или физической нагрузке.
В процессе приспособления к холоду одним из мощных нейрогуморальных регуляторов является повышение активности симпатоадреналовой системы. Под влиянием катехоламинов ткани усиленно потребляют кислород, а происходящее разобщение дыхания и фосфорилирования ведет к увеличенному образованию тепла.
• Солнечная радиация. Особенно чувствителен детский организм к дефициту солнечной радиации и неравномерному распределению ее в течение года. У детей развивается недостаточность витамина D и нарушается фосфорно-кальциевый обмен, ведущий к изменению нервно-мышечной возбудимости и повреждению скелета, особенно у детей до 1 года.
Необычный световой режим в период полярного дня приводит к нарушению соотношения процессов возбуждения и торможения в ЦНС с соответствующими изменениями соматических реакций. Извращаются биологические ритмы. Математический анализ ЭКГ показал, что у детей с измененным циркадианным ритмом во все сезоны года отчетливо выражены медленные волны сердечного ритма, которые в полярную ночь дополняются усилением проявления дыхательных волн. То есть выявленные подкорковые влияния на регуляцию циркадианного ритма в полярную ночь сопровождаются напряжением парасимпатической регуляции.
Физиологические аспекты адаптации.
Дыхательная система
Функция дыхания у детей в районе высоких широт осложнена, поскольку слизистая оболочка верхних дыхательных путей в зимнее время года почти постоянно подвергается раздражающему воздействию холодного и сухого воздуха. В крупных городах это дополняется загрязнением атмосферы. В сильные морозы дети мало бывают на улице, но поражение дыхательных путей у них отмечается очень часто. Это связано с привычкой дышать ртом, более частым, чем у взрослых, дыханием и соответственно большим охлаждением слизистых оболочек.
Реакция (рН) носовой слизи у детей на Севере несколько смещена в щелочную сторону, составляя в среднем 7,9–8,0 при рН 7,2–7,8 у детей умеренной зоны. Повышение щелочности слизи соответствует характерному набуханию слизистой оболочки. Это следует, видимо, связывать с изменением тонуса кровеносных сосудов носа. Подтверждением последнего служат данные о более высокой температуре слизистой оболочки нижней раковины (27,0 °C) у детей Заполярья. Температура слизистой оболочки средней носовой раковины (28,8 °C) тоже несколько выше у детей на Севере, но температура глотки не отличается от соответствующего показателя детей умеренной зоны. Не удалось отметить какой-либо разницы в температуре слизистой оболочки носовых раковин и глотки в зависимости от срока проживания детей в высоких широтах.
Параметры внешнего дыхания у детей на Севере также подвергаются ряду изменений под влиянием неблагоприятных экологических факторов. Большинство авторов пишут о синдроме «полярной одышки», но не дают ему единого объяснения. Действительно, в сильный ветер (скорость более 10 м/с) затрудняется дыхание, особенно трудно осуществлять выдох. Изменения дыхания связывают с угнетающим действием полярной ночи и недостатком ультрафиолетовой радиации на дыхательный центр, вегетативные функции организма, с гиповитаминозом, застоем крови в печени. По мнению И. С. Кандрора, эти сдвиги не имеют приспособительного значения. Напротив, другие исследователи рассматривают изменения функции внешнего дыхания как адаптационные изменения в «борьбе за кислород». Они выражаются в сезонных повышениях минутного объема дыхания (МОД), увеличении кислородной емкости крови и замедлении скорости кровотока. Коэффициент использования кислорода (КИо2) при этом снижен. Последнее свидетельствует о меньшей эффективности дыхания, снижении его экономичности.
Увеличение МОД, особенно значительное в период полярной ночи (на 20–30 %), отражает, по-видимому, повышенные потребности организма ребенка в кислороде в условиях Севера. МОД хорошо отражает функциональную недостаточность аппарата внешнего дыхания и системы кровообращения. При первых же признаках дыхательной недостаточности МОД увеличивается как за счет углубления, так и за счет учащения дыхания. У детей возрастание МОД чаще идет путем увеличения частоты дыхания, при этом нарастает удельный вес «мертвого» пространства и снижается вентиляция альвеол. Гипервентиляция при поверхностном дыхании неблагоприятна.
Жизненная емкость легких (ЖЕЛ) соответствует уровню физического развития человека и в нормальных условиях является довольно стабильной величиной. У детей на Севере величина ЖЕЛ отчетливо превышала показатели по умеренной зоне. В возрасте от 10 до 13 лет ЖЕЛ нарастала у мальчиков с 2000 до 2800 см3 и у девочек с 1800 до 2600 см3, что соответствовало высокому уровню и гармоничности физического развития детей. В период полярной ночи объем ЖЕЛ снижался на 5-10 %. Отмечались также умеренные (в пределах физиологических величин) колебания уровня МОД, максимальной вентиляции легких, КИо2. Длительность проживания детей в Заполярье существенно не отразилась на функции внешнего дыхания.
А. П. Авцын совместно с сотрудниками выявил отчетливые морфологические изменения в легких, которые проявлялись в увеличении альвеолярной поверхности, расширении и некотором укорочении капиллярных сегментов, повышении кровенаполнения легких. Авторы указывают на приспособительный характер морфологической перестройки легких, напоминающий адаптацию к гипоксии в горах.
Повышенные энергетические затраты и флюктуация содержания кислорода в атмосфере Заполярья создают определенные трудности в обеспечении кислородом. Эти трудности усугубляются в сухую погоду. В средней климатической зоне человек находится в помещении около 70 % времени, а в городах на Крайнем Севере – более 90 %. Особенно много времени проводят дети в помещении в холодный период года. Расчеты показали, что в воздухе закрытого помещения весовое содержание кислорода меньше, чем в атмосферном, на 10–15 % зимой и на 0,5–5% летом. Уменьшение весового содержания кислорода у большинства детей вызывает ухудшение самочувствия, вялость, апатию, головную боль, сонливость, капризничание и другие проявления гипоксии.
Сердечно-сосудистая система
Адаптация организма к северным условиям проявляется также некоторым увеличением МОК и сердечного индекса. Тенденция к такому гиперкинетическому типу кровообращения позволяет транспортировать большее количество кислорода. Поскольку при этом несколько замедляется скорость кровотока в капиллярах, то создаются условия для большего поглощения кислорода и возрастает коэффициент его утилизации тканями. Понижение скорости кровотока в зоне микроциркуляции приводит к накоплению в этом участке углекислоты и недоокисленных продуктов метаболизма, в присутствии которых уменьшается сродство гемоглобина к кислороду, что способствует более легкой отдаче кислорода тканям.
Изменение крутизны кривой диссоциации оксигемоглобина следует рассматривать как приспособительную реакцию организма в борьбе за кислород. При большей крутизне кривой диссоциации НbО2 обеспечивается лучшее снабжение тканей кислородом, так как при том же pО2, имеющемся в тканях, отдача О2 происходит легче.
Сердечно-сосудистая система находится в тесной связи с деятельностью аппарата внешнего дыхания, обеспечивая транспорт кислорода, питательных веществ и выведение метаболитов. Повышение на Севере основного обмена, нарастание энергетических затрат организма, снижение концентрации кислорода в атмосфере – все это вызывает соответствующие изменения всех параметров кровообращения.
Частота сердечных сокращений (ЧСС) у детей в Заполярье несколько больше, чем в умеренных широтах. У школьников 7-13 лет была выявлена синусовая тахикардия – пульс превышает 110 ударов в минуту, что на 3–5 ударов больше соответствующих возрастно-половых нормативов.
Климат Севера оказывает гипертензивное влияние на сосудистый тонус школьников. Диастолическое давление имеет отчетливую тенденцию к умеренному нарастанию от младшего к среднему школьному возрасту в обеих половых группах. Его средние цифры оказались на 2–7 мм рт. ст. выше, чем у детей соответствующих возрастов в Москве. Систолическое давление отчетливо нарастает с увеличением возраста детей, у девочек оно больше, чем у мальчиков. В целом оно на 2–8 мм рт. ст. ниже, чем в Москве. Пульсовое давление с увеличением возраста детей умеренно нарастает, у девочек оно несколько больше, но существенно не отличается от показателей средних широт.
Минутный объем сердца (МОС) у детей 7 лет в Заполярье высок и составляет почти 3 л/мин (на 3-12 % больше), что указывает на высокий уровень их метаболизма и напряжение процессов гемодинамики.
Периферическое сопротивление, обусловленное тонусом гладких мышц прекапилляров, способствует также вместе с сердечным выбросом поддержанию постоянства среднего динамического давления. Относительную величину периферического сопротивления, отнесенную к поверхности тела, называют удельным периферическим сопротивлением (УПС). У здорового человека в условиях основного обмена эта величина довольно постоянна. У детей Заполярья происходит отчетливое нарастание УПСФ (фактического), что совпадает с разной динамикой величины МОС в сравниваемых группах.
Сезонные колебания гемодинамических показателей отражают адаптивную реакцию организма на комплекс сезонных изменений в природе и отмечаются многими исследователями в различных климатических зонах. Однако эти работы выполнены в основном на взрослых. У детей сезонные биоритмы изучены мало.
В сезонной динамике наибольшую контрастность основные параметры кровообращения имели в весенний и осенний периоды года. В мае у девочек и мальчиков отмечены самые низкие цифры ЧСС и всех показателей артериального давления. На низких величинах находилось пульсовое давление, и соответственно уменьшенными оказались МОС и сердечный индекс, т. е. интенсивность кровоснабжения тканей и органов была менее значительной, чем в другие периоды года. Удельное периферическое сопротивление кровеносных сосудов несколько повышено, но в большей степени, чем это должно было бы быть в ответ на уменьшение МОС. Выявленные сдвиги являются, несомненно, адаптационными и развились в ответ на резкие изменения гелио-, геофизических и метеорологических условий в весенний период, когда резко возрастают инсоляция, длительность дня, температура воздуха, физическая активность детей (после долгих месяцев гипокинезии). О напряжении деятельности сердечно-сосудистой системы в это время свидетельствует также увеличение частоты неблагоприятных типов ее саморегуляции (табл. 6.1).

Таблица 6.1. Типы саморегуляции сердечно-сосудистой системы в разные сезоны года, % (по: Ж. Ж. Раппопорт, 1979)

Указанное изменение параметров гемодинамики является, очевидно, общей закономерностью, свойственной детям в весенний период года. В Красноярске энергетически невыгодные для организма типы саморегуляции аппарата кровообращения были отмечены у 39,2 % детей весной и существенно реже осенью – в 28,5 % случаев, еще более резкая разница выявлена у норильских детей, среди которых благоприятный (смешанный) тип саморегуляции весной имели только 14 % обследованных. У большинства был выражен сердечный тип, у более 1/4 детей отмечен наименее выгодный вариант – сосудистый тип саморегуляции.
Таким образом, выявленные однонаправленные изменения деятельности сердечно-сосудистой системы дают основание считать, что адаптационная перестройка этой системы в весеннее время года в Заполярье протекает со снижением ее функциональных возможностей, ухудшением типа саморегуляции, истощением резервов и падением работоспособности детей. То есть в конечном счете организм ребенка оказывается в меньшей степени приспособленным к данной экологической ситуации.
В последующие летние месяцы во всех возрастно-половых группах детей отмечалось непрерывное повышение гемодинамических показателей: в июне увеличиваются ЧСС, артериальное давление, МОС. Соответственно снижается периферическое сопротивление (фактическое), увеличивается частота благоприятных реакций аппарата кровообращения на нагрузку (в августе отмечалась максимальная частота – 70–85 %).
В октябре дети на Крайнем Севере находятся в довольно сложных условиях, так как в это время происходит психологическая и функциональная реадаптация их к школе, а также реадаптация к экологическим условиям Заполярья, поскольку 2/3 детей проводят летние каникулы на юге или в средних широтах. Видимо, поэтому в октябре у всех детей отмечаются наиболее значительные изменения в деятельности аппарата кровообращения: увеличивается величина ЧСС, повышается до максимальных цифр (в сравнении с другими периодами года) систолическое, диастолическое, среднее артериальное давление и МОС. На высоком уровне остается сердечный индекс. О снижении адекватности вегетативной регуляции говорит также уменьшение частоты благоприятных реакций (41,0-47,8 %) в ответ на физическую нагрузку.
Следовательно, адаптация детей в ее остром периоде сопровождается выраженным напряжением деятельности аппарата кровообращения и его регуляторных механизмов.
Исследования, проведенные в декабре (в разгар полярной ночи), выявили очередные сдвиги, вызванные помимо прочего также и резким уменьшением двигательной активности детей. В декабре отмечено некоторое урежение ЧСС, снижение в сравнении с предыдущим периодом артериального давления, уменьшение МОС и СИ, тенденция к повышению УПСФ. Частота благоприятных реакций на физическую нагрузку у мальчиков снизилась до 40,0 %, но особенно резкое снижение произошло у девочек – до 16,7 % случаев. Следовательно, адаптационная перестройка деятельности гемодинамики в соответствии с изменяющимися условиями жизни привела не только к количественным сдвигам ее параметров, но и к уменьшению ее способности к адекватной функции при дополнительной физической нагрузке.
Таким образом, комплекс исследований свидетельствует о принципиально нормальных онтогенетических процессах морфологического и функционального созревания кардиореспираторной системы у детей в Заполярье. Все наблюдаемые сдвиги, отражающие приспособление организма детей в экстремальных условиях, не выходят за физиологические границы и по своему значению могут рассматриваться как адаптивные.
Пищеварение и питание
Дети коренных национальностей Севера в грудном и раннем возрасте мало отличаются по показателям физического развития от своих сверстников средней полосы. В дальнейшем намечается их отставание в росте. В школьном возрасте, несмотря на невысокий рост, дети-аборигены имеют крепкое телосложение – широкую грудную клетку, хорошо развитые скелет и мышечную систему. Кожные покровы у них, как правило, суховаты, что связывают с дефицитом витамина С.
Традиционное питание детей коренных национальностей отличается однообразием, но полностью удовлетворяет потребности растущего организма в пластическом и энергетическом материале. Основное место в их пищевом балансе занимают продукты животного происхождения. Жиры и белки животного происхождения наиболее полно покрывают большие энергетические затраты в условиях низких температур. Углеводы играют гораздо меньшую роль в пищевом рационе и представлены в основном дикорастущими ягодами. Недостатком традиционного питания является отсутствие или ограниченность овощей и фруктов – основных источников витамина С, минеральных солей и микроэлементов. Отрицательное значение имеет и сыроедение, которое хотя и обеспечивает организм витаминами, но служит источником глистной инвазии.
Преимущественно белковая пища является одним из ведущих факторов относительного повышения содержания глобулиновых фракций в сыворотке крови у детей-северян и имеет большое значение в формировании высокой иммунологической реактивности организма.
Половое развитие
Исследования показали, что половое развитие у школьников, постоянно живущих за Полярным кругом, несколько замедленно, но постепенно выравнивается (у девушек быстрее) и заканчивается к 14–16 годам у девушек и к 17 – у юношей. В целом физическое и умственное развитие детей коренного населения высоких широт происходит нормально. 6.3.2. Адаптация детей к пустынной зоне
Пустынная (аридная) зона, как известно, характеризуется сухим климатом с высокими температурами воздуха (+55…+57 °C летом и +10…-15 °C зимой) и малым количеством атмосферных осадков. В пустынях на человеческий организм оказывает влияние комплекс факторов, таких как высокая температура, ультрафиолетовое и тепловое излучение, очень сухой воздух, к чему добавляется ветер с пылью. Детскому организму приходится адаптироваться к этим нелегким условиям, поддерживая гомеостаз организма. При попадании детей средних широт в аридную зону происходят существенные изменения в функциональном состоянии многих систем организма. Возбуждение симпатического отдела вегетативной нервной системы, возникающее при действии высокой температуры на организм, вызывает сужение почечных сосудов и, как следствие, уменьшение почечного кровотока и скорости клубочковой фильтрации. В результате выделительная функция почек снижается.
Не адаптированные к жаре дети в первые дни теряют 10–20 г солей с потом и мочой, но после 4–6 недель адаптации солевые потери уменьшаются до 2–3 г в день.
При высокой температуре окружающей среды у детей наблюдается учащение дыхания и увеличение легочной вентиляции, в основном за счет глубины дыхания.
Уменьшение кровоснабжения желудочно-кишечного тракта, вызванное перераспределением крови к кожным сосудам при повышении температуры тела, ведет к снижению секреторной, всасывательной и моторной функции органов пищеварения, понижению аппетита.

Таким образом, у неадаптированных детей во многих системах происходят значительные функциональные сдвиги, которые обеспечивают им успешную адаптацию к условиям аридной зоны. Исследователями установлено, что эти дети по физическому и функциональному развитию часто превосходят детей коренных жителей.
Адаптация детей-иммигрантов.
Сердечно-сосудистая система
Высокая температура воздуха, действующая на не адаптированного к жаре ребенка, вызывает фазные изменения артериального давления. Уже при небольшом увеличении температуры тела (первая фаза) снижается систолическое (СД) и диастолическое давление (ДД). Основной причиной снижения диастолического давления является уменьшение общего периферического сопротивления сосудов, а также уменьшение объема плазмы и циркулирующей крови в результате потери жидкости с потом. Снижение диастолического давления начинается при температуре воздуха, равной +28 °C. Наиболее значимо общее периферическое сопротивление сосудов снижается при повышении температуры тела до +38 °C, составляя 40–55 % от исходной величины. Дальнейшее повышение температуры тела (вторая фаза), напротив, может характеризоваться повышением общего периферического сопротивления сосудов и диастолического давления при выраженном снижении систолического давления. Снижение СД является следствием понижения ударного объема сердца. Система крови отвечает на перегревание организма значительными изменениями. Тучные клетки и базофильные лейкоциты реагируют у неадаптированных детей на повышение температуры крови быстрой дегрануляцией, секретируя в кровь гепарин и гистамин.
Адаптация детей-аборигенов. При исследовании влияния жаркого климата на функциональное состояние организма жителей пустынь изучают в первую очередь терморегуляцию организма, показателем которой является температура тела. Было показано, что у детей коренного населения в возрасте 4–6, 7–8, 12–14 лет температура находится в пределах 36,4-36,6 °C. Относительно высокие (хотя и не выходящие из указанных пределов) величины температуры тела наблюдаются у детей более младшего возраста.
Данные о химической терморегуляции были получены при исследовании газообмена и величин энергетических затрат. Результаты исследования убеждают в том, что среднегодовой уровень основного обмена у детей коренного населения в возрасте 12–14 лет не отличается от стандартов более чем на 5 %. В то же время у детей младшего возраста основной обмен оказался значительно пониженным по сравнению с теми же стандартами. У девочек это уменьшение было выражено вдвое сильнее, чем у мальчиков. Такого рода уменьшение основного обмена особенно характерно для детей в возрасте 4–6 и 7–8 лет. У подростков 12–14 лет наблюдалось незначительное понижение среднегодового уровня основного обмена, причинами которого являются высокая температура окружающей среды, угнетающая окислительные процессы в тканях внутренних органов, низкая калорийность питания и слабое развитие мышечной системы.
Водный обмен у жителей пустынь адаптирован к большим объемам испаряемой жидкости. У детей местного населения он в полтора раза выше, чем у детей средней полосы, живущих в тех же районах.
Максимальное артериальное давление у детей аридной зоны находится на более низком уровне, чем у жителей средней полосы. Наиболее низкие величины зарегистрированы у детей 4–6 и 7–8 лет, т. е. в том же возрасте, когда происходило снижение величины основного обмена, отмечался повышенный уровень потоотделения, кожной температуры и температуры тела.
Минимальное давление у местных мальчиков в возрасте 12–14 лет было выше, чем у девочек (на 2,2 мм рт. ст.). Учитывая адекватность общего функционирования системы терморегуляции, надо признать, что низкий уровень максимального и минимального давления в аридных условиях не является выражением функциональной слабости сердечно-сосудистой системы.
Оценивая терморегуляционное значение отмеченных возрастных сдвигов физиологических функций, нужно отметить, что и по характеристике внешнего дыхания дошкольники и младшие школьники имеют более высокую частоту дыхания, чем это характерно для умеренной климатической зоны. 6.3.3. Адаптация детского организма к условиям тропиков
• Терморегуляция. Попадая в тропики, ребенок подвергается действию высокой температуры и влажности. Афферентное звено – терморецепторы в коже получают раздражение и сообщают об этом по спиноталамическому пути центральному звену. Гипоталамус подключает к работе эфферентное звено.
Деятельность эфферентного звена преследует одну цель – поддержание постоянной температуры тела, но разными путями:
1) снижением теплопродукции;
2) повышением теплоотдачи.
Снижение теплопродукции достигается за счет активации биохимических реакций с низким КПД (гликолиз, перекисное окисление липидов), что, в свою очередь, влечет за собой понижение основного обмена. У детей 4–6 лет в тропиках основной обмен снижается по сравнению со стандартными величинами примерно на 3 %, у детей 8-12 лет – примерно на 5 %. Они меньше двигаются, у них ослаблено внимание. Следует отметить, что данные реакции присущи ребенку только в начальной фазе адаптации. В дальнейшем активность к детям возвращается, но основной обмен продолжает оставаться низким, что является характерной чертой адаптации к тропикам.
Снижение основного обмена связывают с деятельностью щитовидной железы. Активность последней под воздействием высокой температуры угнетается, что обусловливает уменьшение выделения в кровь тиреоидных гормонов – тироксина и трииодтиронина, понижающих энергетический обмен вследствие уменьшения активного транспорта через клеточные мембраны ионов калия и натрия в почках, мышцах, печени, т. е. в главных органах теплообразования.
Снижение основного обмена может произойти также вследствие уменьшения аппетита и нежелания принимать жирную пищу. О причинах исчезновения аппетита будет сказано ниже.
Повышение теплоотдачи намного более выгодно для детского организма, чем снижение теплопродукции, так как последнее затрагивает более глубинные биохимические процессы.
Теплоотдача может происходить либо излучением тепла, либо за счет испарения пота с поверхности тела. Конвективное и радиационное излучение тепла при высоких температурах окружающей среды столь мало, что не играет большой роли. Ведущее положение в охлаждении тела при таких условиях занимает потоотделение. Но тут на первый план выступает осложняющий фактор – большая влажность.
С. А. Иосельсон указывает, что при высоких температурах повышение относительной влажности на 50 % соответствует подъему температуры еще на 5 °C. Известно, что высокая влажность препятствует испарению пота с поверхности тела. При 100 %-й влажности испарение будет равно нулю. Однако в мире практически нет таких мест, где постоянно поддерживался бы такой уровень влажности атмосферы, а значит, испарение пота все-таки возможно, хотя и в меньших количествах. И здесь определяющим фактором становится высокая температура. С повышением температуры увеличивается количество секретируемого пота. Дети-иммигранты начинают потеть при более низких температурах, чем дети-аборигены.
По данным Я. Куно, высокая интенсивность потения достигается за счет увеличения количества секретируемого пота имеющимися активными потовыми железами, если ребенок приехал в тропики после двухлетнего возраста, или же за счет вовлечения в работу новых желез, если ребенок младше.
Повышенное потоотделение в тропиках нарушает водно-солевой обмен. Вместе с потом из организма выводится большое количество хлоридов и некоторых других веществ. Вместе с тем детский организм, как никакой другой, нуждается в минеральных солях. Ему нужно почти в два раза больше железа, кальция, калия, фосфора, чем взрослому. Из-за этого ребенок более, чем взрослый, подвержен тепловому истощению вследствие большой потери минеральных веществ.
Постоянное воздействие высокой температуры и влажности приводит к уменьшению количества хлоридов в поте. Повышается уровень температуры окружающей среды, при котором начинается потение, т. е. происходит постепенная адаптация ребенка к тропическим условиям.
Адаптация детей-иммигрантов
Сердечно-сосудистая система
Интенсивному потению в детском организме способствует кровообращение. При повышении температуры и влажности кровь начинает выполнять одну из главных функций переноса тепла от внутренних органов к поверхности тела. Вследствие этого значительно увеличивается кожный кровоток и объем крови, циркулирующей по периферическим сосудам. Возрастает нагрузка на сердце, о чем свидетельствует увеличение сердцебиений у детей с 80 ударов в минуту до 95 при подъеме температуры на 6 °C. Вместе с этим наблюдается понижение артериального давления. В целом у детей отмечена более быстрая и интенсивная реакция кровообращения на изменение окружающих условий, чем у взрослых. По прошествии времени число сердечных сокращений снижается при остающемся неизменно низким артериальном давлении.
Желудочно-кишечный тракт
Одним из следствий увеличения тока крови по периферическим сосудам и соответственно ее оттока от внутренних органов является угнетение функции желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Оно сопровождается уменьшением секреции соляной кислоты и пепсина (которая у детей и так невысока), атонией двигательного аппарата пищеварительного тракта. Вышеперечисленные факторы влекут за собой ухудшение перевариваемости пищи. И. А. Кассирский и Н. М. Плотников указывают на зависимость широкого распространения заболеваний, связанных с пониженной кислотностью в тропиках, от угнетающего действия высокой температуры и влажности. В данном случае адаптации будет способствовать переход на потребление и переваривание пищи в ночное время. Стимуляторами пищеварения могут служить такие приправы, как чеснок, лук, красный перец. Это подтверждается тем, что в тропических условиях у детей повышается потребность в витаминах, остром и кислом.
Вегетативная нервная система
Существенное место в процессе адаптации принадлежит вегетативной нервной системе, которая является основным регулятором функций внутренних органов. Во многом успех адаптации детского организма к тропикам зависит от того, насколько адекватно реагирует вегетативная нервная система на изменение условий окружающей среды. Исследования показали, что выраженные адаптивные реакции вегетативной нервной системы протекают в течение 1,5 года. При этом большая нагрузка ложится на симпатический ее отдел по сравнению с парасимпатическим. Таким образом, процесс адаптации детского организма к условиям тропиков происходит постепенно и зависит от состояния вегетативной нервной системы.
Адаптация детей-аборигенов. Исследователи отмечают, что в различных климатогеографических зонах наблюдается единство возрастных изменений, но существуют различия в темпах этих изменений. По правилу Аллена, при продвижении с севера на юг имеет место увеличение линейных размеров тела и органов, что подтверждается морфосоматическими показателями жителей тропиков. Для них характерна незначительная жировая прослойка, уменьшение диаметра конечностей с увеличением их в длину. При обследовании детей и подростков наблюдается та же картина: отставание от европейских детей в весе по отношению к длине тела, в скорости изменения пропорций тела; опережение по соотношению поверхности тела. Следует также отметить, что отличие негроидов от европеоидов проявляется уже на сороковой неделе внутриутробной жизни.
Одной из выраженных адаптивных черт детей-аборигенов является снижение уровня основного обмена, которое отмечают большинство исследователей. Достоверную зависимость снижения обмена от высоких широт к низким Т. И. Алексеева (1977) объясняет тремя обстоятельствами:
1) ультрафиолетовой радиацией, которая влияет на ингибирование окислительных процессов, происходящих в организме;
2) уменьшением мышечной массы. Интенсивность уровня основного обмена определяется интенсивностью окислительно-восстановительных реакций в мышцах и печени, а так как мышечная масса у аборигенов снижена, то соответственно снижается уровень обмена;
3) преобладанием углеводной диеты. В результате исследований рациона питания этнических групп тропиков было выявлено преобладание в пище углеводов над жирами и животными белками, а также относительно низкая калорийность.

Ни один из трех перечисленных факторов, видимо, не является первостепенным. Именно действуя в комплексе, они достигают своего результата – снижения уровня основного обмена, которое влечет за собой понижение теплопродукции и в итоге более комфортную жизнь в тропиках.
Сердечно-сосудистая система
Системы кровообращения и крови в тропиках имеют ряд приспособительных особенностей. Кровь детей-аборигенов содержит большое количество гамма-глобулинов, что может быть объяснено двумя причинами.
Первая причина – нахождение в тропических районах большого количества инфекционных паразитов, вызывающих ответную реакцию организма, – повышение иммунитета. Еженедельное введение детям профилактических средств снижает содержание гамма-глобулина, но все равно их количество на 1/3 превышает количество у взрослого человека, живущего в умеренных широтах.
Вторая причина, возможно, – характерно высокое содержание гамма-глобулинов для жителей тропиков. Это доказывает тот факт, что в Каракасе (Венесуэла, Южная Америка), где малярия практически не распространена, уровень гамма-глобулинов остается высоким.
Общая закономерность, характерная для детей тропических областей, – это снижение артериального давления. Данный факт связывают с интенсивностью воздействия УФ-радиации. С увеличением воздействия снижается давление. Таким образом, можно сделать вывод, что артериальное давление имеет географическую зональность – общее повышение от экватора к полюсам.
На давление крови также влияет пигментация кожи и эффективность синтеза витамина D, что косвенно тоже зависит от ультрафиолетовой радиации. В цифровых значениях артериальное давление у жителей тропических областей Индии, Америки, Африки примерно на 20 мм рт. ст. ниже нормального давления жителей умеренных широт.
Потоотделение
При рассмотрении физиологии детей-аборигенов тропиков нельзя обойти стороной один из самых важных терморегуляционных процессов – потоотделение. Его особенностью в данных условиях является то, что дети-аборигены начинают потеть при более высоких температурах окружающей среды. Пот выделяется мельчайшими каплями, которые, смешиваясь с кожным салом, не стекают, а тут же испаряются, чем достигается более эффективное охлаждение кожи. Степень раздражения, необходимая для начала потения, свидетельствует о меньшей реактивности центра потоотделения, которая зависит от определенного механизма, угнетающего работу центра. Этот механизм полностью формируется у аборигенов к подростковому возрасту.
Большая интенсивность потения у жителей тропиков достигается за счет большого количества активных потовых желез, а не за счет повышения активности имеющихся желез, как это происходит у неадаптированных людей.
Интерес представляет и состав пота. Исследования показали в составе пота низкое содержание хлоридов, витаминов и других элементов. В процентном отношении у японца и филиппинца содержание хлоридов в поте 0,31 и 0,10 % соответственно, т. е. житель тропических широт примерно в три раза меньше теряет хлора, который является важным электролитом в организме.
• Относительно реакций других систем информации меньше. По-видимому, в остальном дети-аборигены тропиков не отличаются от детей умеренных широт. В литературе встречаются данные относительно более быстрого физического и полового развития детей южных широт. Н. М. Воронин подтверждает данное положение, но при условии хорошего, полноценного питания. Однако, как было отмечено выше, страны тропической зоны зачастую малоразвиты, а значит, и детское питание там неполноценное. Видимо, в связи с этим дети, обследованные в Гвинее, Заире и Нигерии, были меньше европейских стандартов по весовым и ростовым показателям примерно на 10–20 %. Общий же процент новорожденных с низким весом составил 7,5 %.

Таким образом, отличительными чертами детей тропических популяций являются: отставание в формировании «широтных» пропорций тела; сниженный уровень основного обмена; пониженное артериальное давление; большое количество гамма-глобулинов в крови; большое количество активных потовых желез; более высокая критическая температура окружающей среды. 6.3.4. Адаптация детей к условиям высокогорья
На протяжении всей своей жизни человек постоянно попадает в условия измененного кислородного режима, испытывая кратковременные гипоксические состояния в момент рождения, длительного крика, приступов кашля, чрезмерного физического напряжения. Преходящие гипоксические состояния развиваются у детей в связи с перемещением на высоту, но с течением времени организм ребенка способен адаптироваться к этим условиям при помощи изменений в функционировании многих систем.
Адаптация детей-иммигрантов.
ЦНС
У детей, попавших в горы, на гипоксию в первую очередь реагирует ЦНС. Процесс торможения претерпевает изменения на высотах 2000–3000 м, а процесс возбуждения – начиная с высоты 4000 м.
У дошкольников на высоте 2000 м изменения высшей нервной деятельности (ВНД) были выражены мало: не выявлено нарушений величин условного, двигательного и мигательного рефлексов и их латентных периодов. Координация движений и работа II сигнальной системы сохранялись на том же уровне, что и при нормальном атмосферном давлении.
У подростков же наблюдались характерные изменения функционального состояния ЦНС. На высоте 2000 м, особенно в первые 2 дня, у большинства обследуемых обоего пола происходили значительные изменения ВНД, выражавшиеся в уменьшении величин условных рефлексов, увеличении их латентных периодов. По мере адаптации (на 10-15-й день) сила, подвижность и концентрация основных нервных процессов возрастала. Подъем на большую высоту после 20-дневной адаптации не вызывал уже таких значительных сдвигов ВНД, как в первые дни (А.З. Колчинская, 1964).
Дыхательная система
Большую роль в адаптации ребенка к гипоксическим условиям играет система дыхания.
У детей дошкольного возраста МОД и альвеолярная вентиляция увеличиваются на высотах 1000–3000 м незначительно. Так, на высоте 1000–2000 м МОД составляет 107–108 %, на высоте 3000 м – 112–120 % от исходного. Это увеличение МОД происходит преимущественно за счет возрастания частоты дыхательных движений. Дыхательный объем при этом может даже и уменьшаться. Как известно, увеличение МОД за счет учащения дыхания – менее экономичный способ приспособления к недостатку кислорода, так как он сопровождается более слабым возрастанием альвеолярной вентиляции, что, в свою очередь, ведет к ухудшению газообмена между кровью и наружным воздухом. Но в то же время в детском возрасте определенную роль играет фактор, присущий только детскому дыханию. В условиях нормального снабжения О2, благодаря частому и поверхностному характеру дыхания, значительной физиологической гипервентиляции и низкому использованию кислорода из каждого литра вдыхаемого воздуха, у детей младших возрастов в альвеолярном и вдыхаемом воздухе содержится большее количество О2 и меньшее СО2, чем у детей старших возрастов. Более высокое парциальное давление О2 в альвеолярном воздухе способствует лучшей диффузии О2 в кровь, что ведет к более полному насыщению гемоглобина кислородом. Определение респираторных газов в альвеолярном воздухе показало, что при недостатке кислорода во вдыхаемом воздухе у младших детей также сохраняются более высокие по сравнению со старшими относительная (на 1 кг веса и 1 м2 поверхности тела) легочная и альвеолярная вентиляция, более высокое рO2и более низкое рСO2 в альвеолярном воздухе. Так, у детей рO2 альвеолярного воздуха на высоте 2000 м составляет 100 мм рт. ст. При гипоксии сохранение более высокого парциального давления кислорода в альвеолярном воздухе может играть важную роль, так как оно способствует лучшему насыщению артериальной крови кислородом и тем самым уменьшает гипоксемию. Лучшей диффузии кислорода из альвеол в кровь у детей способствует тонкость и нежность альвеолярно-капиллярных мембран.
У подростков на высотах 2000–4000 м недостаток кислорода вызывает усиление дыхания и возрастание МОД, которое обеспечивается увеличением дыхательного объема. На высоте 1000 м величина МОД составляет 100–108 %, 2000 м – 100–125 %, 3000 м – 90-130 %, 4000 м – 140 % от исходного. Следовательно, гипоксемия в подростковом возрасте выражена больше, чем у детей-дошкольников.
Сердечно-сосудистая система
Недостаток кислорода у детей и подростков сказывается на сердечно-сосудистой системе учащением сердечных сокращений и повышением систолического давления. На высоте 2000 м (на второй день пребывания) прирост ЧСС у детей составлял 17,9 % ± 2,7, у подростков – 15 % ± 1,8.
К числу приспособительных механизмов у детей дошкольного возраста можно отнести большее по сравнению с другими возрастами увеличение кислородной емкости крови за счет возрастания числа эритроцитов и количества гемоглобина (к 6-10-му дню пребывания на высоте 2000 м), что является компенсаторным приспособлением, направленным на увеличение доставки кислорода, а тем самым на улучшение артериализации крови в условиях умеренно выраженной гипоксии.
У детей и подростков в первые дни пребывания на высоте возникает несоответствие между потреблением и доставкой кислорода к тканям, которое выражается в увеличении кислородного запроса. Оно объясняется приведенными выше факторами – усилением работы сердца, дополнительным синтезом гемоглобина и образованием эритроцитов, возрастанием глубины и частоты дыхания, что требует увеличения расхода энергии. Высокая активность симпатоадреналовой системы в этот период также приводит к повышению энергетических затрат всеми тканями организма. Следовательно, в ранний период пребывания на высоте 3000–4000 м организм расходует больше энергии, чем в нормальных условиях. Именно поэтому основной обмен повышен, причем чем больше высота, тем выше основной обмен.
Исследования Т. А. Багдасаровой, проведенные у детей в возрасте 8-16 лет, показали, что временная адаптация растущего организма к условиям среднегорья протекает фазно. Начальная фаза для большинства детей характеризуется учащением ритма сердечных сокращений и дыхательных движений, повышением артериального давления, нарастанием легочной вентиляции, повышением общего газообмена, нарастанием содержания гемоглобина, количества эритроцитов и ретикулоцитов крови. Примерно через 2 недели проявляется следующая фаза, в которой сглаживаются первоначальные реакции, но увеличивается глубина дыхания с урежением его и нарастанием жизненной емкости легких. Возрастает утилизация кислорода, повышается кроветворение. К концу месячного пребывания наступает фаза стабилизации функций, близкая к показателям постоянных жителей гор.
Адаптация детей-аборигенов. Гипоксическое состояние оказывает влияние на все процессы жизнедеятельности коренного населения на протяжении онтогенеза. Уже в последние 3 месяца беременности прирост массы плода в условиях высокогорья начинает отставать, несмотря на выраженное нарастание объема плаценты, поддерживающей необходимые режимы его оксигенации. Новорожденные горцы имеют меньший вес и рост, а темпы роста их впоследствии замедлены в сравнении со стандартами равнинной местности.
Половое созревание людей в горах сдвигается к 18–20 годам, а рост тела прекращается лишь к 25–30 годам.
У новорожденных детей в условиях высокогорья имеется повышенное количество эритроцитов, гемоглобина, ретикулоцитов и увеличена функция кроветворения по сравнению с детьми, родившимися на равнине. Однако по мере роста детей эти различия несколько сглаживаются.
Отличительной чертой организма детей высокогорья является высокое кровяное давление в легочных артериях – легочная гипертензия, нарастающая с высотой местности. У этих детей она выражена даже в большей мере, чем у взрослых. «Равнинные» и «высокогорные» дети рождаются с признаками легочной гипертензии, но у детей на равнине в течение 72 ч после рождения давление в малом круге нормализуется, а у детей горцев легочная гипертензия сохраняется, так как в условиях высокогорья мышечный слой легочных артериол фетального типа очень чувствителен к действию низкого парциального напряжения кислорода в крови.
В процессе развития у детей, постоянно живущих в горах, происходит увеличение объема легких, аэробной способности, снижение артериального давления, урежение пульса. Проявляется тенденция к пониженной свертываемости крови.
В результате следует отметить, что дети высокогорья имеют относительно высокий уровень приспособленности к недостатку кислорода.
Учитывая напряженность окислительных процессов у приезжих детей, относительно небольшой функциональный резерв органов дыхания и кроветворения, адаптацию детского организма к условиям высокогорья считают сложным и длительным процессом. Глава 7. Социальные аспекты адаптации детей 7.1. Влияние антропогенных факторов на функциональное состояние организма ребенка
В последние десятилетия в связи с ростом напряжения экологической обстановки на детский организм ложится дополнительная нагрузка. Это обусловлено тем, что ребенок должен адаптироваться помимо природных еще и к антропогенным факторам среды. К ним относят все виды загрязнения: физическое (шумовое, электромагнитное, радиационное и т. п.); химическое, связанное с проникновением в воздух, почву и воду химических веществ до уровня, превышающего предельно допустимые концентрации; механическое, связанное с бытовыми и промышленными отходами. 7.1.1. Влияние шума
Шум, как физическое явление, представляет собой механические колебания упругой среды в диапазоне слышимых частот. Ухо человека может слышать только те колебания, частота которых составляет от 16 до 16 000 колебаний в секунду (Гц). Уровень шума измеряется в единицах, выражающих степень звукового давления, – децибелах (дБ). Шум в 20–30 дБ практически безвреден для растущего организма и составляет естественный звуковой фон, без которого невозможна жизнь. Шум в 130 дБ вызывает болевые ощущения, а достигнув 150 дБ, становится непереносимым.
Воздействие шума на организм ребенка двояко: специфическое и неспецифическое. Специфическое воздействие шума проявляется в повреждении органа слуха, точнее кортиевого органа, что приводит к развитию тугоухости и даже потере слуха.
Неспецифическое воздействие шума сопровождается функциональными изменениями, происходящими во многих системах организма. Через проводящие пути слуховой сенсорной системы шум действует на различные центры головного мозга ребенка, влияя на высшую нервную деятельность, нарушая равновесие процессов возбуждения и торможения, изменяя рефлекторные реакции. В результате громкости возникает раздражительность, беспокойство, нарушение сна, отвлечение внимания от обычных занятий. Шум вызывает возбуждение вестибулярного аппарата. При этом появляется головокружение, нарушается координация движений, а при нарастании до 130 дБ у детей могут возникать иллюзии. Шум оказывает вредное влияние на зрительную сенсорную систему. Чем больше его интенсивность, тем хуже ребенок видит и реагирует на происходящее.
При действии шума происходят сдвиги функционального состояния сердечно-сосудистой системы. У детей нарушается нормальное кровообращение. Даже несколько громко сказанных слов могут вызвать спазмы сосудов. Многочисленные исследования показали, что шум оказывает негативное воздействие на деятельность желез внутренней секреции, желудка и кишечника, вызывая в растущем организме патологические изменения. 7.1.2. Электромагнитные излучения
Широкое развитие компьютеров, телевидения, радиосвязи, радиолокации, расширение сети высоковольтных линий электропередачи, применение высокочастотной энергии в различных сферах хозяйства и в быту привело к значительному росту электромагнитных излучений в окружающей среде.
Действие электромагнитного поля на растущий организм зависит от его напряженности, продолжительности воздействия, частоты колебаний волн. Электромагнитные волны высоких и очень высоких частот дают больший биологический эффект.
Результаты обследования детей, проживающих в районах действия искусственных электромагнитных полей средне– и коротковолнового диапазона, позволяют говорить о неблагоприятных сдвигах, происходящих в системах организма.
Прежде всего это касается высшей нервной деятельности. У детей всех возрастных групп были выявлены нарушения условно-рефлекторных реакций, в частности достоверное снижение величин зрительно-моторных рефлексов и их латентных периодов. Ухудшилось качество внимания, понизилась умственная работоспособность. Полагают, что длительное пребывание детей в условиях электромагнитного поля может привести к нарушению взаимоотношения нервных процессов, их подвижности и силы.
Исследование сердечно-сосудистой системы свидетельствует о снижении функциональной способности сердца и нарушении нервно-вегетативного звена регуляции кровообращения.
Анализ картины крови у детей показал, что воздействие электромагнитных излучений сказалось на характере изменения лейкоцитарной формулы. Достоверно увеличилось общее количество нейтрофилов за счет как палочкоядерных, так и сегментированных клеток параллельно с нейтропенией. Характерны эозинофилия и моноцитоз. Обращает на себя внимание значительная базофилия.
Обнаруженные изменения лейкоцитов периферической крови указывают на значительные сдвиги иммунологической реактивности детей, находящихся в зоне электромагнитных полей.
Биохимические механизмы влияния электромагнитных излучений на уровне ЦНС включают изменения адренергических и холинергических процессов.

Анализ заболеваемости позволяет говорить о том, что вредному воздействию подвергаются прежде всего сердечно-сосудистая и нервная системы детей. 7.1.3. Действие радиации на ребенка
Радиация по своей природе вредна для жизни. Малые дозы облучения могут «запустить» не до конца еще установленную цепь событий, приводящую к генетическим повреждениям или раку. При больших дозах радиация может разрушать клетки, повреждать ткани органов и явиться причиной гибели организма. Повреждения, вызываемые большими дозами облучения, обыкновенно проявляются в течение нескольких часов или дней. Раковые заболевания, однако, появляются спустя много лет после облучения. Врожденные пороки развития и другие наследственные болезни, вызываемые повреждением генетического аппарата, могут проявиться лишь в следующем или в последующих поколениях: детей, внуков, более отдаленных потомков.
Чтобы вызвать острое поражение организма, дозы облучения должны превышать определенный уровень, но нет никаких оснований считать, что это правило действует в случае таких последствий, как рак или повреждение генетического аппарата. По крайней мере теоретически для этого достаточно самой малой дозы. Однако в то же самое время никакая доза облучения не приводит к этим последствиям во всех случаях. Даже при относительно больших дозах облучения далеко не все люди обречены на болезни: действующие в организме репарационные механизмы обычно ликвидируют повреждения.
• Крайне чувствителен к радиации мозг плода, особенно если мать подвергается облучению между восьмой и пятнадцатой неделями беременности. В этот период у плода формируется кора головного мозга, и существует большой риск того, что в результате облучения матери (например, рентгеновскими лучами) родится умственно отсталый ребенок. Именно таким образом пострадали примерно 30 детей, облученных в период внутриутробного развития во время атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки.
Особенно велик риск заболевания раком при облучении плода. В некоторых работах сообщается, что детская смертность от рака больше среди тех детей, матери которых в период беременности подверглись воздействию рентгеновских лучей.
Изучение генетических последствий облучения связано с еще большими трудностями, чем в случае рака. Во-первых, очень мало известно о том, какие повреждения возникают в генетическом аппарате человека при облучении. Во-вторых, полное выявление всех наследственных дефектов происходит лишь на протяжении многих поколений. Около 10 % новорожденных имеют те или иные генетические дефекты, начиная от необременительных физических недостатков типа дальтонизма и кончая такими тяжелыми состояниями, как синдром Дауна и т. п.
Среди более чем 27 тыс. детей, родители которых получили относительно большие дозы во время атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, были обнаружены лишь две вероятные мутации, а среди примерно такого же числа детей, родители которых получили меньшие дозы, не отмечено ни одного такого случая.
Дети крайне чувствительны к действию радиации. Относительно небольшие дозы при облучении хрящевой ткани могут замедлить или вовсе остановить у них рост костей, что приводит к аномалиям развития скелета. Чем меньше возраст ребенка, тем сильнее подавляется рост костей. Суммарной дозы порядка 10 Гр, полученной в течение нескольких недель при ежедневном облучении, бывает достаточно, чтобы вызвать некоторые аномалии развития скелета. По-видимому, для такого действия радиации не существует никакого порогового эффекта. Оказалось также, что облучение мозга ребенка при лучевой терапии может вызвать изменения в его характере, привести к потере памяти, а у очень маленьких детей даже к слабоумию и идиотии. Кости и мозг взрослого человека способны выдержать гораздо большие дозы.
У детей, находящихся на территории, подверженной радионуклидному загрязнению, отмечается значительное снижение фагоцитарного индекса и фагоцитарного числа. Вероятно, это является следствием влияния свободных радикалов на ферментные системы нейтрофилов.
При изучении биохимических показателей и состава периферической крови у детей, проживающих в районах с загрязнением Се-137, были отмечены нестабильность компонентов крови (лейкопения и лимфоцитоз). Имели место изменения гормонального статуса щитовидной железы, сдвиги метаболических процессов, связанных с участием натрия, калия, АТФ-азы и функционированием белков сыворотки крови.
Действие радиации на ребенка очень сложно прогнозируемо, а эффекты могут быть самыми неожиданными. В целом возрастные аспекты этого вопроса ввиду малого фактического материала разработаны мало. 7.1.4. Химическое загрязнение окружающей среды и его воздействие на растущий организм
Загрязнение окружающей среды химическими отходами прогрессирует с каждым годом. Поступая в воздух, воду и почву, в результате круговорота веществ в природе, эти отходы попадают в организм ребенка, вызывая не только адаптивные, но и патологические сдвиги. Основными химическими загрязнителями в наши дни являются автомобильный транспорт (49 %), топливная промышленность (сжигание топлива – 28 %) и промышленные процессы (13 %). Как правило, загрязнения воздуха в индустриально развитых странах обусловливаются пятью группами загрязнителей: оксидами углерода; оксидами азота (сгорание ископаемого топлива, автотранспорт, азотные удобрения); оксидами серы (сгорание угля и некоторых сортов нефти); летучими органическими соединениями (главным образом, углеводородами) и различными типами взвешенных частиц (особенно тонкие частицы ядовитых металлов и асбеста).
Вдыхание такого воздуха, естественно, сразу же сказывается на состоянии органов дыхания. Поступление его вызывает у детей повреждение слизистых оболочек верхних дыхательных путей, увеличение их проницаемости, обсемененность миндалин патогенными микробами.
Повышенная проницаемость слизистых оболочек и недостаточность местного иммунитета создают условия для проникновения ксенобиотиков через органы дыхания непосредственно во внутреннюю среду организма детей.
Большинство авторов, изучающих повреждающее действие вредных факторов на неспецифическую резистентность организма, отмечают снижение ее основных показателей: бактерицидной активности кожи, фагоцитарной активности клеток, активности лизоцима крови и других биологических жидкостей.
• Интегральным критерием техногенного загрязнения окружающей среды может служить изменение гематологических показателей, особенно у детей раннего возраста. Степень увеличения эритропоэза и усиления гемоглобинсинтезирующей функции с возрастом у детей из более загрязненных территорий выражена меньше, чем у детей из благополучных районов. Значительное снижение концентрации гемоглобина в эритроците в процессе развития ребенка свидетельствует о скрытой анемизации детей. Недостаток кислорода в организме сначала приводит к разрушению эритроцитов, о чем свидетельствует увеличение процента их гемолиза в 1,47 раза у девочек и в 2,32 раза у мальчиков, который в среднем возрос с 1,31 ± 0,07 до 1,95 ± 0,28. В результате недостатка кислорода разрушается и гемоглобин, а усиление эритроцитоза является результатом несколько позже наступающей стимуляции костного мозга продуктами распада эритроцитов. Эритроцитоз можно считать проявлением защитно-компенсаторной реакции организма в ответ на воздействие различных загрязнений, ухудшающих функцию внешнего дыхания, что ведет, в свою очередь, к некоторому снижению снабжения крови и тканей кислородом, т. е. к развитию не резко выраженной, но все же существующей гипоксии. В то же время изложенная схема не исключает воздействия других агентов (в том числе химических) непосредственно на эритропоэтическую ткань. Эритроцитоз приводит, по-видимому, к идентичности средних величин содержания в крови гемоглобина независимо от района проживания, так как с увеличением количества эритроцитов увеличивается и количество гемоглобина в цельной крови.
Многие ангидриды минеральных кислот и органические загрязнители раздражающего действия в первую очередь действуют на аэрогематический барьер в легочной ткани, вызывая, с одной стороны, механические нарушения путем разрушения сурфактанта, а с другой – ответную реакцию организма в виде пролиферативного воспаления и замещения пораженных участков соединительной тканью, что диагностируется как трахеит. Нарушение аэрогематического барьера приводит к непосредственному контакту крови с различными токсическими полютантами, т. е. может формироваться гемотропное, нейротропное или гепатотропное действие.
Исследования показали, что у детей, живущих в районах повышенной загрязненности атмосферного воздуха, отмечались отклонения в реактивности, исследуемой как на организменном и системном, так и на клеточном и субклеточном уровнях: выявлялись низкая лизоцимная активность слюны, повышенная хемилюминес-центная активность крови, низкий уровень насыщенности организма витаминами С и группы В. Под влиянием вредных воздействий у детей возникает дисбаланс показателей иммунной системы, вплоть до иммунодепрессии: изменение функциональной активности Т-лимфоцитов, дефект формирования Т-супрессоров; снижение содержания IgA в крови и секретах, повышение уровня IgE.
Отмечены определенные различия на уровне функционирования основных систем организма как по средним величинам, так и по распределению индивидуальных вариантов. Частота дыхания у детей всех возрастов, живущих в районах с высокой загрязненностью, была выше, чем в районах с более чистым воздухом (с высокой степенью достоверности различий для всех возрастов от 2 до 7 лет). При индивидуальном распределении детей по общепринятым средним величинам оказалось, что в загрязненных районах из детей 2–3 лет только 15,5 % имели средние величины частоты дыхания, у большинства же детей выявилось учащенное дыхание. В районах с более высоким уровнем загрязнения количество таких детей составило 69,8 %. Указанное состояние дыхательной системы свидетельствует о раздражении дыхательного центра, вызванном, по-видимому, химическим составом воздуха.
Значимое увеличение частоты дыхания (ЧД) вызывает пыль. Окислы азота несколько снижают функцию респираторной системы: ЧД, показатель бронхиальной проходимости (ПТМ). В отношении сердечно-сосудистой системы хлор, анилин незначительно увеличивают ударный объем сердца, а сажа, изопропиловый спирт вызывают его снижение. Однако наличие положительной связи концентрации сажи с диастолическим давлением (ДД) и отрицательной связи с систолическим (СД) и пульсовым давлением (ПД), ЧСС и ЧД являются неблагоприятным прогностическим признаком, указывающим на тенденцию к снижению функциональных резервов сердечно-сосудистой системы. Окислы азота имеют значительную отрицательную связь почти со всеми изучаемыми показателями (особенно с ЧСС, ЧД, ПТМ I), что свидетельствует об угнетении компенсаторных процессов организма. Изопропиловый спирт действует на показатели гемодинамики двояко: выявлена положительная связь с ДД и отрицательная – с СД, ПД, ЧСС, что также является плохим прогностическим признаком для сердечно-сосудистой системы. У анилина и хлора отмечено двоякое действие: главным образом на ЧСС – угнетающее (отрицательная связь), на бронхиальную проходимость (ПТМ II) – стимулирующее (положительная связь). Фенол и сероводород снижают регуляторные процессы сердечно-сосудистой системы (СД, ДД, ПД), что наиболее характерно для веществ токсической природы.
Таким образом, все эти данные свидетельствуют о крайне неблагоприятном воздействии на организм ребенка атмосферных загрязнений. 7.1.5. Урбанизация и детский организм
Развитие индустриального общества сопровождалось интенсивными процессами урбанизации. Значительно усилилась миграция населения из сельской местности в города. Города начали разрастаться, превращаясь в огромные мегаполисы.
Город – это экосистема, созданная человеком. Ее отличительной особенностью является большая плотность населения и всевозрастающая нагрузка на среду обитания человека. Крупный город оказывает влияние на основные компоненты природной среды: атмосферу, воду, рельеф, климат, растительность. В городах изменены гравитационное, термическое, электрическое, магнитное поле Земли. Иными становятся условия питания подземных вод, их химический состав. Бич города – загрязнение.
Процессы урбанизации имеют как положительные, так и отрицательные стороны. Создавая условия для разностороннего развития личности, город оказывает целый комплекс неблагоприятных воздействий на растущий организм.
В городских условиях человек с самого рождения оторван от природы.
Адаптивные реакции не успевают за темпом научно-технического прогресса и изменением среды обитания. В связи с этим большинство городских детей страдают синдромом большого города: отмечается рост гиподинамии, аллергических заболеваний, психическая неуравновешенность. Большую нагрузку испытывают все физиологические системы организма: нервная, сердечно-сосудистая, дыхательная, пищеварительная и т. д.
Естественная синхронизация светового дня и активности человека, присущая сельскому образу жизни, у детей-горожан нарушена и сдвинута в сторону темной части суток. Суточная десинхронизация физиологических процессов требует напряжения адаптационных механизмов, истощает приспособительные возможности.
Широко известно, что повышенная загрязненность атмосферы города отходами производства приводит к ослаблению физического развития детей, а нередко и к врожденным порокам развития.
Процессы урбанизации обусловили появление феномена акселерации, т. е. ускорения процессов роста и развития детей. Поскольку явление акселерации – панойкуменный процесс, то, естественно, он охватывает и сельские популяции. Но мера его проявления там значительно слабее, чем в условиях города.
Акселерация выражается в ускорении физического, полового и психического развития. Однако не ясно, следует ли рассматривать ее только как положительное явление. Последствия такой вспышки процессов роста и развития вряд ли могут быть исчислимы сроками жизни одного-двух поколений. Пока не ясно, как отразится этот процесс на репродуктивной способности, психических и социально-психологических свойствах личности, на характере приспособления к изменяющимся условиям среды. Причины акселерации неясны. Наиболее распространено мнение о том, что она обусловлена специфическим воздействием факторов городской жизни, таких как повышение калорийности питания, снижение физических нагрузок, усиление психоэмоционального напряжения.
Вряд ли стоит противопоставлять факторы, вызывающие акселерацию. Скорее всего, такое мощное явление может быть вызвано их совокупным действием. Судя по данным последних лет, во многих странах наблюдаются затухание акселерации и ее стабилизация. Это обстоятельство рождает предположение о каких-то пока еще непознанных механизмах и причинах акселерации.
Городское население отличается от сельского более крупными размерами тела, более развитым жировым компонентом и значительно большим процентом астенических и пикнических конституциональных типов. Это характерно не только для детских возрастов, но и для взрослого населения.
По-видимому, на изменение физического облика горожан повлиял комплекс факторов, характерных для современного города: изменение социально-экономического уровня жизни, увеличение психоэмоционального напряжения, расширение круга брачных связей за счет миграции в город сельского населения. 7.2. Адаптация детей к социальным факторам
Для понимания общих закономерностей адаптации важное значение имеют исследования приспособительных реакций организма детей и подростков в процессе их социализации. Приспособление организма ребенка к новым условиям социального существования, к новому режиму при поступлении в ясли, при переводе из яслей в детский сад, а из детского сада в школу сопровождается изменениями поведенческих реакций, расстройством сна, аппетита. Эти изменения, наблюдаемые во всех возрастных группах, укладываются в картину эмоционального стресса.
Эмоциональное напряжение, составляя основу структуры синдрома адаптации детей и выступая в роли мобилизующего фактора, вызывает последовательное включение приспособительных реакций разного уровня механизмов регуляции, интенсивность и продолжительность которых уменьшается с возрастом ребенка.
Детей раннего возраста, особенно 1-го и 2-го годов жизни, отличает наиболее генерализованная и продолжительная активация симпатоадреналовой и вегетативной нервной системы, а также системы гипофиз – надпочечники. У дошкольников интенсивность и продолжительность эмоционально-стрессовой реакции уменьшается. У многих первоклассников начальный период адаптации к школе протекает при активации лишь оперативных механизмов адаптации симпатоад-реналовой и вегетативной нервной системы, и только при длительных и интенсивных нагрузках подключаются стратегические механизмы, обеспечивающие более устойчивое приспособление школьников.
Приспособительные реакции, кроме количественных различий, имеют качественные особенности у детей разного возраста, которые существенно влияют на течение адаптации. Дети первых двух лет жизни адаптируются при наличии адренергических механизмов и большей централизации управления, о чем свидетельствует более выраженное увеличение у них экскреции адреналина. У детей 3-4-го годов жизни, на фоне уменьшения продолжительности, реакции адаптации протекают при активации и адренергических, и холинергических систем, а экскреция норадреналина преобладает над адреналином. Детей 5-го и 6-го года жизни характеризует более отчетливое преобладание симпатического отдела симпатоадреналовой системы над хромаффиновым, повышение в процессе адаптации активности автономного контура регуляции и влияния центрально-гуморальных механизмов. У первоклассников сдвиг вегетативного гомеостаза отличается волнообразностью при меньшей, чем в предыдущих группах, централизации управления и активности адренергических механизмов.
Эффективность вегетативного обеспечения приспособительных реакций детей также имеет возрастные особенности. Степень вовлечения в них сердечно-сосудистой системы наибольшая у детей раннего возраста, особенно 1-го и 2-го годов жизни. Сдвиг показателей центрального (ударный объем, минутный объем крови, сердечный индекс, ЧСС) и периферического (периферическое сопротивление, все параметры артериального давления) кровообращения у них достигает соответственно 55,3 и 38,5 % от исходного уровня с длительным (до 70 дней) периодом восстановления и преобладанием сосудистого компонента реакции над сердечным. Увеличение МОК достигается ростом как УО, так и ЧСС. Устойчивость, эффективность реакции и резервные возможности сердечно-сосудистой системы в ответ на эмоциональный стресс у детей раннего возраста ограничены, на что указывает наличие почти у половины детей разнонаправленных, колебательных и неблагоприятных для адаптации типов индивидуального реагирования.
Результаты реоэнцефалографических исследований показали, что адаптация детей раннего возраста сопровождается наиболее выраженными и продолжительными изменениями мозговой гемодинамики. При значительном увеличении сосудистого тонуса, времени наполнения сосудов и замедленном венозном оттоке кровенаполнение мозга ухудшается, несмотря на небольшое повышение скорости притока крови в исследуемую область. Продолжительность этих сдвигов колеблется для разных показателей от 5 до 55 дней. Такая относительно неблагоприятная динамика показателей церебрального кровотока характерна в основном для детей 1-го и особенно 2-го года жизни. У 3-летних детей тонус мозговых сосудов в процессе адаптации почти не изменяется, в то время как пульсовой приток увеличивается при меньшей продолжительности сдвига (5-15 дней).
Адаптивные изменения мозгового кровообращения у школьников отличаются волнообразностью в течение учебного года. В начале адаптации к школе, в конце 3-й и 4-й четверти сосудистый тонус, количественные и скоростные параметры кровенаполнения мозга увеличиваются. В конце года значительно увеличивается межполушарная асимметрия за счет левого полушария, свидетельствуя об утомлении школьников.
Система местной защиты активно вовлекается в эмоционально-стрессовую реакцию у детей всех возрастных групп. Это касается неспецифических и гуморальных ее факторов. Лизоцим, как компонент местной неспецифической защиты, первым включается в нее. У 76,2 % детей раннего, 66,7 % дошкольного и у 38,3 % младшего школьного возраста активность слюны оказалась сниженной, главным образом за счет детей 1, 2 и 4-го годов жизни. Снижение лизоцимной активности слюны является одной из причин заболеваемости детей.
Таким образом, по мере роста и развития ребенка в результате улучшения качества и адекватности реакций, их устойчивости и возрастной перестройки структуры функциональных связей между органами и системами, надежность функциональной системы адаптации в целом повышается.
Резкое изменение поведенческих реакций наблюдается у детей при поступлении в школу, особенно если организация учебных занятий и режима продленного дня не отвечает требованиям гигиены. У школьников регистрируются неадекватные реакции и представления о своих способностях и возможностях, отрицательное отношение к учебной ситуации, к учителю, отклонения в психоневрологической сфере. К этим симптомам присоединяются снижение уровня гемоглобина и сдвиги в иммунной реактивности. Отмечены сначала однократные, затем частые сдвиги в функционировании верхних дыхательных путей, приводящие к заболеваниям. Констатируется нарушение процессов роста и развития.
Результаты исследований показали, что роль средовых и генетических влияний в развитии таких показателей, как тотальные размеры тела и окружность головы, на разных этапах онтогенеза различна. Каждому показателю соответствует определенная динамика соотношений средовых и генетических воздействий. Например, в изменчивости длины тела, окружности грудной клетки и окружности головы увеличение влияния средовых факторов выявлено в возрасте 7–9 лет, массы тела – 4–6 и 10–12 лет. Длина тела как показатель зрелости организма имеет наибольшую диагностическую ценность в возрасте 4–6 и 10–15 лет.
Вариабельность высших кортикальных нейродинамических признаков в наибольшей степени определяется средовыми влияниями, среди которых важная роль принадлежит факторам социальным. Изучение процесса акселерации показало также, что в результате закрепления индивидуальных генетических изменений под влиянием ряда факторов на протяжении нескольких поколений образовались массовые изменения физического развития детей. Поскольку эти факторы средовые, главным образом социальные, то вытекает вывод, что именно социальная среда явилась источником и причиной изменений биологических свойств человека. Доказательством этого положения служат результаты многочисленных научных исследований, показавших, что акселерация в нашей стране носит всеобщий характер, несмотря на резкие различия в климатических условиях и на наличие различных национальных особенностей детей и подростков.
Установлена одинаковая степень сдвигов в сторону улучшения показателей физического развития независимо от социального положения родителей и климатических условий. Динамика работоспособности, адаптации и дезадаптации детей к учебной нагрузке и условиям ее организации взаимосвязана с рядом социальных факторов.
Образовательный ценз родителей, их квалификация, благополучие семьи сказываются на воспитании детей в семье, степени упорядоченности режима дня и проявляются у школьников I и II классов в подготовленности их к обучению, в беглости чтения, в качестве подготовки уроков, в успеваемости, особенно по общеобразовательным предметам.
Степень упорядоченности режима суток небезразлична для работоспособности учащихся. Длительные вечерние просмотры телепередач, сокращение установленных нормативов пребывания на воздухе и ночного сна препятствуют восстановлению, а еще более – упрочению работоспособности к утру последующего дня. Обучение в школе предъявляет к ребенку большие требования, с которыми он может справиться только в том случае, если его организм достиг необходимого уровня морфологического и функционального развития. Индивидуальные особенности интеллектуального развития и функционального состояния нервной системы обусловливают разную степень успеваемости учащихся. У неуспевающих учеников отмечается эмоциональная неуравновешенность, более низкий уровень интеллектуальной деятельности, пониженный тонус корковых систем. Анализ анамнестических данных показал, что причинами этого являются патогенные воздействия на ранних этапах онтогенетического развития, а также неблагоприятные социально-бытовые условия. 7.2.1. Детский организм и стресс
Условия обитания предъявляют к детскому организму все возрастающее количество стрессогенных факторов. Происходят глобальные изменения окружающей среды. Увеличивается темп жизни. Растет экологическое напряжение. Все это сказывается на условиях жизни ребенка, его семьи, всего общества в целом.
Несмотря на то что в науке стрессу в последнее время уделяется довольно пристальное внимание, возрастные его аспекты изучены сравнительно мало. Основное число исследований посвящено посттравматическому стрессу и последствиям заболеваний у детей.
Посттравматический стресс. В работах, посвященных посттравматическому стрессу, выделяют различные типы реакций на произошедшее событие: вытеснение; разграничение «Я» на «Я-реальное» и «Я-жертва»; фиксация на психотравмирующей ситуации; тревожность; эмоциональная лабильность; психопатические поведенческие реакции; замкнутость; ослабление социальных контактов; разочарование в людях и нравственных ценностях. Отмечается роль возраста ребенка в переживании травматического стресса. К характеристикам темперамента, обеспечивающим умение справляться со стрессом, относятся следующие: предсказуемость поведения; оптимизм; адаптируемость к изменениям; более высокий уровень достижений; более высокий порог восприятия травмирующего события и реакции на него. Анализ случаев посттравматического стрессового расстройства у детей, которые были жертвами или свидетелями психотравмирующих ситуаций (стихийные бедствия, агрессия со стороны человека), показал следующее: специфичной для детского переживания травматического события является травматическая игра (эквивалентная повторному переживанию травмы у взрослых). В травматической игре переиначиваются элементы события в повторяющейся безрадостной и стереотипной форме. В некоторых случаях переживание может вызвать раздвоение личности, возвращение к травмирующему опыту, галлюцинаторные переживания травмы.
Выделяют следующие индивидуальные формы реагирования на стресс:
а) тормозной тип реагирования (пассивный), для которого характерны симптомы: психологическая амнезия (у детей встречается утрата навыков и умений экспрессивной речи), стремление избегать напоминаний о травме, подавленность мыслей и чувств, а также избегание активности в ситуациях, напоминающих стрессогенную;
б) патологическая психофизиологическая возбудимость, которая проявляется в раздражительности, сверхнастороженности, повышенной пугливости, плохой концентрации внимания.
Чувствительность каждого ребенка к стрессогенному воздействию зависит от ряда факторов: генетических, конституциональных, типологических особенностей, жизненного опыта, уровня развития, а также от содержания и интенсивности события, вызывающего стресс. Эти факторы определяют величину психологических защитных ресурсов ребенка и его способность самостоятельно справиться с ситуацией.
Возрастные особенности реакции на стресс. В целом дети реагируют на психическую травму изменениями состояния сознания, межличностных отношений, импульсивного контроля поведения и изменением вегетативных функций. Тем не менее существуют различия в феноменологии, соответствующие фазе развития ребенка. Здесь условно выделяют три периода: дошкольный, школьный и юношеский.
1. Дошкольный период. Способность запоминать и в словесной форме воспроизводить травматический опыт у большинства детей формируется между 2,5 и 3 годами. До этого возраста дети также могут реагировать на психотравму, но симптомы эти неспецифичны и этиология их неясна. У 3-летнего ребенка будут проявляться личностные изменения, меняться игры и появляться страхи, связанные с травматизирующим событием. Воспоминания, как правило, отрывочные. При этом отдельные, короткие травмирующие события легче вспоминаются. Когда ребенок подрастает, он приукрашивает и перерабатывает свои воспоминания. Обычны их ассоциирования с последующими неприятными событиями.
Особенно беспомощны при столкновении с серьезной опасностью дошкольники. Им зачастую требуется серьезная помощь для восстановления душевного равновесия после психотравмирующих событий. Сталкиваясь лицом к лицу с опасностью, исходящей извне, они чувствуют себя беззащитными. Весь выбор маленького ребенка – это убежать или остаться, смотреть или нет, бодрствовать или уснуть. Все это лишь ограниченный набор действий пассивного наблюдателя, а не активного участника. Стрессовые реакции детей после четырех лет очень зависят от реакции родителей, от их видимой тревоги. Проявления этой тревоги усиливают собственную детскую беспомощность и беспокойство. Правда, дети старшего дошкольного возраста воображают в роли защитников своих старших братьев или родителей. Дошкольники чаще, чем дети других возрастных групп, реагируют на стресс подавленностью или даже психогенной немотой. Дети дошкольного возраста зачастую воспроизводят травмировавшее их событие в игре.
2. Школьный возраст. У детей школьного возраста наблюдается более широкий диапазон когнитивных, поведенческих и эмоциональных реакций. Дети этого возраста часто проявляют сужение познавательных способностей, наблюдаемое и у взрослых. Функциональные нарушения интеллекта отражаются в падении успеваемости. Причиной ухудшения способности ребенка концентрировать внимание могут быть травмирующие его воспоминания, то, что он пытается подавлять, спонтанно возникающие в сознании мысль, а также тревога и депрессия.
Школьники, в отличие от дошкольников, более не довольствуются ролью пассивных наблюдателей, но могут быть и участниками, хотя бы только в воображении. Воображаемые планы и действия отражают определенную неуязвимость этой возрастной группы, зачастую проявляясь в фантазиях о спасении потерпевшего в травмирующей ситуации.
Дети более старшего возраста много времени уделяют обсуждению деталей травматического события. Делая это, они как бы временно защищаются от тревоги и страха. Это может стать формой фиксации на травме, характеризующейся неэмоциональным, почти точным отчетом о ситуации, избавляющей от психотравмы. Иногда, наоборот, ребенок находится в состоянии повторяющихся приступов возбуждения, как бы в отношении надвигающейся опасности.
Школьники особенно чувствительны к развитию психосоматических симптомов, таких как желудочные боли и др. Они могут часто обращаться к медсестре при отсутствии у них психосоматических симптомов заболевания.
3. Подростковый и юношеский возраст. Проявление посттравматического стрессового расстройства у юношей и подростков напоминает эти проявления у взрослых. Чувство стыда и обиды травматизирует социальную позицию ребенка и приводит его к поискам новой социальной общности.
Травматизированная молодежь проходит через период вызывающего поведения, характеризующегося бездельем, нескромностью в сексуальном поведении, руганью и деликвентностью. Для них характерно поведение протеста, из-за которого они совершенно не воспринимают никаких авторитетов. Если им доступны автомобили и оружие, это в сочетании с низким импульсивным контролем, слабой способностью хладнокровно рассуждать и антисоциальным поведением может быть опасным для жизни.
В старших возрастных группах проявления детского посттравматического расстройства сходны с его проявлениями у взрослых. Тем не менее есть определенные различия, отражающие фундаментальные, хотя пока еще точно не выясненные нейрофизиологические различия между детьми и взрослыми. В отличие от взрослых, перенесших травматическое событие, дети обычно не вытесняют травм. Хотя для ребенка и трудно в эмоциональном отношении описывать детали произошедшего события, они дают его ясную и четкую оценку. Пока не сообщалось об амнезии отдельных эпизодов травмирующего события у детей, скорее всего эти явления у них очень редки. Живые, яркие воспоминания об этих событиях в детстве могут сохраняться у человека на протяжении многих лет с необычайной отчетливостью. Не отрицая психотравмирующего события и не забывая его, юноши вместе с тем и не жалуются на непроизвольную ретроспекцию (на то, что в сознании непроизвольно всплывают отдельные эпизоды травмирующего события).
Стрессорное действие болезни. В последние годы появились работы, посвященные стрессорным воздействиям заболеваний у детей. Болезнь – это всегда стресс. Исследование влияния предоперационного стресса на физиологические функции у детей и подростков показало, что в условиях эмоционального напряжения наиболее выражены реакции вегетативной сферы. Об этом можно было судить по динамике частоты сердечных сокращений и по изменениям в сердечных циклах. О нарушениях гомеостаза свидетельствовали, в частности, сдвиги, происходившие в терморегуляции. Отмечены возрастные и половые различия в вегетативном обеспечении адаптивного ответа детского организма на стрессовую ситуацию.
Стрессором может быть и хроническое заболевание. Оно значительно отличается от вышерассмотренного стрессора – психотравмирующего события. Хроническое заболевание лишено той внезапной ударной силы, что катастрофа или преступление, но значительно по длительности и непрерывности действия. Последствия хронических заболеваний у детей связаны с проблемами в обучении и в социальной адаптации. При этом у детей младшего школьного возраста ухудшается в основном учеба, а у более старших детей основные проблемы связаны с социальной адаптацией. Для юношей характерна большая социальная дезадаптация, чем для девушек. У больных детей формируется низкая самооценка, неуверенность в себе, склонность к одиночеству.
Помимо самой болезни, для больного ребенка стрессором может оказаться и сама процедура лечения.
Наличие в семье хронически больного ребенка создает трудности и проблемы не только для него самого, но и для всей семьи – родителей, здоровых братьев и сестер. Для решения этих проблем применяют разнообразные меры – например, семейную психотерапию, которая преимущественно используется и в реабилитации при посттравматическом стрессе. 7.2.2. Социальные факторы, негативно влияющие на детский организм
Различные социальные факторы, негативно влияющие на организм, – употребление родителями алкоголя, конфликты в семье, неполная семья (или наличие мачехи или отчима) и т. п. – вызывают у детей невропатические и астенические расстройства, неврозы и др. Показано, что курение матери ассоциируется с изменением функционального состояния органов дыхания детей раннего периода жизни. При обследовании 9-летних детей обнаружена прямая зависимость между курением родителей и степенью реактивности бронхов и кожной реакцией на аллергены у детей. Дети, рожденные от отцов, больных алкоголизмом, в школьном возрасте отличались от других детей повышенной импульсивностью, беспокойством, более выраженным вербальным дефицитом, они чаще обращались за помощью к школьному психологу и имели проблемы с успеваемостью. К 16 годам они хуже выполняли вокабулярный тест, наблюдалась более выраженная пониженная α-активность на ЭЭГ после нагрузки этанолом, снижение реакции на этанол. Эти дети характеризовались большей импульсивностью и агрессивностью.
Реакции детского организма на курение. Проведенные исследования показали, что вследствие незавершенности процессов морфо-функционального созревания органов и их систем у подростков курение вызывает более глубокие функциональные нарушения, нежели у взрослых курильщиков. В частности, значительно снижается способность к расширению легких и грудной клетки, изменяется интенсивность легочного газообмена, уменьшается проходимость дыхательных путей, что в конечном счете ведет к более частому заболеванию верхних дыхательных путей и легких. У детей даже с небольшим стажем курения (0,5–2 года) нарушаются механизмы регуляции дыхания, что особенно выражено при изменяющихся условиях среды. Повышается возбудимость дыхательного центра. Проявляются признаки меньшей зрелости периферических и центральных хеморецепторов, барорецепторов легких.
Реакции на курение кровеносных сосудов у подростков по характеру сравнимы с реакциями больных ишемической болезнью сердца. После выкуривания одной сигареты уже в течение первых минут наблюдается ухудшение кровоснабжения конъюнктивы глазного яблока. Поскольку в настоящее время принято считать, что микроциркуляция в конъюнктиве отражает состояние микроциркуляции во всем организме, можно говорить о неблагоприятном влиянии курения на микроциркуляцию во всех тканях и органах человека. Курение вызывает более глубокие изменения микроциркуляции у подростков 14–15 лет по сравнению со старшими. Это, по-видимому, связано с незавершенностью у них морфофункционального созревания микрососудов и несформированностью механизмов регуляции микроциркуляции.
У курящих школьников ухудшается кровоток в легких и головном мозге. Отмечается повышение систолического и диастолического давления, снижение ударного объема крови. В ответ на вдыхание табачного дыма при однократном курении со стороны сердечно-сосудистой системы наблюдается гипертоническая реакция.
Изучение нейрофизиологических особенностей воздействия курения на ЦНС детей дает представление о механизмах формирования никотиновой зависимости. Никотин активирует ЦНС, увеличивает селективность восприятия и повышает помехоустойчивость, подавляет неприятные эмоции и усиливает положительные. Однако отдаленные последствия влияния курения на ЦНС носят отрицательный характер. Они развиваются тем быстрее, чем моложе возраст курящего. Снижается умственная работоспособность, возникают неврозы и психопатии. По мнению психонейрофизиологов, особенно опасным возрастом, в котором начало курения быстро закрепляется, является возраст 11–12 лет. Специфика функционирования мозга на начальных стадиях полового созревания обусловливает характерные для подростков особенности поведения, его неустойчивость, сниженный контроль за своими поступками. Именно в этот период появляется повышенная тяга к курению.
У курящих детей угнетается двигательная функция. С увеличением стажа курения от 3 до 7 лет существенно снижается быстрота выполнения определенного вида движений, что в конечном итоге сказывается и на характере выполнения более сложнокоординированных актов двигательной функции (ходьба, бег и т. п.). Снижается и уровень функционирования системы зрительного контроля двигательной функции. Снижение уровня быстроты, точности и координированности выполнения произвольных движений препятствует достижению высоких спортивных результатов, несмотря на значительное увеличение времени занятий.
Таким образом, курение отрицательно влияет на физиологические системы растущего организма. Нарушения функций этих систем тем значительнее, чем меньше возраст ребенка и длительнее стаж курения. Это связано с незавершенностью процессов роста и развития. Более высокая текущая заболеваемость среди курящих школьников сегодня обернется завтра ростом числа хронических больных.
Влияние алкоголя на детский организм. Алкоголь, попадая в организм ребенка или подростка, прежде всего проникает в кровь и мозг. Клетки головного мозга детей значительно богаче водой, чем у взрослых. Они очень быстро всасывают алкоголь. Вследствие незрелости нервных клеток и повышенной рефлекторной возбудимости коры больших полушарий, слабости тормозных процессов в ответ даже на небольшие дозы алкоголя у детей часто возникают тяжелые отравления, различные заболевания. Прием алкоголя ухудшает умственную деятельность, нарушает память. Страдает из-за этого мышление.
Высока чувствительность к алкоголю детей ослабленных, часто болеющих, особенно тех, которые имеют или перенесли в прошлом какие-либо поражения нервной системы, например родовую травму, сотрясение мозга, менингит, энцефалит. Алкоголь может отягощать последствия этих заболеваний.
Поражая в первую очередь нервную систему, алкоголь одновременно действует и на другие органы и ткани. Сердечно-сосудистая система в период роста и развития детей функционирует в условиях повышенной нагрузки. Сердце ребенка растет пропорционально его общему росту, т. е. наиболее интенсивно в раннем возрасте. При таком интенсивном росте волокна сердечной мышцы обильно снабжаются кровью и лимфой, что облегчает влияние на сердце различных токсических веществ, в том числе алкоголя. Под действием алкоголя учащаются сердечные сокращения, появляется одышка, могут возникнуть боли в области сердца. Алкоголь понижает содержание кислорода в крови, тем самым действует на сердечную мышцу, заставляя сердце ребенка работать в еще более напряженном ритме.
Значительные изменения происходят в сердечно-сосудистой системе у детей среднего школьного возраста (12–14 лет). В период полового созревания у мальчиков и девочек часто нарушается ритм сердечной деятельности. В 15–18 лет у подростков и юношей нередко наблюдаются функциональные нарушения сердечной деятельности, сопровождающиеся шумами, повышением кровяного давления, изменением сердечного ритма. Эти нарушения, как правило, носят временный характер, но они требуют рациональной организации труда, отдыха, питания подростков. При приеме спиртных напитков они усугубляются.
Дыхательная система в различные возрастные периоды у детей также имеет свои особенности. В дошкольном и младшем школьном возрасте наблюдается высокая возбудимость дыхательного центра. Даже непродолжительное напряжение, отрицательные эмоции ведут к быстрому нарушению ритма дыхательных движений. Употребление алкоголя детьми может привести к нарушению ритма дыхания и даже к его остановке. При частом употреблении спиртных напитков у детей могут раздражаться более нежные, чем у взрослых, слизистые оболочки верхних дыхательных путей. Пары алкоголя, выделяющегося через легкие из крови, способствуют повреждению органов дыхания. Это может привести к воспалительным процессам в носоглотке, гортани, легких, бронхах, к развитию бронхита, пневмонии, которые у детей и подростков принимают более затяжной характер и плохо поддаются лечению.
Алкоголь вызывает у детей серьезные, необратимые заболевания органов пищеварения, печени, почек. Отличительной особенностью желудка и кишечника детей является повышенная проницаемость их стенок. Поэтому все токсические вещества, поступающие в желудок и кишечник, легко и быстро проникают в кровяное русло, затем в головной и спинной мозг, вызывая развитие тяжелых отравлений. Кроме того, у детей слизистые оболочки желудка и кишечника нежнее, чем у взрослых, и алкоголь сильнее раздражает их желудочно-кишечный тракт, что приводит к быстрому нарушению секреции желудочного сока и ферментов. При этом нарушаются усвоение питательных веществ, поступающих в желудочно-кишечный тракт, обменные процессы, и как следствие этого, рост и развитие ребенка. Употребление спиртных напитков способствует развитию у детей необратимых органических заболеваний желудка – гастритов, язв и злокачественных опухолей.
Несовершенна у растущего организма и деятельность печени. Этим объясняется ее быстрое поражение при многих интоксикациях. Печень принимает участие в углеводном и белковом обмене, в формировании иммунитета. При алкогольной интоксикации у ребенка возникает воспаление печени, она увеличивается.
В связи с более энергичными процессами обмена веществ в детском возрасте, в том числе и водного обмена, деятельность почек протекает более энергично и работа почек под влияниям алкоголя у детей нарушается значительно раньше и в большей степени, чем у взрослых. В почках развиваются явления склероза, могут обостриться хронические заболевания – нефрит, пиелонефрит.
К концу младшего школьного возраста (к 11 годам) усиливается деятельность половых желез. Глубокая перестройка эндокринной системы, рост половых желез, усиление активности щитовидной железы, надпочечников, задней доли гипофиза – все это наблюдается в возрасте 12–14 лет у мальчиков и девочек. Алкоголь поражает многие железы внутренней секреции, в первую очередь щитовидную железу, гипофиз, надпочечники, половые железы. У детей поражение этих желез ведет к необратимым изменениям в процессах роста и развития всего организма. На фоне алкогольной интоксикации могут развиться сахарный диабет и другие эндокринные заболевания. Особенно опасно употребление спиртных напитков в период полового созревания.
Социальных факторов, влияющих на ребенка, великое множество, и все они оказывают заметное, часто негативное, влияние на его функциональное состояние. В современном мире нагрузка этих факторов растет, и ее нельзя не учитывать в процессах воспитания и обучения.
Проблемы детской наркомании и токсикомании. В последнее время резко обострилась проблема наркомании и токсикомании. К наркомании относится употребление тех наркотических веществ и препаратов, которые включены в список наркотических лекарственных форм, утвержденный соответствующими приказами Министерства здравоохранения и соцразвития РФ.

Наркоманией называется группа заболеваний, которые проявляются влечением к постоянному приему в возрастающих количествах наркотических лекарственных средств и наркотических веществ вследствие стойкой психической и физической зависимости от них, развитием абстиненции при прекращении их приема.
Наркомания приводит к глубоким изменениям личности и другим расстройствам психики, а также к нарушениям функций внутренних органов. Наркомания представляет собой разновидность токсикомании.

Токсикомания – злоупотребление теми веществами, которые не входят в список наркотиков. Это различные химические, биологические, лекарственные вещества, которые вызывают привыкание и зависимость (снотворные, стимуляторы, психотропные, растворители, ряд других групп).
В большинстве случаев при токсикомании наблюдаются те же явления наркотической зависимости, что и при употреблении чисто наркотических средств, но степень выраженности их меньше, хотя в итоге они очень часто приводят к не меньшим нарушениям психического и физического здоровья. Одним из главных мотивов к употреблению наркотиков является желание получить приятное чувство, вызываемое посредством введения наркотического средства. К факторам, влияющим на развитие наркомании, можно отнести такие особенности характера, как слабость силы воли, переживание чувства собственной неполноценности, неумение устанавливать межличностные отношения и т. п.
В последние годы наркомания значительно «помолодела». Распределение потребителей наркотиков по возрасту представлено в таблице 7.1.

Таблица 7.1. Распределение потребителей наркотиков по возрасту

Если употребление наркотиков посредством введения их в организм с помощью шприца, либо в качестве курения, может происходить в возрасте 14–15 лет и старше, то их использование путем вдыхания ядовитых для человека веществ может начаться уже в 7-8-летнем возрасте, т. е. в период обучения в начальной школе. Однако психологические предпосылки для начала потребления наркотиков формируются в основном в переходном возрасте.
Подростковый возраст имеет такие психологические особенности, как склонность к подражательству, повышенная внушаемость, подчиняемость групповому поведению, желание испытать на себе из чувства противоречия эффект действия того или иного вещества, которые делают наиболее вероятным развитие наркомании в этом возрасте.
• В подростковом возрасте наиболее актуальными являются не наркомания и токсикомания, а злоупотребление наркотиками и токсическими веществами, когда зависимость от них еще отсутствует. Такое явление назвали аддиктивным поведением (addictive behavior) – злоупотреблением различными веществами, изменяющими психическое состояние до того, как от них сформировалась физическая зависимость. Термин «аддиктивное поведение» указывает на то, что речь идет не о болезни, а о нарушениях поведения.
• Пути развития аддиктивного поведения (наиболее распространенные):
1) полисубстантное аддиктивное поведение. Подростки пробуют на себе действие различных токсических веществ. Впоследствии может быть выбрано наиболее понравившееся, но злоупотребление может быть остановлено и до такого выбора;
2) моносубстантное аддиктивное поведение. Подростки злоупотребляют только одним веществом. Чаще всего это обусловлено тем, что только к нему имеется доступ, но иногда подростки сознательно отказываются от других токсических веществ.
Впервые пробуют наркотики чаще всего в компаниях или под влиянием приятеля.
Этап поискового «полинаркотизма» наступает тогда, когда за первыми пробами следуют повторные. Обычно это происходит в компаниях, которые собираются не только для совместного злоупотребления. Психоактивные вещества в этих компаниях используются «для веселья», для обострения восприятия модной музыки, для сексуальной расторможенности и т. п. За пределами компании токсические вещества не употребляются.
• Переход аддиктивного поведения в болезнь. При этом молодой человек постепенно проходит следующие этапы:
1. Эйфория (эффект удовольствия, сдвига в психической и физической сфере). Она характерна не для всех наркотиков (преимущественно для морфия и опиума). По мере принятия наркотиков острота эйфории снижается, в таком случае требуется либо увеличение дозировок, либо учащение приемов.
2. Толерантность (способность переносить дозировки, многократно превышающие физиологические). При приеме наркотиков появляется форма постепенной толерантности токсического вещества, что связано с привыканием организма к действию одной и той же дозы наркотика, принимаемой неоднократно (постепенно организм реагирует слабее). Это также связано с работой печени, которая обладает способностью к нейтрализации и метаболизации наркотика.
3. Зависимость. Принято различать физическую и психическую зависимость. Повторный, а в некоторых случаях даже однократный прием наркотика вызывает один из первых признаков заболевания наркоманией – психическую зависимость, т. е. стремление объекта вновь пережить приятное самочувствие, которое ранее уже вызывалось действием данного наркотика. Сначала зависимость носит психический характер, а впоследствии приобретает физический, когда наркотик уже включился в обмен веществ и нормальное функционирование организма без него уже невозможно. Прием наркотиков на этом этапе необходим не столько для ощущения эйфории, сколько для восстановления физического состояния организма (теряемого при синдроме лишения наркотика).
Физическая зависимость, ярким выражением которой является ломка, при потреблении ряда наркотиков отсутствует, а вот психическая сопутствует любой наркомании и играет еще более важную роль. Об этом свидетельствуют, например, многочисленные случаи возвращения к наркотикам даже тех, кто сумел бросить, пройти ломку и много лет воздерживаться – от физической зависимости они освободились, а вот психическая стала для них пожизненной.
4. Абстиненция (синдром отнятия) приходит обычно спустя 12–18 ч. после прекращения принятия наркотика. Наркоман не может переносить состояние, доставляющее физические и психические страдания, которому сопутствуют сильнейшие спазмы внутренних органов и мышц, нарушенные функции желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы, повышенная секреция желез. Подобные проявления сопровождаются психическими симптомами: бессонницей, подавленностью, чувством тревоги и страха, приступами истерики, психомоторным возбуждением. Все помыслы человека в абстиненции только о том, чтобы любой ценой достать и ввести определенную дозу наркотика, быстро исправляющую это состояние.
• Развитие наркомании может идти двумя путями:
1) вследствие самостоятельного сознательного приема наркотиков самим человеком;
2) вследствие отравления ребенка, еще находящегося в утробе, путем злоупотребления наркотиками матерью до и во время беременности.
Потребление наркотических и токсических средств отрицательно влияет на внешний вид наркомана, ведет к преждевременному старению, подрывает здоровье, разрушает разум. Продолжительность жизни резко снижается. Наркоманиям и токсикоманиям сопутствуют различные болезни сердца, легких, желудка, печени, почек, крови, психические расстройства и т. д. Беспорядочные половые связи наркоманов способствуют распространению среди них венерических заболеваний, гомосексуализма, СПИДа. Потребление наркотиков, средств бытовой химии нередко переходит в отравление. Зарегистрированы многочисленные смертельные случаи среди лиц, злоупотребляющих наркотическими и токсическими средствами.
Детский организм гораздо менее устойчив к воздействию наркотиков, и его реакции намного сложнее, чем у взрослого человека. Недоступность дорогостоящих чистых наркотиков определяет выбор подростками тяжелодействующих дешевых одурманивающих средств, что отражается на течении наркомании и на характере последствий интоксикации. Начало болезни у детей, как правило, либо не определимо, либо синдромы смещены во времени относительно друг друга и последовательность их нарушена. Групповая наркотизация – полинаркомания, формирует особое влечение, на недифференцированном уровне, вызывая состояние «оглушения», что ведет к более сложным нарушениям и интоксикации. Малая роль эйфорического эффекта, служащего первым звеном в психическом привыкании и становлении влечения, ведет к замедлению наркотизации.
И наконец, синдром развития физической зависимости также плохо выражен, так как количество принимаемого препарата не дозируется и постоянно колеблется в зависимости от наличия денег у ребенка или группы сверстников и многих других факторов.
• Действие наркотиков на системы органов. Наркотики оказывают комплексное действие на растущий организм. В первую очередь они влияют на нервную систему ребенка, а именно на головной мозг. Разрушаются рецепторы и связи между нервными клетками. Группы нейронов, отвечающие за ощущение боли, повреждаются в наибольшей степени. Нарушения в работе нервной системы, контролирующей деятельность всего организма, приводят к серьезным сдвигам в работе органов и физиологических систем организма.
Еще одна из систем-регуляторов, подверженная влиянию наркотиков у детей, – это эндокринная система. Наркотики, воздействуя на гипофиз и другие железы внутренней секреции, контролируют выработку определенного количества гормонов, ответственных за разные процессы. Так, на первой стадии болезни у детей, принимающих наркотики, возникает соматическая патология. Дети выглядят либо на несколько лет моложе собственного возраста, либо у них проявляется что-то старческое. Нарушается структура волос, они становятся более ломкими, ногти слоятся и ломаются, меняется даже цвет кожи в зависимости от вида наркотика. В более старшем возрасте наблюдаются нарушения в половой системе подростков, а именно снижение выработки половых гормонов. Вследствие этого плохо развиваются вторичные половые признаки. У девушек нарушается менструальный цикл и снижается выработка гормона, ответственного за образование яйцеклеток и способствующего сохранению беременности.
Наиболее распространенным способом приема наркотиков у детей является курение марихуаны. Вдыхание наркотического дыма способствует слущиванию эпителия, нарушению выделения слизи, что изменяет функцию дыхания. Происходит нарушение процессов вентиляции легких. Органы дыхания тесно связаны с системой кровообращения и постоянством внутренней среды. В результате воздействия любых наркотиков наступает возбуждение в сердечно-сосудистой системе. При хроническом употреблении наркотиков у детей имеет место защелачивание организма. Наркотики изменяют строение и проницаемость мельчайших сосудов, где обычно происходит обмен кислорода и углекислого газа, а также усвоение питательных веществ. Резко падает артериальное давление. Нарушения обмена веществ в мышце сердца приводят к распаду в ней ткани и ее тяжелейшему поражению.
Наблюдаются также и специфические изменения. При употреблении кокаина блокируется передача импульсов с водителя сердечного ритма на сердечную мышцу, а если происходит попадание барбитуратов в артерию, то возникает спазм и возможен коллапс. Все эти воздействия могут привести к смерти ребенка в результате сердечной недостаточности.
У детей, употребляющих наркотики, обнаружены изменения продукции желудочного сока, вплоть до полного угнетения пищеварительных функций. Печень в несформировавшемся организме ребенка одна из первых принимает на себя удар наркотического дурмана. 90 % принятого наркотика обезвреживается в ней. В клетках печени исчезает важнейшее для углеводного обмена вещество – гликоген, и накапливается балласт жира. На смену обратимым нарушениям приходят необратимые – начинается дегенерация и гибель клеток.
Кожные покровы служат границей между организмом и окружающей средой. Функции их многогранны: через них выделяются продукты обмена веществ, они регулируют тепловой обмен. Наркотики, как известно, вводят через кожу любым шприцем в любых помещениях. Поэтому уже при первом взгляде на ребенка, употребляющего яд внутривенно, можно увидеть множество гнойничков – характерный показатель распространения инфекции по всем органам и системам. Самое страшное из последствий – заражение СПИДом. Так, в России более 90 % всех заразившихся ВИЧ-инфекцией – это подростки и молодые люди, вводившие себе внутривенно наркотики.
Хроническая интоксикация при длительном злоупотреблении наркотиками и токсическими веществами может задерживать гармоническое физическое развитие. Даже допинги вроде анаболических стероидов, с одной стороны, вызывая развитие сильной мускулатуры, в то же время могут угнетать половое созревание вплоть до атрофии половых органов.
Неблагоприятное действие токсических веществ особенно сказывается на развитии, когда злоупотребление ими начинается в младшем и среднем подростковом возрасте – до 16 лет.
Подростки делаются менее сообразительными, медленнее и хуже ориентируются в окружающей обстановке, особенно в случаях, когда требуется быстрота реакции. Резко падает способность усваивать новый учебный материал – это служит нередкой причиной того, что подростки бросают учебу, категорически отказываются от занятий и даже сбегают из дома и интернатов. У одних при этом преобладают нарастающая пассивность, вялость, медлительность, склонность держаться в стороне от сверстников, искать уединения, проводя время в безделье. У других проявляются склонность к аффективным реакциям, злобность, драчливость, агрессия по малейшему поводу.
Психологическое обследование обнаруживает низкий интеллект. Но особенно выражены нарушения внимания – наблюдаются трудность сосредоточения, легкая отвлекаемость, неспособность долго удерживать внимание на чем-либо одном. Нарушается кратковременная память, как механическая, так и оперативная.
Отмечаются спонтанный нистагм, пошатывание в позе Ромберга, легкий мышечный тремор, повышение сухожильных и снижение брюшных рефлексов, стойкий красный дермографизм. Подростки жалуются на головные боли, плохой сон, головокружения, повышенную потливость, иногда отмечают, что стало укачивать в транспорте. Может появиться своеобразный симптом, свидетельствующий об изменениях нервной трофики – белые полоски на ногтях, нечто вроде «паспорта токсикомана». На ЭЭГ регистрируют умеренные диффузные изменения. Повышается «судорожная готовность».
При интоксикации бензином психоорганический синдром и токсическая энцефалопатия особенно выражены. То же наблюдается при хронической интоксикации толуолом и гораздо в меньшей степени при злоупотреблении пятновыводителями.
Резидуальные органические поражения головного мозга, предшествующие хронической интоксикации, облегчают формирование психоорганического синдрома и токсической энцефалопатии. Более чем у половины подростков в анамнезе были черепномозговые травмы различной степени, но развитие психоорганического синдрома началось только после хронической интоксикации ингалянтами (таким образом, можно сделать вывод, что злоупотребление ингалянтами способствует прогрессированию старых болезней и появлению и развитию новых). В 80 % отмечена задержка психомоторного развития в раннем детстве – дети позже обычного начинали ходить, говорить, долго не могли приобрести элементарные навыки самообслуживания, у них наблюдался энурез.
Для хронической интоксикации бензином характерно также поражение печени и почек. Может развиваться малокровие с лейкопенией.
При злоупотреблении пятновыводителями часто встречаются хронические бронхиты.
Отдаленные катамнезы свидетельствуют, что у тех, кто в подростковом возрасте злоупотреблял ингалянтами, в дальнейшем имеется высокий риск злокачественного течения хронического алкоголизма с быстрым развитием психической и физической зависимости от алкоголя и даже с психической деградацией.
К детской наркомании относятся не только дети, принимающие наркотики, но и дети, рожденные женщинами-наркоманками.
Современная генетика связывает влияние наркотического яда на половые клетки с воздействием непосредственно на наследственный аппарат – хромосомы. Проникая в половые клетки, уже готовые к оплодотворению, яд и продукты его распада реагируют с хранителями наследственных признаков – генами. Вызванные ядом сдвиги в строении генов изменяют обмен веществ и вызывают разнообразные повреждения, приводящие к врожденным детским уродствам. Так, человеческий эмбрион наиболее раним именно в первые дни и недели беременности, когда женщина может и не знать о наступившем зачатии. Даже минимальная доза наркотика вызывает у плода те или иные изменения. Дети, рожденные от таких матерей, обычно недоношенные, они маленького роста и часто имеют врожденные аномалии – пороки сердца, расщепления нёба и верхней губы. Кроме того, мать, принимающая наркотики, передает их с грудным молоком ребенку, тем самым формируя будущего наркомана, так как дети рождаются с соответствующей физиологической зависимостью.
Опасные вещества обычно медленно выводятся из детского организма, поскольку в его печени содержится мало ферментов, способных разрушить эти соединения. Так, употребление кокаина во время беременности может привести к выкидышу или преждевременным родам, а кроме этого, увеличивает риск возникновения синдрома внезапной смерти. У таких детей определяется слабость брюшной стенки, нарушение мочеотделения, искривление мочеиспускательного канала и почечных лоханок. Эти дети нежизнеспособны и погибают в первые дни после рождения. У наркоманок-морфинисток дети спустя несколько часов после рождения испытывают общее беспокойство, наблюдаются резкие движения конечностей, судорожные подергивания, беспрерывный крик, рвота и понос. А на второй-третий день наступает смерть. Для предотвращения летального исхода педиатры вынуждены давать ребенку в первые дни его жизни незначительные дозы наркотиков, постепенно снижая их и выводя его из состояния зависимости.
Таким образом, детская наркомания имеет ряд существенных отличий от взрослой. К сожалению, эта проблема до сих пор мало изучена. Неизвестно, как употребление наркотиков детьми отразится на их будущей взрослой жизни. Число детей, пробующих и потребляющих наркотики, растет с каждым годом. Этот факт обусловливает не только плохое здоровье современного, но и угрожающее состояние здоровья будущих поколений. 7.2.3. Адаптация детей к физическим нагрузкам
Изучение адаптивных возможностей детского организма к мышечной деятельности позволяет определить характер текущих изменений, происходящих в организме под влиянием мышечной деятельности, прогнозировать возможные нарушения в состоянии здоровья и рационально организовывать процесс физического воспитания.
Актуальность проблемы адаптации организма детей к физическим нагрузкам определяется еще и тем, что нередко в практику физического воспитания детей переносятся принципы использования физических нагрузок, принятых у взрослых. Между тем в процессе возрастного развития, на каждом этапе онтогенеза меняется диапазон приспособляемости к физическим нагрузкам.
Изменение функционального состояния организма при физнагрузках проявляется в повышении возбудимости и лабильности ведущих для данной деятельности физиологических систем и в упрочении взаимодействия между этими системами. В зависимости от вида деятельности процессы адаптации и изменение функционального состояния происходят преимущественно в системах, наиболее активно участвующих в обеспечении выполняемых ребенком действий. Это изменение функционального состояния в конечном счете обеспечивает успешность обучения детей и подростков.
• С физиологической точки зрения динамика функционального состояния обеспечивается суммацией следов нервного возбуждения при многократном повторении однотипных действий. Развитие работоспособности в процессе обучения происходит в результате перехода от первой ко второй фазе парабиоза:
I фаза – при умеренной интенсивности повторяющихся раздражений происходит усвоение ритма и, как следствие, повышение возбудимости и лабильности;
II фаза – при интенсивности раздражений выше оптимального уровня происходит обратный процесс – снижение возбудимости и лабильности. Показатели работоспособности возрастают в период врабатывания и уменьшаются в период утомления.
Сердечно-сосудистая система – основное звено в транспортировке кислорода к работающим мышцам. Именно предельными возможностями повышения минутного объема крови (МОК), в первую очередь ударного объема крови (УО), ограничивается увеличение доставки тканям кислорода при мышечной работе. При этом механизмы внешнего и тканевого дыхания оказываются использованными еще не до конца. Показано, что приспособление системы кровообращения к мышечной работе происходит путем перераспределения крови между работающими и неработающими органами. Увеличиваются МОК и артериальное давление. В самом начале работы циклического характера при сокращении большой группы мышц в результате работы «мышечного насоса» увеличивается приток крови к сердцу. В связи с этим увеличивается частота и сила сердечных сокращений и соответственно возрастают УО и МОК. В работающих мышцах отмечается падение сосудистого тонуса, расширение сосудов, уменьшение сопротивления и увеличение кровотока, величина которого по современным представлениям определяется тремя основными факторами:
– местными вазодиляторными механизмами;
– работой мышечного насоса;
– препятствием току крови, создаваемым мышцами при сокращении.
Благодаря рефлекторным влияниям осуществляется регуляция просвета сосудов в неработающих областях, приводящая к перераспределению крови между органами. Имеются данные об отсутствии существенных различий в частоте пульса у детей при выполнении работы максимальной мощности. Если у 13-летних школьников частота пульса при достижении максимального потребления кислорода составляла 205 уд./мин, то у 14-15-летних – 200, а у 16-18-летних – 189 уд./мин.
При изучении переходных процессов от покоя к устойчивому состоянию при таких нагрузках, как бег, езда на велосипеде, отмечают более быстрое достижение максимальной для стандартной нагрузки ЧСС у младших школьников по сравнению со взрослыми. У детей способность к устойчивому поддержанию усиленных функций меньше, чем у взрослых. Интервал стабильности вегетативных функций ЧСС, ЧД, АД с возрастом (от 8 до 17 лет) увеличивается. В большей степени это зависит от неспособности организма ребенка функционировать при сдвигах гомеостаза. Однако данная способность нарастает с возрастом.
Для оценки у детей в ходе индивидуального развития реактивности вегетативных функций, в частности ЧСС при мышечной работе, представляет интерес концепция о потенциальной лабильности. Этот параметр связывает диапазон между естественным ритмом, в котором работает соответствующий орган или система органов, и максимально возможным. По мнению И. А. Аршавского, в результате повышения с возрастом тонуса вагуса происходит снижение интенсивности физиологических отправлений в условиях относительного покоя. Вместе с тем повышается максимально возможный ритм деятельности вегетативных систем. Отмеченное и определяет увеличение диапазона функциональных возможностей в ходе развития организма. Дети старших возрастных групп по сравнению с младшими обладают большей потенциальной лабильностью нервных механизмов, регулирующих кровообращение.
Многочисленными исследованиями показано увеличение с возрастом всех компонентов артериального давления (АД) – минимального, максимального и пульсового. При мышечной работе у детей школьного возраста наблюдается повышение максимального давления, снижение минимального. Среднее давление меняется незначительно. Выявлено, что чем старше дети, тем больше сдвиг показателей АД. Восстановление АД до исходных величин происходит тем быстрее, чем старше возраст. После физической нагрузки у детей отмечается появление феномена «бесконечного тона». Несмотря на частую констатацию этого явления, его механизм до сих пор не объяснен. Ряд исследователей расценивают такой тип реакций, как дистоничный, или дисрегуляторный.
Результаты изучения динамики потребления кислорода при выполнении нагрузок разной интенсивности свидетельствуют о том, что нагрузки, предельная продолжительность которых превышает 2,5 мин, обеспечиваются преимущественно аэробными процессами дыхания. При выполнении нагрузок, уравненных по интенсивности, эффективность кислородно-транспортной системы организма повышается с возрастом детей за счет снижения рабочего уровня ЧСС и ЧД.
Таким образом, физическая работоспособность во многом зависит у школьников от учебной деятельности и является показателем адаптации к этой деятельности. 7.2.4. Адаптация детей к умственным нагрузкам
ЦНС
В процессе адаптации к учебным нагрузкам, к умственной деятельности у детей происходят сдвиги в функциональном состоянии нервной системы. Это проявляется в изменении скорости условно-рефлекторных реакций, увеличении нарушений взаимодействия между первой и второй сигнальными системами. Функциональная асимметрия головного мозга оказывается связанной с изменениями отдельных звеньев и всей системы кровообращения. Показано, что у детей основной особенностью мозгового кровообращения является асимметрия полушарного пульсового кровотока, характер которого тесно связан с уровнем нервной активности полушарий головного мозга. Сопоставление измерений функционального состояния сердечно-сосудистой системы и степени асимметрии мозгового полушарного кровотока показало, что напряженное функционирование системы кровообращения в отдельные периоды учебного года сочетается с периодами резкого увеличения степени асимметрии.
Организм ребенка, адаптируясь к учебным нагрузкам, реагирует значительной перестройкой вегетативных функций. Причем отмечаются проявления долгосрочной адаптации, возрастающие от класса к классу. Установлено, что под влиянием учебной нагрузки возникают закономерные изменения сердечного ритма, дыхания, температуры тела, а характер и интенсивность этих изменений различны в разные периоды года.
Кровеносная система
Известно, что состав крови детей – в достаточной степени чувствительный и точный показатель протекающих в организме физиологических процессов. Показано, что у большинства учащихся 8-12 лет к концу учебного года наблюдалось уменьшение количества эритроцитов в периферической крови. Общее число лейкоцитов у детей 10–12 лет и у девочек 15 лет под влиянием учебного дня нарастало за счет нейтрофилов и лимфоцитов. Скорость оседания эритроцитов у большинства учащихся 8-12 лет к концу учебного дня увеличивалась, менялась фосфатазная активность нейтрофилов, а также активность фибринстабилизирующего фактора.
Под влиянием учебной нагрузки определенным изменениям подвергалась коагуляционная способность крови: у большинства учащихся начальных классов к концу учебного дня время свертывания крови укорачивалось. К концу учебного года увеличивалась вязкость крови. В процессе адаптации исследования показали преимущественное увеличение количества гемоглобина и неизменность содержания эритроцитов в периферической крови учащихся.
Анализ индивидуальных данных гемодинамических показателей у детей выявил снижение сосудистого тонуса от начала к концу учебного года. В связи с этим артериальное давление в мае было ниже должных возрастных величин. Сниженными оказались УО и МОК, а повышенным – периферическое сопротивление. Этот комплекс гемодинамических реакций нельзя считать благоприятным и нужно расценивать как эффект утомления.
Дыхательная система
С возрастом существенно изменяется ритм дыхания, длительность дыхательного цикла, соотношение между фазами вдоха и выдоха, дыхательной паузой. Частый, не очень стабильный ритм дыхания, относительно одинаковое распределение времени дыхательного цикла между вдохом и выдохом, короткие паузы – таковы характеристики внешнего дыхания ребенка.
В процессе учебных занятий у младших школьников ЧД изменяется незначительно как в течение дня, так и на протяжении учебного года. Однако изменение вариабельности ЧД в течение года существенно. Так, у первоклассников коэффициент вариации наиболее высок (62,0 %) на первых неделях обучения и наиболее низок в конце первого полугодия (11–15 %). Продолжительность фаз дыхания и их соотношение меняются значительно больше, а их изменения связаны с видом учебной деятельности, порядковым номером урока, периодом учебного года. От 1 к 4 классу продолжительность дыхательного цикла (Т1) практически не изменяется, закономерно снижается продолжительность дыхательного движения (общая продолжительность вдоха и выдоха Т2). Снижение продолжительности Т2 при относительно стабильной продолжительности Т1 ведет к достоверному увеличению паузы.
В динамике дня – до занятий тип дыхания равномерный: почти равны продолжительность вдоха и выдоха, не отличаются продолжительность дыхательного движения и паузы. Дыхание в конце занятий характеризуется затяжным глубоким вдохом, более коротким резким выдохом и значительной паузой. Урежение и углубление дыхания, увеличение паузы между дыхательными движениями, когда по другим вегетативным показателям отмечаются начальные стадии утомления, можно объяснить принципом экономизации функции. При этом урежение ЧД не снижает, а, наоборот, повышает легочную вентиляцию.
Терморегуляция
Под влиянием учебного процесса происходят сдвиги терморегуляции, повышение от начала к концу учебного дня температуры открытых поверхностей тела. В период подготовки и сдачи экзаменов, когда умственная работа чрезвычайно интенсивна, наблюдались особенно значительные изменения температуры тела. Температура кожи меняется в зависимости от скорости кровотока, величины просвета артериол. Следовательно, повышение температуры тела связано с уменьшением количества функционирующих капилляров и объясняется напряжением регуляторных систем. На основании изучения динамики показателей у учащихся сделаны выводы о том, что под воздействием учебной нагрузки чаще проявляются сдвиги в сторону вегетососудистой дистонии (особенно в подростковом возрасте) или в сторону выраженного симпатоадреналового влияния.
Оценку нейрогуморальных реакций осуществляли по данным 17-ОКС (оксикортикостероидов). В начале учебного года особенно ярко проявлялось повышение его экскреции. Через месяц учебных занятий функциональное состояние коры надпочечников оставалось напряженным – присоединялась активация адренергических систем. К первому полугодию большинство показателей (норадреналин, глюкокортикоиды) нормализовалось, что свидетельствует о наступлении долговременной адаптации. 7.2.5. Воздействие телевизора и компьютера
В настоящее время телевидение стало обыденным явлением повседневной жизни.
Телевидению, как средству массовой информации, отводится ряд функций: образовательная, развлекательная, воспитательная, организующая и т. п. Практически каждая телепередача не просто разнообразит досуг, но и воздействует на интеллект, эмоции и чувства человека.
Исследования последних лет свидетельствуют об отрицательном влиянии телевидения на здоровье детей. Более всего при этом страдают нервная система, зрение и слух. Не только медики, но и наиболее внимательные родители замечают, что под воздействием зрелищ, которые ребенок изо дня в день смотрит по телевизору, в его поведении резче проступают раздражительность и апатия, он все чаще жалуется на усталость и головную боль.
Увлечение телевизором разрушает режим дня ребенка: резко сокращается время сна и пребывания на свежем воздухе. Недосыпание и кислородное голодание снижают сопротивляемость детского организма к различным заболеваниям, а каждое заболевание оказывает влияние на его защитные силы. Нередко при этом ухудшается память, ослабевает внимание. Успехи в учении даются все с большим трудом.
Увлечение телевидением таит реальную опасность нарушения семейной атмосферы, ослабляя эмоциональные связи между близкими людьми. В то непродолжительное время, когда семья собирается дома, включенный телевизор лишает людей возможности общаться между собой. В такой ситуации, просматривая одну передачу за другой, ребенок привыкает к роли пассивного наблюдателя со стороны. Подростка экранное действие нередко уводит от реального мира в мир грез, где все «легко и красиво». Телевизионные грезы начинают заменять ему реальные поступки, которые требуют проявления силы воли и настойчивости. Особенно страдают в этом случае робкие, застенчивые, неконтактные подростки. Им телевидение заменяет товарищей, собеседников, советчиков. Чем сильнее в семье такого ребенка взрослые увлечены телевизором, тем более одиноким он чувствует себя в родном доме.
За последнее время резко изменилась статистика детских заболеваний. Если раньше к врачам часто обращались с простудными заболеваниями, то сейчас почти у 100 % детей имеют место нарушения осанки. Подавляющее большинство детей – сутулые, с недостаточно развитой мышечной системой. На прием в поликлиники приходит «компьютерное поколение», выросшее у мониторов компьютеров и экранов телевизоров. В связи с этим возникла еще одна серьезная проблема – головная боль. У маленьких детей от перегрузок световыми эффектами развивается перенапряжение нервной системы, возникают другие недуги.
17 декабря 1997 года мировые информационные агентства распространили сообщение о загадочной «эпидемии эпилепсии», поразившей японских школьников. Дети почувствовали недомогание после просмотра мультфильма «Маленькие монстры». Специалисты считают, что причиной припадка могут быть быстрые мелькания цветных изображений в одной из сцен.
Подобные явления известны ученым давно и даже получили специальное название – фотоэпилепсия.
Известно много случаев, когда дети теряли сознание от мелькания кадров в телевизоре с плохо синхронизированной картинкой или водя глазами по высокому потолку со световым орнаментом. С 80-х годов подобные явления наблюдались у посетителей дискотек и других мероприятий со световыми эффектами, а в 1992 году английские врачи описали случаи «видеоигровой эпилепсии», т. е. припадков по типу эпилептического, возникающих у детей во время компьютерных игр.
Причиной фотоэпилепсии принято считать раздражение некоторых областей коры головного мозга, которое происходит под действием импульсов от зрительного анализатора. Особенно сильно эффект проявляется, если частота световых вспышек близка к основным частотам биоэлектрической активности головного мозга. При совпадении частоты мельканий с частотой альфа-ритма (8-12 колебаний в секунду) или бета-ритма (до 28 Гц) у некоторых людей возникают пароксизмальные судорожные проявления с возможной потерей сознания.
Особенно заметны эти явления у детей. У ребенка еще не сформирована корковая ритмика и порог судорожной активности низок. Этот факт медики предлагают учитывать разработчикам компьютерных игр и различных зрительных эффектов.
Одним из мотивов приобретения домашнего компьютера для многих занятых родителей является обеспечение игрового досуга детей. При этом компьютер принимает на себя роль более активного развлекательного устройства, чем телевизор. Ведь, играя на компьютере, ребенок не просто сидит и смотрит, а активно взаимодействует, пусть даже с искусственным миром.
Психологические исследования, в том числе проведенные и в нашей стране, показали, что доминирующие на рынке коммерческие игры западного производства культивируют агрессивно-индивидуалистическую позицию, которая отражается на самосознании подростка. Сегодня, например, рынок наводнен агрессивными, так называемыми «черными» играми, в которых игрок набирает очки за насилие по отношению к «инопланетянам», за истребление гражданского населения в ходе военных действий.
Опасность роста трудностей адаптации к жизни в реальном мире нельзя недооценивать. Компьютерная игровая реальность упорядочена и гораздо более управляема ребенком, чем реальность живая. Она также менее опасна и дискомфортна, чем реальный мир. Воздействие подобных игр на впечатлительного ребенка может оказаться до определенной степени «шизофренирующим». Шум, взрывы, крики, «кровь», разливающаяся по экрану, – все это радует ребенка, так как создает впечатление собственного мнимого могущества, иллюзию победы над врагами. В этом случае интеллектуальный интерес к разгадыванию каких-то игровых загадок и головоломок уходит на второй план.
Еще одно негативное влияние компьютера – «видеозависимость». Врачи разных стран мира с тревогой констатируют: у детей, чрезмерно увлекающихся видеоиграми, быстро возникает устойчивая привычка и зависимость от них. Наличие такой «видеозависимости» медики Италии, например, отмечают у 70 % подростков в возрасте от 11 до 18 лет. Она выражается в том, что дети просто не представляют свою жизнь без того, чтобы не проводить перед экраном монитора по нескольку часов в день.
При всей увлекательности видеоигр, отмечают педиатры, привыкание подростков к такому виду проведения досуга таит в себе немало опасностей. Утомление глаз, вынужденных следить за стремительно меняющимися картинками, перенапряжение центральной нервной системы, вызванное чрезмерной и многочасовой концентрацией внимания, и другие последствия длительного сидения перед экраном, считают врачи, оказывают на детский организм пока еще недостаточно изученное, но однозначно отрицательное воздействие.
Кроме того, после постоянного пребывания в мире мнимой реальности, в которой подростки оказываются в роли лихих героев, им часто бывает трудно отделить себя от этих образов в реальной жизни. Именно в этом, предупреждают медики, нередко заключаются причины безрассудного лихачества молодых людей за рулем автомобиля или мотоцикла, их чрезмерной агрессивности и жестокости в отношении своих сверстников и близких.
Кроме перечисленных опасностей, современные компьютеры являются мощным источником электромагнитного излучения. «Пора бить тревогу!» – таким категорическим заявлением доктор медицинских наук, профессор Ю. Григорьев открыл Первую российскую конференцию по проблемам электромагнитной безопасности человека. Он подчеркнул в своем докладе: «Традиционно при рассмотрении биологических эффектов от электромагнитного поля считалось, что основным механизмом воздействия является «тепловое» поражение тканей. Исходя из этого и разрабатывались стандарты безопасности. Однако в последнее время появляется все большее количество доказательств, что существуют другие пути взаимодействия электромагнитного поля и живого организма при интенсивности поля, недостаточной для теплового воздействия. В числе отдельных проявлений этих воздействий и раковые, и гормональные заболевания, и многое другое».
Изучением этой проблемы занялись медики, физиологи, химики, физики. А в 1994 году были начаты широкие исследования возможного влияния излучения компьютеров на здоровье в рамках европейского проекта «Биомедицинские эффекты электромагнитных полей».
Слишком продолжительное – по нескольку часов в день – сидение за персональным компьютером чревато возможными неприятностями со здоровьем, поскольку неблагоприятное воздействие электромагнитного излучения миллиметрового диапазона – причем не тепловое, а информационное – на организм пока еще слишком мало изучено. Ученые и медики не остаются в стороне от этой проблемы. Уже сотни исследований были проведены для изучения воздействия искусственных электромагнитных полей на здоровье ребенка. Поначалу симптомы не казались опасными – утомляемость, головные боли, нарушение сна. Это посчитали не слишком дорогой ценой за право пользования электроприборами, компьютерами, сотовыми телефонами. Но дальнейшие исследования привели к менее оптимистическим выводам: снижение сопротивляемости организма к внешним воздействиям, изменение кровяного давления, нарушение работы нервной и иммунной системы, возникновение опухолей, развитие лейкемии и астении. Электромагнитное излучение влияет также на ДНК, вызывая мутации.
В идеале, чтобы сделать персональные компьютеры безопасными, при их производстве на внутреннюю поверхность корпуса монитора должен наноситься специальный экранирующий слой, снижающий электромагнитное излучение до фоновых значений. А поскольку очень многие из имеющихся сейчас в России мониторов представляют повышенную электромагнитную опасность, специалисты рекомендуют пользователям обязательно применять средства личной защиты – фильтры для экранов с их непременным заземлением и одежду из экранирующей ткани.
Но персональные компьютеры опасны не только для тех, кто сидит перед дисплеем. Их электромагнитное излучение равномерно распространяется во все стороны от монитора в радиусе от 1 до 2,5 м. Нужно всегда помнить об этом и стараться избегать опасных зон. Особенно важно учитывать данный «фактор риска» в школьных классах и правильно располагать компьютеры, чтобы ребенок не подвергался облучению сразу от нескольких машин.
Наконец, следует помнить, что особенно неблагоприятно электромагнитное излучение миллиметрового диапазона влияет на аллергиков и детей, страдающих сердечными заболеваниями. Имеются данные о нарушении ритма сердцебиений – вплоть до появления аритмии – при совпадении частоты следования электромагнитных импульсов с частотой сердечного цикла. Что же касается аллергиков, то у них может развиваться гиперчувствительность к электрическим полям.
Существует ряд элементарных требований к гигиене просмотра телепередач: достаточное расстояние от экрана до телезрителя (оно должно быть указано в техническом паспорте телевизора), дополнительная подсветка вечером и частичное затемнение днем, уровень громкости, не превышающий естественную потребность.
Для дошкольника время, проведенное у экрана телевизора, не должно превышать 1,5 ч в неделю (преимущественно выбирать дневные передачи), для младшего школьника – 3 ч, включая просмотры в выходные дни, для подростка – не более 5 ч. Старшеклассники сами регулируют свое время просмотра телепередач. Безусловно, желательно, чтобы из-за телевизора не страдали другие занятия: учеба, спорт, чтение художественной литературы, помощь по дому, общение с друзьями.
Электромагнитное излучение даже самых хорошо защищенных современных компьютерных мониторов – тяжелая нагрузка на несформировавшийся организм. Санитарно-гигиенические требования категоричны: не более 1 ч в день для подростков и старшеклассников и не более 30–40 мин для детей младшего школьного возраста. Для того чтобы обезопасить детей, остающихся дома, родители иногда прибегают к более строгим мерам: приходится просто уносить с собой соединительные кабели или пользоваться более изощренными ключами и паролями доступа к программе. Отдаленные последствия влияния компьютеров на детский организм пока еще мало изучены и почти неизвестны. 7.2.6. Психологические аспекты адаптации детей к школе
Психологическая адаптация является важнейшим компонентом адаптации в целом.
Поступление в школу – переломный момент в жизни ребенка, переход к новому образу жизни и условиям деятельности, новому положению в обществе, новым взаимоотношениям со взрослыми и сверстниками.
Психологическая готовность к обучению в школе является важнейшим итогом психического развития в период дошкольного детства.
• Переход от дошкольного возраста к младшему школьному иногда называют малым кризисом. Это переломный, критический возраст, которым открывается весь период школьных возрастов. Л. С. Выготский рассматривает психологический возраст как «новый тип строения личности и ее деятельности, те психические и социальные изменения, которые впервые возникают на данной возрастной ступени и которые в самом главном и основном определяют сознание ребенка, его отношение к среде, его внутреннюю и внешнюю жизнь, весь ход его развития в данный период».
• Понятие «школьная зрелость» психологи трактуют как достижение такой степени в развитии, когда ребенок становится способным принимать участие в школьном обучении, когда он овладевает умениями, знаниями, способностями и другими необходимыми для оптимального усвоения школьной программы поведенческими характеристиками. В работах отечественных исследователей подчеркивается, что готовность к обучению в школе обусловлена многими факторами. У истоков такого подхода стоит Л. И. Бонсович, которая указывает, что готовность к обучению в школе складывается из определенного уровня развития мыслительной деятельности и познавательных интересов. Важной чертой подхода к проблеме готовности к обучению в школе является выделение в качестве ведущих, имеющих важное значение, мотивационной и социальной сферы личности. Это значит, что готовность к школе создают не технические умения, например умение читать, считать, а социальная зрелость ребенка.
• Психологические признаки школьной зрелости:
а) в интеллектуальной сфере – дифференцированность восприятия; направленная концентрация внимания; аналитическое мышление (способность к выделению основных признаков и связей между явлениями, способность следовать образцу, правилу, рациональный подход к действительности); логическое запоминание; определенный уровень развития познавательного интереса к тем заданиям, в которых результат может быть достигнут только ценой приложенного умственного усилия; интерес к новым знаниям; способность овладения на слух разговорной речью и речевыми правилами и способность понимания и применения символов вообще; развитие тонких движений руки и зрительно-двигательной координации;
б) в эмоционально-мотивационной сфере – достижение ребенком сравнительно хорошей эмоционально-волевой устойчивости (проявление им минимума импульсивных реакций) и развитие основ так называемой школьной мотивации;
в) в социальной области – зрелость потребностей ребенка, в частности потребности в общении с другими детьми, умение подчиняться интересам и правилам детской группы; способность исполнять социальную роль школьника как в ситуации школьного обучения, так и при взаимодействии со сверстниками.
Учебная деятельность школьника и по своему содержанию, и по организации резко отличается от привычных ребенку дошкольного возраста форм деятельности. Усвоение знаний становится единственной целью и выступает в чистом виде, не замаскированном игровой или продуктивной формой задания. Эти знания усваиваются детьми впрок, для будущего.
Как показывает опыт работы, наибольшие трудности в начальных классах испытывают дети, не умеющие связно, последовательно, ясно и четко излагать свои мысли, объяснять то или иное явление, правило, рассказывать об окружающем. Трудно в школе и тем ребятам, которым впервые в жизни приходится постигать истинный смысл слов «надо» и «нельзя».
Не менее важное условие подготовленности ребенка к школе – умение жить в коллективе, считаться с интересами окружающих людей. Если ребенок ссорится по пустякам, если не умеет правильно оценивать свое поведение, ему трудно привыкать к требованиям всего класса.
Умение ребенком правильно оценивать свои поступки, результаты своего труда также имеет большое значение. Правильная самооценка – адекватное отношение к своим возможностям, личным качествам характера, внешности – очень важное свойство личности. Именно таким детям присущи бодрость, юмор, находчивость, общительность. А эти качества ценятся в любом коллективе.
Дети же с повышенной самооценкой, как правило, недостаточно строги к себе. Они-то и предъявляют повышенные требования к окружающим. А это мешает им установить ровные и доброжелательные отношения в коллективе.
Не меньшую тревогу вызывают те дети, у которых самооценка занижена. Они, как правило, робки, не уверены в своих силах. А это мешает учебе и становлению в коллективе.
Младший школьный возраст. В младшем школьном возрасте (от 6–7 до 11–12 лет) чем старше школьник, тем больше у него повышается точность восприятия и тонкость различения в области деятельности органов чувств – зрительного, слухового, двигательного и др.
Но при всей впечатлительности и любознательности младшего школьника его восприятие все-таки недостаточно еще организовано, нет еще необходимого умения целенаправленно смотреть и видеть, слушать и слышать и т. д.
Внимание младшего школьника определяется его непосредственным интересом (непроизвольное внимание). Волевое, произвольное внимание развито еще слабо. Очень трудно сосредоточить ребенка на чем-либо интересном для него. Внимание его легко отвлекается. Одной из важных задач школы является воспитание внимания школьника, особенно произвольного.
Память младшего школьника имеет преимущественно наглядно-образный характер. Школьник должен обогатить свою память научными знаниями, умением и навыками. Поэтому необходимо с самого начала школьной жизни приучить его к осмысленному запоминанию, ограничивая все больше и больше механическое запоминание.
Дети в этом возрасте легче запоминают конкретный, интересный, яркий материал – факты, движения, эпизоды, имена. Заучивание осуществляется у них обычно путем слушания и повторения (упражнения). Самостоятельное пользование при этом книгой и записями слабо выражены даже в старших классах начальной школы.
Мышление школьников развивается в единстве с развитием речи и постепенным овладением научными понятиями, в частности временными и пространственными на основе ознакомления детей с некоторыми существенными признаками предметов, явлений и овладения определенным кругом знаний о природе и обществе. Но мышление младших школьников имеет наглядный, предметный характер. Важную роль в процессе предметного мышления играют связи представлений по чисто внешнему сходству. Ребята склонны к фантазированию и превращению иногда трудового процесса в игру. Самоконтроль в усвоении и понимании у них развит очень слабо.
Все дети шестилетнего возраста испытывают трудности при адаптации к новым условиям обучения и воспитания. Они напряжены психологически – эффект неопределенности, связанный с совершенно новой жизнью в школе, вызывает тревогу и ощущение дискомфорта. Они напряжены физически – новый режим ломает прежние стереотипы. Это приводит к тому, что даже у хорошо воспитанного ребенка, который умеет соблюдать правила и живет в условиях твердого режима, изменится поведение, ухудшится качество сна. Некоторые дети реагируют чрезвычайно остро на новую ситуацию в своей жизни. У них серьезно нарушается сон, аппетит, ухудшается состояние здоровья. У иных появляется возбудимость, раздражительность.
Перегрузки, которые испытывает младший школьник, приводят к утомлению.
Работоспособность – обладание способностью к работе – зависит от многих факторов. Здесь должна быть эмоциональная заинтересованность деятельностью. У ребенка должен быть интерес к конечному результату. Совершенно необходимо волевое усилие, а также участие внимания, мышления, памяти.
Напряжение всех психических процессов быстро утомляет детей, если у них нет интереса к деятельности. Воля шестилетнего малыша еще недостаточно развита. Поэтому он не может долго с помощью только волевых усилий организовать себя на выполнение задания учителя. Отсюда быстрая психическая утомляемость. Психическое утомление, необходимость тихо сидеть в соответствии со школьными правилами, которые лишают ребенка подвижности, приводит к физическому утомлению. Чем он младше, тем меньше его работоспособность, тем быстрее наступает утомление.
Психологическая напряженность проходит через полтора-два месяца. Если учитель и воспитатель спокойно и планомерно осуществляют режимные моменты, ребенок усваивает обязательные правила режима и его напряженность спадает. Режим и снятие психического напряжения стабилизируют и физическое самочувствие.
Конечно, есть ослабленные физически и психически дети. Они быстрее утомляются. Начинаются капризы, плаксивость. Такие дети часто болеют. Недомогание проявляется в постоянной раздражительности, в плаче по самому незначительному поводу. Эти дети требуют специального внимания учителя и воспитателя.
К проблемам, связанным с самим фактом поступления в школу, обычно относят:
1) трудности, связанные с новым режимом дня. Наиболее значимы они для детей, не посещавших детские дошкольные учреждения. И дело не в том, что таким детям трудно начать вовремя вставать, чтобы идти в школу, а в том, что у них чаще наблюдается отставание в развитии произвольной регуляции уровня поведения, организованности;
2) трудности адаптации ребенка к классному коллективу. И в этом случае они наиболее выражены у тех, кто не имел достаточного опыта пребывания в детских коллективах;
3) трудности, локализующиеся в области взаимоотношений с учителем;
4) трудности, обусловленные изменением домашней ситуации маленького человека.
Все эти проблемы являются отражением постепенного вхождения в новую социальную ситуацию развития: у ребенка появляются «режимные» обязанности – вовремя быть в школе, соблюдать расписание занятий, уделять время подготовке домашнего задания (оно есть почти во всех первых классах) даже в ущерб естественным потребностям в игре и отдыхе. Идет процесс адаптации к новому коллективу сверстников. Завязываются деловые и личностные отношения с учителем. Наконец, изменяется социальная позиция ребенка в семье – ему, как правило, выделяют особое место для хранения школьных принадлежностей, школьной формы, для подготовки уроков; изменяется отношение к нему членов семьи.
• Психогенная школьная дезадаптация. Крайним проявлением указанных трудностей является школьная дезадаптация. Психогенная школьная дезадаптация (ПШД) определяется как «психогенное заболевание и психогенное формирование личности ребенка, нарушающие его субъективный и объективный статус в школе и в семье и затрудняющие учебно-воспитательный процесс». Поведенческие проявления осложнения взаимоотношений со сверстниками и учителем, нарушения дисциплины, отказы ходить в школу или угрозы это сделать настолько общеизвестны и, к сожалению, часты, что с определенной точки зрения делают ПШД «нормальной», хотя и отрицательной, возрастно-психологической характеристикой детей младшего школьного возраста. Об этом говорят и статистические данные: по мнению ряда детских психологов, от 5 до 20 % школьников нуждаются в психотерапевтической помощи в связи с ПШД.
Основные сферы проявления ПШД связаны с пространственно-временными отношениями (режим дня, так называемое «личное» пространство в семейной среде и пр.) и личностно-смысловыми (место в коллективе сверстников, взаимоотношения с братьями и сестрами, отношения с преподавателем и родителями) характеристиками деятельности и общения ребенка. Однако психологические проблемы этого возраста более тесно, хотя и более сложно, связаны с ведущей – учебной – деятельностью детей. Учебная деятельность, понимаемая, конечно, как социальная деятельность, наиболее полно реализующая возрастно-специфическую систему отношений ребенка, присутствует не только как «страдающая» сторона в анализе причин и проявлений ПШД, но и как возможный источник нарушений.
Средний школьный возраст. В среднем школьном возрасте (подростки от 11–12 до 14–15 лет) учащиеся 5, 6, 7 классов в своем психическом развитии поднимаются еще выше, стараясь самоопределиться, найти свое место в обществе, но часто переоценивают силы.
Восприятие под влиянием жизненного опыта подростка и обучения становится планомерным и организованным. Развивается избирательное, целенаправленное, подмечающее, анализирующее восприятие, т. е. наблюдательность, направленная на раскрытие причинно-следственных связей в явлениях.
Внимание подростка делается более устойчивым и увеличивается в объеме. Усиливается произвольное внимание. Он может сравнительно долго следить за рассказом учителя.
Память изменяется в направлении повышения осмысленного критического заучивания и запоминания требуемого материала. Подросток уже опирается на книгу и записи (развивается опосредованная память).
Мышление и речь становятся систематическими, последовательными, более зрелыми, критическими (больше к суждениям других). Подросток стремится давать правильные определения с указанием на назначение предмета; пытается давать логическое обоснование суждениям, хочет быть доказательным.
Самоконтроль в усвоении уже имеется, но самоконтроль в понимании еще недостаточно развит.
Определенные навыки умственного труда уже приобретены, но труд школьника-подростка состоит главным образом в упражнении и усвоении.
Словарный фонд подростка растет за счет усвоения им главным образом терминов из учебных предметов.
В связи с обучением алгебре, геометрии и усвоением общих понятий из других учебных предметов развивается отвлеченное мышление. Но мышление подростка в значительной мере еще конкретно. Однако у него уже наблюдаются поиски объяснения причин тех или других явлений за пределами непосредственно сейчас наблюдаемых фактов.
Он отличается также категоричностью суждений, повышенной эмоциональностью, нередко грубостью, увлекается тем или другим писателем, героем, той или другой отраслью знания, тем или другим видом искусства, спорта и т. д., при этом предмет своего увлечения он оценивает очень высоко.
Подростку доставляет большое удовольствие энергичное и успешное действие. Но он часто не учитывает своих реальных возможностей, делает нередко поспешные умозаключения без достаточных оснований и впадает в досадные противоречия с самим собой и окружающими.
К тому же в этот период начинает формироваться чувство взрослости, появляются новые притязания, формируется самооценка, идет бурное физическое развитие и становление биологической зрелости.
Все это происходит на фоне социальной беспомощности и бесправия, полной зависимости от родителей. Так как серьезные сдвиги в физическом и личностном развитии идут в неизменяющейся обстановке в семье и школе, претензии подростка на взрослость чреваты конфликтами с родителями и школой. Сохранение родителями прежних отношений к подростку либо приводит к подчинению подростка и формированию у него пассивной позиции в жизни и социальной неприспособленности, либо вызывает у него негативные реакции, противодействия требованиям родителей и школы, уход в свою компанию. При этом у подростков наблюдается сильная тяга к взрослой жизни, стремление подражать взрослым, что особенно проявляется в желаниях овладеть умениями взрослых (водить автомашину, мотоцикл, ходить на охоту, рыбалку, следить за своим внешним видом, пользоваться косметикой, курить и пр.).
В связи с бурным биологическим развитием и стремлением к самостоятельности у подростков возникают трудности и во взаимоотношениях со сверстниками. Подростковый возраст часто называют периодом диспропорций в развитии. В этом возрасте увеличивается внимание к себе, к своим физическим недостаткам, обостряется реакция на мнение окружающих, повышается чувство собственного достоинства и обидчивость. Физические недостатки часто преувеличиваются, отсюда попытки голодания или ограничений в еде с целью похудеть или, наоборот, переедание в надежде поправиться, усиленные занятия физическими упражнениями для приобретения силы ит.п.
Особенности физического развития могут быть причиной снижения у подростков самооценки и самоуважения, приводить к страху плохой оценки окружающими (обычно подростки считают, что взрослые относятся к ним плохо или хуже, чем они заслуживают). Действительно, значительные отклонения от «нормы» (слишком худые, полные, высокие, низкие, слабые и пр.) могут стать предметом насмешки со стороны других детей и поводом для ущемленного самолюбия, чувства неполноценности, зависти к другим или стремлению быть первым в каких-то делах (учебе, спорте, искусстве и т. д.).
Подростки чаще начинают опираться на мнения своих сверстников. Если у младших школьников повышенная тревожность возникает при контактах с незнакомыми взрослыми, то у подростков напряженность и тревога выше в отношениях с родителями и сверстниками.
Старший школьный возраст. В старшем школьном возрасте (от 14–15 до 17–18 лет) в жизни учащихся 8, 9, 10 и 11 классов средней школы – в этом периоде ранней юности, в возрасте перспективных планов, мечтаний и дум о будущем самостоятельном пути в жизни – происходят весьма серьезные события.
Эти вехи в развитии юношей и девушек-старшеклассников определяют их общую моральную направленность, под влиянием которой успешно совершенствуются все психические процессы и свойства личности молодого человека.
Восприятие старшеклассников становится еще более глубоким, целенаправленным. Развивается систематическая наблюдательность, подчиненная их учебно-научным, общественным, производственно-трудовым интересам.
Произвольное внимание развивается сильнее, делается еще более устойчивым и избирательным.
Учащийся широко пользуется книгами, записями, планами, тезисами, конспектами, схемами. Изыскиваются более рациональные приемы заучивания и правильного воспроизведения по памяти.
Мышление приобретает систематический, логический характер. Развивается теоретическое и критическое мышление; строятся гипотезы; производится анализ и синтез понятий, суждений и фактов; делаются умозаключения или от частного к общему, или от общего к частному; приводятся доказательства и т. д. Повышается уровень абстрактного мышления.
Речь старшеклассников (устная или письменная) становится систематически и последовательно излагающей.
Развивается творческое воображение в области различных видов искусства и техники. Подростки любят споры, дискуссии, диспуты, отстаивая в них свое мнение, убеждения.
Самоконтроль достигается и в усвоении, и в понимании. Учащиеся уже владеют навыками умственного труда.
В среднем и старшем школьном возрасте организм достигает биологической половой зрелости. Этот период начинается у девушек и юношей в различные сроки. Он характеризуется бурным ростом всего организма с преобладанием влияния гормонов половых желез.
У девочек половое созревание начинается с 8–9 лет и заканчивается в 16–17 лет. Мальчики развиваются несколько позднее – с 10–11 лет, и окончательное половое созревание наступает у них в 18–19 лет (в отдельных случаях и позднее).
В результате происходящей в организме перестройки подросток становится более чувствительным, повышенно ранимым и возбудимым. У него появляются новые увлечения, интересы. По-новому воспринимаются окружающие явления, происходит и переоценка ценностей.
Современные дети развиваются во многих отношениях быстрее, чем их родители. В связи с этим на 2–3 года раньше, чем прежде, наступает половое созревание. Акселерация наблюдается не только в области физического, но и умственного развития. Однако специалистов волнует разрыв между биологической и социальной зрелостью молодежи, подвергшейся акселерации: биологическая зрелость наступает значительно раньше социальной. Подростки сегодня быстро созревают для половой жизни, к которой стремятся, но они долго не в состоянии самостоятельно существовать. Бесспорно, что ранние половые сношения или преждевременные браки (до 20 лет) ограничивают в большинстве случаев развитие личности и не являются хорошей основой для прочных отношений.
В период ранней юности продолжает расти стремление к самостоятельности и начинается активный поиск друзей среди своих сверстников. Однако родители стремятся сохранить существующую зависимость детей, оставить за собой последнее слово. Таким образом, нередко в семьях возникают мнимо ничтожные конфликты, касающиеся недостаточно высокой успеваемости в школе, не понравившихся родителям друзей или просто позднего прихода домой. Недостаточно высокая успеваемость в этот период обусловливается попытками перехода к независимости. Поэтому многие молодые люди проходят через периоды дезорганизации, реорганизации и консолидации своей личности. То, что это происходит одновременно с изменением в их физиологии и с улучшением способности правильно мыслить, еще более усложняет положение.
Однако резких скачков в снижении успеваемости старшеклассников не наблюдается. Даже наоборот: раньше созревая вследствие акселерации, они раньше ощущают необходимость в социальном признании и социальном утверждении своей личности, которую могут удовлетворить прежде всего в учебной деятельности. Старшеклассникам необходимо утверждать свою самостоятельность в поведении (право самостоятельно решать лично их касающиеся вопросы), в эмоциональной жизни (право иметь собственные привязанности, выбираемые независимо от родителей) и в морально-ценностной сфере (право на собственные взгляды). Самоутверждение в ранней юности – это противовес пускай не всегда реальной, но ощущаемой собственной слабости. Несмотря на усовершенствование физического и психического облика, формирование моральных идеалов и мировоззрения, изменений в социальном статусе не слишком много. Выбор в ранней юности совсем невелик – остаться учиться в школе, пойти учиться в колледж, техникум или устроиться на работу. Поэтому юноши и девушки продолжают в основном жить на средства родителей. Стремление жить по своим идеалам, а не подражать родителям может приводить к столкновению взглядов на жизнь и создавать конфликтные ситуации.
Трудности школьной адаптации данного периода также проявляются в снижении удельного веса близкого внутриколлективного общения (классного и школьного). Общая система межличностных нравственно-психологических отношений, которые охватывают весь класс, становится менее значимой, чем система избирательных отношений, основанных на взаимных симпатиях между отдельными членами. К тому же определенная часть старшеклассников (преимущественно юноши) входит в широкие общности сверстников, которые складываются в основном по территориальному принципу. Общество сверстников позволяет им почувствовать и наглядно ощутить свою принадлежность к достаточно большой группе людей, причастность к ее нормам, ценностям и, таким образом, утвердить себя через эту похожесть на сверстников, похожесть во всем, вплоть до мелочей. В то же время общество сверстников дает юношам и девушкам возможность проявить свою отличность от других возрастных групп, свою непохожесть, особенность, утвердить себя через эту особенность.
• Социальная адаптация к школе. Итак, отдельные возрастные ступени в развитии детей не изолированы одна от другой, а представляют собой звенья единой цепи последовательно взаимосвязанных изменений. И по мере прохождения этих ступеней ребенок проходит в школе все стадии социальной адаптации, обретая навыки общения в коллективе, необходимые во взрослой жизни.
Выделяют три степени адаптации:
1) легкая степень – эти дети быстро осваиваются в школе, приобретают новых друзей, доброжелательны, хорошо справляются с заданиями;
2) средняя степень – период несоответствия их поведения требованиям школы затягивается: они не могут принять ситуацию обучения, общения с детьми и учителем, недостаточно адекватно реагируют на процесс обучения;
3) тяжелая степень – у этой группы детей социально-психологическая адаптация связана со значительными трудностями, у них резко проявляются отрицательные эмоции, негативное поведение, они не усваивают учебную программу.
Основным показателем трудности процесса адаптации к школе являются изменения в поведении детей. Это могут быть чрезмерная агрессивность, заторможенность, депрессия, чувство страха и нежелание учиться. Все изменения в поведении ребенка отражают особенности его адаптации к школе. Формирование адекватного поведения в коллективе, с учителем, при усвоении учебного материала служит критерием психологической адаптации учащихся. 7.2.7. Рациональная организация учебного процесса
Работоспособность учащихся во время учебного года зависит от того, насколько рационально построен учебный процесс. Это означает, что размеры учебной нагрузки на протяжении дня, недели и года, чередование уроков по предметам в течение дня и недели, смена различных видов деятельности, чередование труда и отдыха должны быть физиологически обоснованы.
• Общая продолжительность учебной нагрузки в рамках возрастных норм – непременное условие, способствующее сохранению устойчивого уровня работоспособности и повышению ее с возрастом. Четыре часа школьных занятий для детей 10–12 лет и пять часов для старших рассматриваются как дневной максимум. Для начальных же классов этот максимум составляет 2–3 ч.
Общая рекомендуемая недельная нагрузка, по данным разных исследователей, колеблется в пределах от 12–20 ч для первого года обучения, 23–24 – для второго-четвертого годов обучения, 26 – для пятого и 28 ч – для остальных лет обучения.
• Работоспособность. Анализ динамики работоспособности учащихся в течение учебного дня показывает, что в начальных классах она поддерживается на оптимальном уровне на первых трех уроках, а в средних и старших – на четвертых и пятых. Шестые часы занятий проходят в условиях сниженной работоспособности. Отсюда рациональная сетка недельных учебных часов не должна превышать 24 ч в 1–4 классах и 30 ч в 5-11 классах.
В соответствии с особенностями динамики работоспособности организма ребенка во вторую половину дня регламентируется также и продолжительность самостоятельной учебной работы учащихся: 45 мин – для 1 класса, 1 ч – для 2 класса, 1,5 ч – для 3–4 классов, 2–2,5 ч – для 5–8 классов и до 3 ч – для 9-11 классов.
При чрезмерной общей дневной учебной нагрузке у школьников отмечается развитие в больших полушариях головного мозга фазовых состояний, которые держатся длительное время. Сокращение общей учебной нагрузки до 5–5,5 ч для практически здоровых детей 7–8 лет, 6,5 ч для детей 13–14 лет обеспечивает оптимальную возбудимость больших полушарий, быстро снимает фазовые состояния и является действенным профилактическим средством против утомления.
• Оптимальная интеллектуальная нагрузка. Исследования показали, что оптимальной даже для подростков 12–16 лет оказывается непрерывная умственная деятельность в течение 30 мин. Вследствие этого 35-минутная продолжительность урока считается наиболее приемлемой для учащихся 1–9 классов. Именно такая длительность умственной деятельности, сменяющаяся 5-минутными перерывами, позволяет отводить одному учебному предмету два смежных урока. Система использования двух смежных 35-минутных уроков для занятий по одному предмету позволяет к следующему дню готовить задания не по пяти-шести предметам, а только по трем. Это сокращает дневную нагрузку на ребенка.
Ограничение продолжительности периодов непрерывной учебной работы обеспечивает более высокий и постоянный на протяжении занятий уровень условнорефлекторной деятельности, умственной работоспособности, вегетативных функций и вегетативной реактивности ребенка. Преимущества такой организации сказываются на недельной и квартальной динамике работоспособности.
• Отдых и смена деятельности. Всякая работа должна прерываться отдыхом. Это одно из важных условий сохранения работоспособности организма. Исследования последних лет позволили установить наиболее целесообразное чередование перемен разной продолжительности в режиме учебных занятий.
При изучении трех вариантов чередования перемен: 10-20-20 мин, 10-20-10 мин и 10-10-20 мин наиболее благоприятное влияние на дневную динамику работоспособности школьников оказывал второй вариант (10-20-10 мин). Менее благоприятным оказывается вариант с двумя 20-минутными переменами – проявляется отчетливая потеря учащимися врабатываемости. Особенно отрицательно сказываются 20-минутные перемены, проходящие в шумных играх, на детях с легко возбудимой нервной системой.
Включение большой (20-минутной) перемены в начальной школе после третьего урока (вариант 10-10-20) является запоздалым и не обеспечивает желаемого подъема работоспособности организма.
Существенных различий в динамике работоспособности учащихся при 20-30-минутном отдыхе во время учебных занятий не отмечается. Поэтому имеются все основания для учащихся среднего и старшего школьного возраста при пятом и шестом уроках предусматривать в режиме занятий две 20-минутные перемены: одну, между третьим и четвертым уроками, отводить завтраку, а вторую, между четвертым и пятым уроками, активному отдыху на воздухе.
Примечательно, что систематическое проведение перемен на воздухе оказывает большое оздоровительное влияние на организм школьников. Это проявляется в более высоком содержании гемоглобина в крови, в хорошей функциональной деятельности костного мозга, высокой иммунологической реактивности и закаленности. Повышение работоспособности и улучшение состояния здоровья благоприятно влияют на успеваемость. Так, среди школьников, которые систематически во время больших перемен активно отдыхали на воздухе, количество хороших и отличных отметок составило 58 %, а среди учащихся, постоянно проводивших перемены в помещении – 42 %.
Исследование динамики функционального состояния центральной нервной системы у школьников показывает, что есть предметы более легкие и более трудные. К числу предметов первой степени трудности относятся математика и физика. Вторым по степени трудности считают русский язык и литературу, третьим – иностранный язык. Остальные предметы относят к четвертой степени сложности.
Место трудных предметов в учебном дне существенно сказывается на динамике работоспособности. По мере отдаления этих уроков от начала занятий быстрее развивается утомление. Трудные предметы отнимают больше времени при подготовке домашних заданий.
Чередование различных видов деятельности в течение дня и недели дает большой эффект для сохранения работоспособности на относительно высоком уровне. Уроки физической культуры, ручного труда, работа на учебно-опытном участке являются качественно иной деятельностью по сравнению с общеобразовательными предметами.
В дни с уроками труда или физической культуры у большинства учащихся в конце занятий скрытый период условных реакций или не меняется, или несколько укорачивается по сравнению с исходными данными. Наибольший эффект труда и физической культуры отмечается в дни, когда эти уроки включены в расписание на третьем или четвертом часе занятий.
Переключение с одного вида деятельности на другой дает наиболее выраженный эффект тогда, когда работоспособность начинает снижаться и развивается утомление. Физиологический механизм этого явления, очевидно, тот же, что и активного отдыха. При этом улучшается функциональное состояние центральной нервной системы учащихся, что выражается в увеличении показателей умственной работоспособности, улучшении подвижности нервных процессов, нарастании времени ясного видения, повышении вегетативной реактивности. С этих позиций можно объяснить и крайне незначительные изменения работоспособности, когда новый вид деятельности включается на первых или последних часах занятий. В первом случае работоспособность учащихся достаточно высока и включение другого вида деятельности является преждевременным. Эффект переключения крайне незначителен и совсем не проявляется в конце занятий, так как непосредственно после переключающей деятельности следует 3-4-часовая умственная работа с большой статической нагрузкой. Запоздалым оказывается и переключение учащихся на другой вид деятельности на пятом-шестом часах занятий, т. е. в конце учебного дня. В этом случае утомление организма уже выражено значительно и для восстановления функциональной работоспособности клеток коры больших полушарий головного мозга своеобразный «активный отдых», обеспечиваемый переключением деятельности, становится недостаточным.
Положительный эффект оказывает на учащихся и чередование различных видов деятельности в течение недели. Обычно к концу недели работоспособность школьников существенно снижается. Включение в среду или четверг «разгрузочных» дней способствует повышению работоспособности школьников в пятницу и субботу. При сравнении функционального состояния школьников с разгрузочным днем в середине недели и без него было выявлено, что количество фазовых реакций (неправильные ответы на условные раздражители) составило у первых в конце дня 5,14 % и в конце недели 5,3 %, а у вторых – соответственно 5,3 и 11,18 %. Более высокая работоспособность детей повышала эффективность их учебных занятий.
Успеваемость школьников при введении «разгрузочного дня» составила 3,8 балла, а без него – 3,6 балла.
Регулярное чередование учебных дней и дней, выделяемых для трудовой деятельности, создает предпосылки для более равномерного распределения учебной нагрузки. При чередовании учебной и трудовой деятельности более чем в 80 % случаев школьники занимаются дома каждый день. Если же неделя разделяется на учебную и трудовую половины, то 30 % учащихся в дни трудовой деятельности домашних заданий не готовят. Учебная нагрузка распределяется неравномерно, и включение двух дней трудовой деятельности в начале, середине или в конце недели не дает положительного эффекта.
Физкультурные паузы и производственная гимнастика в процессе учебной и трудовой деятельности предупреждают резкое снижение работоспособности, повышают эффективность выполняемой работы.
После физкультурных пауз, включенных в учебный процесс, улучшается функциональное состояние центральной нервной системы, что выражается в повышении подвижности нервных процессов, увеличении силы реакции, уменьшении срывов дифференцировки. Особенно выраженными оказываются эти положительные сдвиги в тех случаях, когда физкультурные паузы сочетаются с музыкальным сопровождением.
Наибольший эффект повышения работоспособности отмечается при включении физкультурных пауз у учащихся среднего школьного возраста на третьем уроке, а у старшеклассников на четвертом уроке.
Положительно влияют на организм учащихся физкультурные паузы в сочетании с дыхательными упражнениями. Они нормализуют учащенное беспорядочное дыхание, делая его медленным и ритмичным. При этом повышается уровень насыщения крови кислородом.
Общее повышение двигательной активности в течение дня и недели значительно повышает работоспособность школьников и их успеваемость по общеобразовательным предметам. Положительное влияние систематических занятий физкультурой и спортом проявляется в работе всех органов и систем организма. У школьников снижается заболеваемость. Это происходит не только благодаря совершенствованию терморегуляторных механизмов и потому быстрому приспособлению организма к резким температурным и атмосферным колебаниям. Под влиянием правильно организованных занятий физической культурой, особенно на свежем воздухе, улучшается состав крови и повышается общая иммунологическая реактивность организма.
Таким образом, повышение двигательной активности учащихся путем использования в режиме дня гимнастики, физкультпауз, подвижных игр, увеличение числа уроков физической культуры и занятий спортом во внеклассное время являются мощным средством, которое содействует повышению работоспособности, отдаляет утомление, повышает функциональные возможности организма. 7.2.8. Профессиональная ориентация подростков
Отношение к профессиональному выбору можно рассматривать как фрагмент целостной организационной системы отношений индивида к окружающей среде, составляющих основу личности. В профессиональном труде человек реализует свои физические и психические возможности. Эффективность труда зависит от соответствия его индивидуальных особенностей определенным требованиям, предъявляемым профессией.
Имеется ряд факторов, определяющих успешность деятельности, которые можно объединить в три группы. Первая группа – особенности мотивационной направленности, вторая – знания и навыки работающего, приобретенные при обучении или деятельности. Третья группа – индивидуальные психофизиологические особенности человека. Сюда входят врожденные особенности, мало изменяющиеся под влиянием условий жизни, к которым относятся свойства нервной системы – сила, подвижность, динамичность, лабильность, уравновешенность процессов возбуждения и торможения в коре больших полушарий. Свойства нервной системы являются физиологической основой, на которой формируются и развиваются под влиянием условий среды индивидуальные особенности психики и поведения.
Профессиональная ориентация должна начинаться еще в школьном возрасте с правильного выбора профессии и в дальнейшем – вида производственной деятельности.
Профессиональная ориентация во все возрастные периоды представляет собой длительный процесс, связанный с получением, обработкой и интерпретацией большой по объему и разнообразной по содержанию информации. Быстрота и надежность обработки этой информации определяет эффективность системы профессионального ориентирования.
В работах отечественных и зарубежных авторов широко освещены различные аспекты профессиональной ориентации: социально-экономический, педагогический, психологический и медицинский.
Медико-психологический подход к этой проблеме определяется тем, что физическое и психическое здоровье является необходимым условием продуктивного труда. При нарушении психогигиенических условий ухудшается адаптация человека к социальной среде и его гармоническое развитие.
Первый профессиональный выбор приходится на один из самых сложных социально-биологических периодов жизни. Это период смены социальных ролей от детской зависимости к бытности взрослым, необходимость прогноза соответствия собственных психофизиологических особенностей, способностей и возможностей выбранной профессии, пубертатные физиологические сдвиги в организме и др. Указанные факторы предъявляют особые требования к механизмам адаптации, и подросткам бывает трудно справляться с возникшими психическими перегрузками. Это может быть связано с неправильной самооценкой, неадекватным уровнем притязаний, эмоциональной незрелостью, ригидностью в межличностных отношениях, низким порогом фрустрации и т. п.
Для успешного профессионального самоопределения в молодом возрасте большое значение имеют социальные факторы, которые влияют на формирование социальных установок и профессиональной направленности (средства массовой информации, окружение, предварительная профориентация и др.).
Одной из основных задач профессиональной ориентации является определение психофизиологических особенностей подростков и выявление их соответствия требованиям той или иной профессии. В настоящее время критерии профессиональной пригодности подростков разрабатываются в двух направлениях. Это определение противопоказаний к различным профессиям для лиц, имеющих отклонения в состоянии здоровья, и разработка показаний к разным профессиям для здоровых. Ограничения профессиональной пригодности могут быть связаны с состоянием здоровья, с невозможностью или трудностью овладения профессией отдельными лицами из-за несоответствия их функциональных возможностей требованиям профессиональной деятельности, с нежеланием освоения той или иной профессии.
При выборе критериев пригодности к различным профессиям необходимо учитывать, что многие психофизиологические функции подростков находятся в стадии становления и поэтому могут развиваться и совершенствоваться под влиянием учебного и трудового процессов. Так, в период формирования организма происходят существенные изменения в структуре и деятельности нервной и эндокринной систем, опорно-двигательного аппарата.
В последние годы в Институте гигиены детей и подростков МЗ РФ проводятся исследования по определению критериев профессиональной пригодности для здоровых подростков, осваивающих различные профессии, в том числе профессию программиста. Эта профессия предъявляет особые требования к высшей нервной деятельности, особенно к взаимоотношению первой и второй сигнальных систем и последней с подкорковыми образованиями головного мозга. При обследовании учащихся 9-11 классов специализированной школы с математическим уклоном, где проводятся занятия по программированию, выявлено, что хорошо успевающие учащиеся успешно решают как конкретные, так и абстрактные задачи. Они легко переключаются с одного вида мышления на другой. У них отмечаются высокий тонус коры больших полушарий головного мозга, выраженный вегетативный компонент условного рефлекса, концентрация возбудительного и тормозного процессов, подвижность основных нервных процессов. Подростки, испытывающие трудности в обучении, не могут решать многие задачи абстрактного характера, а конкретные решают с трудом, плохо переключаются с одного вида деятельности на другой. У них наблюдаются более низкие: тонус коры головного мозга при плохо проявляющемся вегетативном компоненте условных рефлексов; способность к концентрации нервных процессов; подвижность нервных процессов, а также слабость тормозного процесса.
Подобные примеры свидетельствуют о том, что нужны поиски критериев высокой устойчивости и соответственно низкой чувствительности к действию конкретного комплекса профессионально-производственных условий. Такими критериями могут быть индивидуально-типологические различия как по основным свойствам нервной системы и их сочетаниям, так и по характеру функционирования «обеспечивающих» систем. Для лиц умственного труда в первую очередь это будут показатели функций высшей нервной деятельности и висцеральных систем, поскольку при умственном труде для устойчивого функционирования организма необходима координация психофизиологических и вегетативных функций, а также слаженная работа регуляторного механизма.
Для профессионального отбора и ориентации подростков большое значение имеет и учет особенностей адаптивного поведения. Это обусловлено тем, что каждая профессия отличается не только уровнем и характером нагрузки, но и распределением ее в течение рабочего дня, темпом выполнения работы и т. п.
В настоящее время в работе по профессиональной ориентации молодежи пригодность к различным видам профессиональной деятельности определяется с помощью карт, анкет, опросников, интервьюирования. Большой популярностью пользуются компьютерные версии опросников. Так, дифференциально-диагностический опросник Е. А. Климова позволяет выявить в баллах (от 0 до 8) выраженность склонности к 5 сферам профессиональной деятельности: человек – природа, человек – техника, человек – человек, человек – знакомая система, человек – художественный образ.
Таким образом, правильная производственная ориентация молодежи, основанная на научных рекомендациях, является залогом успешной профессиональной деятельности и высокой работоспособности в будущем. Заключение
Организм без внешней среды, поддерживающей его существование, невозможен», – сказал И. М. Сеченов еще в конце XIX столетия.
Сейчас начало XXI столетия, а в школах и, что особенно трудно объяснимо, вузах до сих пор преподают общие закономерности функционирования организма человека без учета его реакций на изменения окружающей среды. Именно этой проблемой занимается экология человека.
Экологическая безграмотность населения может поставить человечество на грань выживания. Это положение становится особенно актуальным сейчас, когда условия обитания человека стремительно меняются. Происходят глобальные изменения окружающей среды. Увеличивается темп жизни, сопровождаясь стрессом. Растет экологическое напряжение. Все это не может не сказываться на состоянии и здоровье человека, резервах его организма.
Если современный человек будет знать о том, как его организм реагирует на те или иные факторы окружающей среды и их изменения, вряд ли он доведет до катастрофы. В противном случае человечество в самое ближайшее время окажется в условиях крупного экологического кризиса. Не надо, наверное, напоминать о настоящем положении дел (антропогенном загрязнении, техногенном смоге, озоновых дырах, глобальном потеплении климата и т. п.). Именно об этом говорят документы Конференции ООН по окружающей среде и развитию (1992), в которых был вынесен вердикт: дальнейшее развитие человечества по существующей «модели развития» ведет к краху мировой цивилизации.
Несмотря на то что в науке накоплен большой фактический материал, посвященный экологии человека, образовательные ее аспекты до сих пор остаются практически вне поля зрения. Сейчас как никогда остро стоит вопрос о преподавании в вузах предмета «Экология человека». Он направлен на формирование представлений о тесной взаимосвязи организма человека со средой обитания. Только таким образом можно обеспечить экологическую грамотность подрастающего поколения. Иначе эта информация останется достоянием узкого круга специалистов.
Однако ограничиваться только информацией о реакциях организма на изменение условий окружающей среды в рамках экологии человека недостаточно. Необходимо выработать мировоззренческие позиции на основе современных концепций естествознания.
В последнее время наметилась тенденция комплексного изучения человека на основе представления о нем как о природно-социальном существе, биологическая и социальная составляющие которого неразделимы. Такая установка отражена, в частности, в приоритетной академической программе исследований «Человек, наука, общество». И действительно, дуализм человеческого существа проявляется в биологическом и социальном аспектах его бытия, в физическом и духовном аспектах его существования. При этом, несмотря на разнообразие подходов к изучению человека, соблюдается принцип его целостности.
На формирование как классических, так и современных мировоззренческих научных концепций значительное влияние оказали философские идеи о неразрывной связи микрокосма (человека) и макрокосма (мирового целого или универсума). Представления о соотношении Человека и Абсолюта, имеющие глубинные античные и индоевропейские истоки, традиционно присутствуют в отечественной науке, философии, культуре. Они разрабатывались в рамках философии всеединства В. С. Соловьевым, В. В. Розановым, Н. А. Бердяевым, П. А. Флоренским и др. По образному выражению представителя духовно-культурного ренессанса Н. К. Рериха: «Человек – прежде всего обитатель космоса и только потом житель планеты Земля».
Эта мысль перекликается с философскими идеями космизма замечательных русских ученых, представителей естественнонаучной мысли К. Э. Циолковского, В. И. Вернадского, А. Л. Чижевского и др., которые создали учение о месте и роли человечества в биосфере и космосе. С их точки зрения, во всем, что делается на Земле, надо видеть «планетное явление космического характера». Работы этих великих мыслителей в значительной степени послужили основой учения о ноосфере (сфере разума). По мысли В. И. Вернадского, «создание ноосферы из биосферы есть природное явление, более глубокое и мощное в своей основе, чем человеческая история».
В настоящее время последователи учения о ноосфере включают в это понятие духовно-интеллектуальные аспекты существования совокупности людей как живой системы, «целостности общечеловеческого организма». Изыскания в этой области подтверждают идею об информационном единстве человечества.
В конце XX столетия в отечественной науке стало формироваться мировоззрение, в соответствии с которым в основе мироздания лежит информация. Значительный вклад в это внесли современные исследования в области естественных наук, в частности представление о физическом вакууме как космическом фундаменте Вселенной. Особенности организации Вселенной, отражаемые в понятиях изотропности, самосогласованности и простоты, по мнению физиков-теоретиков, позволяют говорить о Вселенной как о едином целом. Информационные концепции нашли подтверждение не только в современном естествознании, но и в общественных и в гуманитарных науках.
XXI век знаменуется вступлением человечества в новую – информационную – эпоху своего развития. Под влиянием информатизации всех сфер жизни общества формируется новая глобальная информационно-коммуникационная среда жизни, общения и производства, которая получила название инфосфера.
Подобное мировосприятие способствует восстановлению фундаментальных основ самосознания нашего народа и лежит в основании стратегии его выживания и развития перед угрозой экологического краха. Литература
1. Авиационная медицина / Под ред. З. М. Рудного, П. В. Васильева, С. А. Гозулова. М.: Медицина, 1986.
2. Агаджанян З. Б., Торшин В. И. Экология человека. М.: Крук, 1994.
3. Адаптация организма учащихся к учебной и физической нагрузкам. М.: Педагогика, 1982.
4. Ажаев Б. З. Физиолого-гигиенические аспекты действия высоких и низких температур. М.: Наука, 1979. Т. 38.
5. Алексеева Т. И. Адаптивные процессы в популяциях человека. М.: Изд-во МГУ, 1986.
6. Алексеева Т. И. Адаптация человека в различных экологических нишах земли. М.: Изд-во МНЭПУ, 1998.
7. Антропова М. В. Работоспособность учащихся и ее динамика в процессе учебной и трудовой деятельности. М.: Просвещение, 1968.
8. Антропова М. В. Режим дня. Работоспособность и состояние здоровья школьников. М.: Просвещение, 1974.
9. Аркелов Г. Г. Учителям и родителям о психологии подростка. М.: Высшая школа, 1990.
10. Аршавский И. А. Очерки по возрастной физиологии. М.: Просвещение, 1967.
11. Багдасарова Т. А. О физиологии высотной адаптации детей в среднегорье Малого Кавказа. М.: Просвещение, 1981.
12. Баевский С. М. Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии. М.: Медицина, 1979.
13. Биологические ритмы / Под ред. Ю. Ашофф. В 2 т. М.: Мир, 1984.
14. Волович В. Г. Академия выживания. М.: Толк, 1996.
15. Волович В. Г. Человек в экстремальных условиях природной среды. М.: Мысль, 1983.
16. Воронин З. М. Основы медицинской и биологической климатологии. М.: Медицина, 1981.
17. Гора Е. П. Влияние дыхания на функциональное состояние систем организма (сердечно-сосудистую систему и ЦНС). М.: Прометей, 1987.
18. Гора Е. П. Изменения функционального состояния систем организма (кардиореспираторной системы и ЦНС) при произвольном управлении дыханием. М.: Прометей, 1989.
19. Гора Е. П. Физиологические эффекты произвольного управления дыханием / Автореф. докт. дис. М., 1992.
20. Гора Е. П. Рекомендации по проведению комплекса дыхательных функциональных проб и дыхательной тренировки. М.: Прометей, 1993.
21. Гора Е. П. Экологическая физиология человека. В 2-х т. М.: ИНФРА-М, 1999.
22. Гора Е. П. Экология человека. Программа учебного курса для подготовки по специальности 032400 – биология. М.: Флинта; Наука, 2001.
23. Гора Е. П. О новой медико-биологической парадигме // Фундаментальные и прикладные проблемы космонавтики. 2002. № 11.
24. Гуминский А. А. Методы определения и пути повышения общей физической работоспособности детей школьного возраста. М.: Изд. МГПИ им. В. И. Ленина, 1984.
25. Действие гипербарической среды на организм человека и животных / Под ред. А. М. Генина. М.: Наука, 1980. (Проблемы космической биологии. Т. 39).
26. Доскин В. А., Куинджи З. З. Биологические ритмы растущего организма. М.: Медицина, 1989.
27. Доскин В. А., Лаврентьева З. А. Ритмы жизни. М.: Медицина, 1991.
28. Дубинская И. Д. Влияние состояния атмосферного воздуха на здоровье детей // Вестник АМН СССР. 1981. № 1.
29. Жиронкин А. Г. Кислород. Физиологическое и токсическое действие. Л.: Наука, 1972.
30. Игнатьева Т. С. Механизм действия антропогенных загрязнений воздушной среды на детский организм // Вестник РАМН. 1994. № 9.
31. Казначеев В. П. Современные аспекты адаптации. Новосибирск: Наука, 1980.
32. Казначеев В. П. Экология человека. М.: Наука, 1988.
33. Каплан Е. Я. и др. Оптимизация адаптивных процессов организма. М.: Наука, 1990.
34. Кафарова Р. 3. Возрастные особенности терморегуляции и их сезонные изменения в условиях жаркого климата. М.: Просвещение, 1981.
35. Кисляков Ю. Я., Бреслав И. С. Дыхание, динамика газов и работоспособность при гипербарии. Л.: Наука, 1988.
36. Коган А. Б. Адаптация организма к изменяющимся условиям существования. Ростов н/Д., 1990.
37. Колчинская А. 3. Кислородные режимы организма ребенка и подростка. Киев: Наукова думка, 1973.
38. Колчинская А. 3. О возрастных особенностях реакции организма на недостаток кислорода во вдыхаемом воздухе. Киев: Наукова думка, 1973.
39. Космическая биология и медицина / Под ред. В. И. Яздовского. М.: Наука, 1966.
40. Кочеткова З. Т., Лесненко З. А. Актуальные проблемы адаптации детей школьного возраста к умственным и физическим нагрузкам. Челябинск: Изд-во ЧГПИ, 1989.
41. Кузнецова Т. Д. Возрастные особенности дыхания детей и подростков. М.: Медицина, 1986.
42. Кучер Т. В., Колпащикова И. Ф. Медицинская география. М.: Просвещение, 1996.
43. Лебедев В. И. Личность в экстремальных условиях. М.: Изд-во политической литературы, 1989.
44. Лопу-ова В. В. Физиологические основы адаптации. Томск.: Изд-во Томского ун-та, 1982.
45. Мазурин А. В., Григорьев К. И. Метеопатология у детей. М.: Наука, 1990.
46. Малкин В. Б. и др. Острая и хроническая гипоксия. М.: Наука, 1977 (Проблемы космической биологии. Т. 35).
47. Малкин В. Б., Гора Е. П. Гипервентиляция. М.: Наука, 1990. (Проблемы космической биологии. Т. 70).
48. Малкин В. Б., Гора Е. П. Проблема адаптации к космическому полету // Авиакосмическая и экологическая медицина. Т. 30. 1996. № 6.
49. Медведев В. И. Устойчивость физиологических и психологических функций человека при действии экстремальных факторов. Л.: Наука, 1982.
50. Меерсон Ф. 3. Адаптация, стресс и профилактика. М.: Наука, 1981.
51. Моисеева З. И. и др. Воздействие гелиогеофизических факторов на организм человека. Л.: Наука, 1986. (Проблемы космической биологии. Т. 53).
52. Муина В. С. Детская психология. М.: Просвещение, 1985.
53. Основные механизмы адаптации человека. М.: Наука, 1993.
54. Основы космической биологии и медицины / Под ред. О. Г. Газенко, М. Кальвина. М.: Наука, 1975.
55. Раппопорт Ж. Ж. Адаптация ребенка на севере. Л.: Медицина, 1979.
56. Руководство по физиологии труда / Под ред. 3. М. Золиной. М.: Медицина, 1983.
57. Савельева Е. В. О влиянии смены климатических условий на организм подростков. М.: Просвещение, 1981.
58. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. М.: Медгиз, 1960.
59. Сердюковская Г. З., Серенко А. Ф. Биологические и социальные факторы в развитии ребенка // Вестник АМН СССР. 1981. № 1.
60. Слоним А. Д. Экологическая физиология животных. М.: Высшая школа, 1971.
61. Справочник по космической биологии и медицине / Под ред. А. И. Бурназяна, О. Г. Газенко. М.: Медицина, 1983.
62. Тарасов В. В. Экология человека в чрезвычайных ситуациях. М.: Изд-во МГУ, 1992.
63. Тупицын И. О. Возрастная динамика и адаптационные изменения сердечно-сосудистой системы школьников. М.: Педагогика, 1985.
64. Физиология адаптационных процессов. М.: Наука, 1986.
65. Холопов А. П. Экология детства: социальные и медицинские проблемы. Новосибирск: Сибирь, 1994.
66. Чижевский А. Л. Земное эхо солнечных бурь. М.: Мысль, 1976.
67. Шмальгаузен И. И. Пути и закономерности эволюционного процесса // Избр. тр. М.: Наука, 1983.
68. Экологическая физиология человека. Адаптация человека к различным климатогеографическим условиям. Л.: Наука, 1980.
69. Экологическая физиология человека. Адаптация человека к экстремальным условиям среды. М.: Наука, 1979.
70. Greksa Lawrence P. Developmental responses to high-altitude hypoxia in children of European ancestry // Amer. J. Hum. Biol. 1990. V. 2. № 6.
71. Lean G. Radiation, doses, effects. Oxford Press, 1990.
72. Pelech Z., Dolgner R. Environmental pollution and school children. Zentrabl. Hyg. und Umweltmed. 1989. V. 189. № 1.
73. Ronchetti R. Passive smoking in childhood – tobacco smoke. Lung, 1990.
74. Taylor B. Prevention of pediatric pulmonary problems: the importance of maternal smoking. Lung, 1990.