Translate

вторник, 3 января 2017 г.

ЛЕТОПИСЬ ВЕЛИКОЙ ТАРТАРИИ.


                                 ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Всё изложенное ниже, не является плодом моих фантазий, или измышлений авторов, которые получают послания в ум из «астрала», «космоса», и т.п. Вся информация почерпнута из рукописи, составленной на арабском языке реальным летописцем, жившем в Великой Тартарии, самое позднее, в семнадцатом веке.

Всё изложенное ниже, не является плодом моих фантазий, или измышлений авторов, которые получают послания в ум из «астрала», «космоса», и т.п. Вся информация почерпнута из рукописи, составленной  на арабском языке реальным летописцем, жившем в Великой Тартарии, самое позднее, в семнадцатом веке. 


Официальный герб Великой Тартарии на.... Воротах Рожденственского собора в Суздали.

Предполагаю, что оригинал рукописи сохранился по сей день, и находится даже не в секретных бункерах Ватикана, а в библиотеке университета города Мальмё в Швеции. 

Мои выводы и комментарии будут в Послесловии, а сейчас, краткое изложение:


Часть первая.

Глава 1.

Когда Бог решил создать Адама, послал на Землю Ангела Джабраила (Гавриила), что бы он принёс горсть земли. Его спросила Мать – Сыра Земля: - «Почто тебе надобна горсть земли от меня Гаврилушка»?

Но услышав ответ Ангела, взмолилась: - «Не делай этого Гаврилушка! Адамовы дети умножатся, и согрешат перед Богом, а Бог прогневается, и казнит их жестоко, а я вельми боюся божеской казни, потому как не стерпеть мне оныя».

С сим ответом вернулся Гавриил к Богу. Тогда Бог послал к Земле Михаила. Ангел возвернулся с таким же извинением, не исполнив божия повеления.

Тогда послал Бог Ангела Асрафила. Но и тот вернулся ни с чем.

Затем Асраил покушался на Мать- Сыру землю, а та его убедить пыталась. Но ответил Асраил:- «Мне твои представления ничто по сравнению с божией заповедью». Взял горсть земли, и понёс к Богу. А горсть та была взята в том месте, где потом был построен куб Мекка. Мекка град защищённый горами, в месте, которое весьма не плодоносно, кроме как для некоторых трав и великих водяных дынь, называемых в России арбузами.

Бог возрадовался, и наградил Асраила за исполненное завещание принимать души человеческие, при разлучении их с телом, и приводить пред его очи.

Как завершил Бог ваять Адама, то и положил его между домом Меккою и домом Тоиофом, где оставил его на 39 дён.

На сороковой день Адам ожил, и был введён в Рай, где согрешил с Еввой, вкусив запретный плод. Адам жил тысячу лет. Имя его означает глину, которую Ангел взял в Мекке. Прозвание же ему было дано Асраилом Сафи-Юла. Он видел 40000 своих потомков, и назначил царствовать ещё при жизни, сына своего Шисса, который владел всеми землями вокруг, наполненными людьми, его отцом. Шисса прожил 412 лет, и по смерти, душу его, Асраил отнёс в Арай, т.е. в Рай.

Имя Шисс, было дано ему с языка Юнонского, т.е. греческого. Но арапы его называли Э-Чбучалла.

После смерти его, место его занял сын Анус. Правил в великой святости и добродетели. Анус на арапском языке значит – Добродетельный. Жил412 лет, а после него правил сын его Шинан, который умер в 240 лет, оставив наследником сына Мелагила, который первый стал строить города.

Видя, что население умножается, Мелагил построил первый город Бабилл., который называл Сусс. Дома в городе сработаны из земли и дерева. И люди покинули ямы и горные пещеры, переселившись в Сусс.

Мелагил первый изобрёл жатву, и дал подданным плодородные поля. Жил 920 лет, и умерев, оставил наследника из сыновей по имени Берди, который жил 960 лет. Юнонским языком звался Ахнухом, и был вельми добродетелен. Арапским языком прозывался Идрисом. Пророчествовал, обучал подданных. Потом Ангел взял его на крыла, и унёс в Рай.

После, царствовал сын его Манушлаг, который был добродетелен и благочестив. Но число лет жития его неизвестно.

После, его место занял сын Чамех, число лет жизни которого так же неизвестно, однако ещё при жизни он назначил наследником сына своего Нуи.  Когда Нуи исполнилось 150 лет, Бог назначил его  в Пророки. Через 700 лет Нуи показал людям небесный путь, но таки не смог привлечь к Богу более 80 мужчин и женщин.

Видя, что люди отложились от Бога, стал кричать, обратившись к Богу, чтоб тот истребил сей род. На то явился Ангел Гавриил, и сообщил Нуи, что Бог всё слышал, и истребит род человеческий потопом. Тут же научил как построить ковчег, и Нуи с помощью восьмидесяти правоверных построил его.
Как только закончили, строительство, как разверзлась Земля, и Небо пролило дожди. Тогда Пророк взял всех животных рыб и птиц, по мужской и женской особи каждые, взошёл на ковчег. И восемьдесят правоверных с ним. Остальных зверей и птиц смыл всемирный потоп.

Но после некоторого времени Бог запретил дождям, и воды стали нечувствительными.

Глава 2.

Нуи построил свой ковчег на горе Джу-ди, между городами Мучуллом и Шамом, откуда воды подняли его в первый день месяца Реджеба. Плавал он до 10 дня месяца Магарама, а потом остановился у горы. Так он носился по водам шесть месяцев и десять дней. Из всех людей на ковчеге, остались в живых только он с женой, и трое его сыновей. Остальные все умерли от болезней.

Вышли на сушу, и послал Нуи сыновей на три стороны. Гама – в Индию, Сама – в Иран, а Иафиса – в землю Капипун-Шамах. И наказал сыновьям, чтоб не строили городов, пока не размножатся люди на Земле.

Иафис, оставил гору, на которой ковчег пристал, и пошёл жить в место, между реками Апипелла (Волга-Ра) и Яик, где умер, через 250 лет, оставив 8 сыновей, и множество сородников (от кого?).

Дети Иафиса:
- Турк
- Харс
- Саклап
- Русс
- Манинак
- Чвин
- Камари
- Гарих (Горох)

Прежде чем умереть, назначил преемником Турка, которому дал прозвище Иафис-Огланы. Назначил его господином над всею фамилией, приказав, что все остальные послушны ему были.

Турк был человеком великого разума, и изобрёл много наипотребнейших выгод к жизни. Сделал себе кибитки, и выбрал для жизни место Изахкол. Родилось у него четыре сына:

- Таунак
- Чакале
- Берсачар
- Амлак

Умирая определил в преемники Таунака, который был великим изобретателем. Именно Таунак познал, что жареная дичь вкуснее с солью. В то самое время Ираном правил Каюмарс.

Таунак прожил 240 лет, и наследство передал сыну своему Элча-Хану. Элча-Хан жил долго, и передал правление сыну Диббакуи-Хану, который тоже жил долго, правил добродетельно, и определил наследство сыну Каюк-Хану. Каюк - Хан передал наследство Аланча-Хану. П о самое Аланча-Ханово время, жили по законам завещанным Иафисом. Жили богато, в достатке, и глубокой тишине.

Глава 3.

Предки наши говорили такую пословицу: когда через меру хорошо кормишь собаку, то та, наконец, так избалуется, что собственного господина кусать станет. Сие и случилось с подданными Аланча-Хана. Оставили они Бога, и начали кланяться идолам. Начали сначала тайно приносить жертвы, а после и явно. 

У Аланча-Хана было два сына близнеца: 

- Татар
- Могул

Про меж них он и разделил свои земли.

Татар-Хан жил долго, и оставил после себя Буха-Хана.

Буха-Хан долго правил, и оставил царство сыну Иаланча-Хану.

Затем правил Эттеле-Хан, после него Аттаичир – Хан, который вступил в кровопролитную войну. После смерти Аттаичир-Хана, его место занял его сын Орда-Хан. Затем Байду-Хан, который вознамерился воевать с потомками Могул-Хана. Не успел, умер. Но войну начал его сын Сиунч-Хан.

Часть вторая.

Глава 1.

Могул – слово испорченное, прежде говорили Могул, что значит печальный. И был он угрюмого нрава. Потомки через него царствовали через девять родов. Могул-Хан первый, а Илль-Хан – последний. Чингис-Хан государствовал по прошествии много времени от них. Один писатель Шара-Судин, писал, что турки во всём отыскивали число 9 ибо оное Бог употребил во творении.

Могул-Хан правил долго и праведно, по прошествии оставил четырёх сыновей:

- Кара-Хан
- Аувас-Хан
- Каувас-Хан
- Кавар-Хан

Кара-Хану, как старшему достались большие владения. Летом он жил у гор Артах и Картах (Улук-Таг и Кичик-Таг, Южный Урал), а зимой на берегах реки Сирр (Енисейский Бассейн, район Абакана). И «весь свет там был в явном идолопоклонении».

Глава 2.

От любимой жены Кара-Хан имел солнцеподобного сына, который сверкал золотом, и от рождения не принимал пищи. Мать его каждую ночь видела один и тот же сон, что младенец говорит ей, что пока вы идолам поклоняетесь, не стану грудь в уста совати. Чтобы спасти дитя, мать обратилась к истинному Богу, и тот час принял младенец её грудь.

Турки, которые жили от Иафиса до Аланча-Хана, жили в истинном законе, но в конце, от излишеств оставили Бога и пошли во след за идолом. И при Кара – Хане дошло до того, что ежели отец хотел обатится к истинному богу, его собственные дети убивали за то.

При Могулл-Хане был обычай не давать детям имена, пока не минет им год от рождения. Потому и сыну своему не хотел он давать имя до срока. А по прошествии года велел собрать пир, и привести младенца, говоря придворным: - «Вы знаете, что моему сыну теперь год от рождения, время дать ему имя».  Все замолчали. Тогда младенец закричал: - «Какое имя вы дать мне хотите? Меня зовут Огус»! Удивились придворные, и решили, что раз младенец сам выбрал себе имя, знать быть ему великим державцем.

Когда мальчик стал говорить, из его уст не выходило слово «Аллаг»! Все смеялись, думая, что дитя неразумное не понимает, что лепечет. Однако вскоре поняли, что всевышний глаголет устами младенца, называя своё имя.

Когда пришло время, за Огуса выдали его двоюродную сестру, дочь Кавар-Хана. И говорил он ей, что знает того, кто их обоих создал. Но она не верила ему, и Огус от молодой жены отдалился. Перестал делить с ней ложе, и всячески избегал. Тогда Кара-Хан узнал об этом, выдал за сына другую его двоюродную сестру, дочь Кавас-Ханову. История повторилась как и с первой женой.

Однажды, через несколько лет, Огус возвращался с охоты, и ехал вдоль речки. На берегу повстречал женщину, моющую платье. А при ней – третья двоюродная сестра, дочь Аувас-Ханова. Сказал он ей, что живёт по закону истинному, и про своих двух жён идолопоклонниц рассказал. Позвал замуж, и обещал любить всю жизнь, если отречётся она от идолов. Она согласилась, и по случаю свадьбы был великий пир.

Несколько лет Огус жил в мире и согласии со своей женой, но однажды, когда он уехал на охоту в дальние пределы, отец Кара-Хан устроил пир, на который позвал и жён сына. Спросил их, не знают ли они в чём причина того, что первых двух Огус не принял, а третью любит всей душой.

Первая жена ответила: - «Твой сын иной закон держит, нежели ты, и мы со второй его женой. Мы отказались его принимать, и стали ненавистными. Последняя жена приняла его закон, и стала любима».

Прогневался Кара-Хан. Стал людей в дорогу собирать, чтоб ехать к Огусу. А жена его послала весточку Огусу, чтоб не застали его врасплох. Огус узнал о намерениях отца, и созвал к себе всех, кто поклялся ему в верности. Приехали не только родичи, но и те, кто потерял великость и родовитость, кого Огус звал Уйгурами.

Кара-Хан хоть и привёл войско великое, но был разбит малым войском Огуса. Бежал, и был ранен стрелой в голову, отчего вскорости умер. Огус занял место отца, и повелел всем принять истинный закон. А кто его принимал, имел милость и подарки добрые от молодого Хана. Но тех, кто продолжил идолам кланяться Огус истреблял нещадно.

Те же кто продолжал пребывать в идолопоклонничестве, бежали в соседние земли, которые ранее принадлежали Могулл-Хану, но теперь вышли из подданства. Тогда Огус  пошёл в эти земли и подчинил их все своей державе. В том числе и земли Татар-Хана, который жил рядом с городом Джуржут.

Джуржут стоит при границах китайских, очень сильный, укреплённый. По индийски и персидски назывался Чин.

Огус-Хан с великой горячностью Джуржут взял, победил Татар-Хана, и столько добыл добра, что не возможно всё и увезти было сразу. Но нашёлся в его войске человек, который изобрёл телеги. Всё добро поместилось на телеги, и больно они скрипели, за что назвали их Куннек. А изобретателя прозвали Канкли. Так что все, кто ныне прозывается Канкли – потомки того человека умного, что изобрёл употребление телег.

Через 72 года Огус-Хан покорил всех своих соседей, и привёл их к истинному закону. Взял Китайскую империю, Джуржут и Тангутское царство с Кара-Китаем. Столица Кара-Китая есть великий город, а живут в этой стране люди с такими смуглыми лицами, как индийцы.


Жительство их было у озера Могилла, что между Китаем и Индиею. Оттуда идучи, оставив за спиной Китай, нашёл он на морском берегу посреди скал много отважных народов, которыми правил Итбурак-Хан. Воины хана были такие искусные и отважные, что отступил Огус –Хан в земли про меж двух рек.




Дворец Великого Хана. Фонтан в виде трубящего ангела, это так по "монгольски"... Да...


Как обычно, в походе со всеми офицерами шли и их жёны. Тех, жён, мужья которых пали в битвах, принимали к себе другие офицеры. А один из убитых воинов, оставил свою жену беременной. И когда пришло время разрешиться от бремени, ушла та женщина в лес, отыскала большое старое дерево, и залезши в дупло, родила там сына.

Хан уведомился сей новостью, и сразу взял к себе на попечение родившегося мальчика, потому, что отец его сложил голову за него. Нарёк приёмного сына прозвищем Кипчак, что значит на старом турецком языке «пустое дерево», и учил его воинским премудростям до тех пор, пока Кипчак сам не стал отменным воином.

Тогда Огуз-Хан дал ему доброе войско, и отправил их воевать на 

- урусов,
- улаков
- маджагров
- башкирцев

живущих на реках Тина (Дон, берущий начало в озере Иван), Ателла (Кубань), и Яиджика (Яик – Урал). Те места на века закрепились за народами, которых стали звать кипчаками, и никакие другие народы никогда больше не владели этими землями. А все казаки родом от кипчаков.

Через семнадцать лет Огус – Хан вновь пошёл войной на Итбурак-Хана, и на этот раз победил. Хана повеле умертвить, а подданных казнить только тех, кто не отказывается принять закон истинный. С остальными обошёлся великосердно и по отечески.

Затем возвратился, и стал жить на индийских границах, около Талаша, Саирама, Ташкента, Самарканта и Бухарии. А сына послал с некоторым войском в грады Андижан и Туркестан. По прошествии шести месяцев сын вернулся с победой, взяв эти грады.

Тогда Огус-Хан отправился к Самарканту, взял его, и учинился владыкой всей Бухарии.  Затем, в середине зимы взял грады Балка и Хор (юг Хабаровского края), где великая стужа была, и снегов не мало выпало. Весной, когда в Хор пришло тепло учинил Хан военный смотр, и оказалось, что не все воины в строю. Стал искать пропавших, но те пришли в скором времени, и рассказали, что в пути отстали от основного войска, потму, что снег так всё заметал, что следов на нём не оставалось, и они заблудились, и долго плутали пока не наши дорогу к Хору. Огус посмеялся, и дал им прозвище Карлики, что значит «снег».

Оттуда повёл своё войско Огус-Хан к Кабуллу, Гасменю и Кашмиру, городы, которые очень славны, и стоят к северу от Индии. Правитель Кашмира с именем Ягма, уведомился о походе Огуса, и со своим войском занял горные ущелья, проходы и реки. Целый год Огус-Хан не мог пройти через заслоны, но преодолев их, умертвил Ягму, а жителей Кашмира порубил. Затем через городы Бадагшан и Самаркнт, вернулся в собственные владения.

Долго готовил большую армию, и собрав достаточно припасов отправился покорять Иранские городы Шам и Миссер. По пути встретул у Талаша своих воинов, отставших от войска, во время возвращения из Кашмира. Старший офицер рпссказал, что в пути его жена начала рожать, и так отощала, что не стало молока для кормления младенца. Тогда он сделал остановку, чтоб добыть зверей и птиц, чтоб накормить жену, и та смогла выкормить наследника. Огус смеялся, услышав его сказ, и дал офицеру прозвище Калл-Лач, понеже калл означает остаток, а ач – голодный.

Перешед реку Аму, Огус-Хан осадил иранский город Хорассан. Правителем там был Каюмарс, но умер до совершеннолетия наследника, по имени Гаушана. Вельможи за его трон воевать начали, тем Огус и воспользовался.

После взятия Хорасана, пошли в земли Иранские, Адирбеинджанские и Армеенские, где городы, какие сами покорились по договору, а какие приступом взяты были.

В городе Шам (Дамаск), Огус-хан тайно послал верного слугу в лес, чтоб он на восток закопал золотой лук, так, чтоб немного виден был, а на запад три  золотых стрелы. Потом позвал сыновей, и отправил их на охоту, послав Киуна (Солнце), Аи (Луна) и Юлдуса (звезда) на восток. 

А сыновей Кука (небо), Тага (гора), и Чингиса (море), послал охотиться на запад. Трое старших сыновей с востока вернулись с богатой добычей, и золотым луком, который они нашли, и младшие сыновья с запада, так же принесли обильно дичины, и три золотых стрелы. Хан был доволен сыновьями, и приказал им находки разделить про меж собой поровну.

Затем повернул войско на родную землю, проходя через покорённые городы, в которых оставались его гарнизоны, и всех повёл домой. При этом, к побеждённым проявлял любовь и великодушие. Вернувшись, приказал заколоть 900 лошадей и 9000 овец, разбить великий шатёр, украшенный золотыми яблоками и каменьями, и принести в него 99 мехов с питьём, из которых 90 с кумысом, а 9 с горячим вином (водкой, выгнанной из кумыса). 

Пир был на всё державство, в шатре были все сыновья Огуса, вельможи и старшие офицеры. Сыновьям напомнил, как они сыскали лук и стрелы, зарытые в лесу при Шаме, и повелел старших сыновей звать Бюссюками, что значит «переломленный», а младших – Уч-Окками, что означает «три стрелы» («сокол» Рюрика). 

И сказал, что сие есть не слепой случай, но воля Бога, а по сему старший сын Киун назначен быть Великим Ханом по смерти Огуса, и лук означает власть ханскую. Стрелы же означают послов Хана, направленных из золотого лука державного. Быть до скончания Рода во главе потомкам Бюссюков, а Уч-Окковым наследникам быть их подданными во веки.

Каждого отличившегося, хан наградил городами и землями с подданными, а простых воинов одарил серебром, золотом и каменьями. Мирным людям на улицах выставили телеги с яствами и питьём, и все долго пировали, и славили своего Хана.

(Чёрт меня раздери, если с Огус-Хана европеи не «слизали» образ Македонского – моё прим.)

Глава 3.

Огус – Хан умер после 116 лет правления, и великим Ханом стал Киун, по завещанию. При его дворе остался старый мудрец, из Джунгаров, который был советником. Он сказал Киун-Хану, что до тех пор будет процветать царство Огуса, пока они с братьями не ссорятся. Как только начнутся распри, потеряют они всё, и городы, и провинции, и подданных, а главное – честь.

По совету старейшины, Киун созвал великий пир, и позвал на него всех кого только можно, чтоб на миру, не таясь, поровну поделить наследство между шестью братьями у каждого из которых было по четыре сына. Всего на 24 доли. Да так, чтоб по справедливости, и всем поровну было.

Поставили великий синий шатёр с золотыми яблоками, доставшийся от отца, а вокруг – шесть белых палаток. Вкопали два дерева по 40 сажен вышины, а на вершины их поставлены были золотая и серебряная курицы. Бюссюки среляли стрелами несясь во весь опор по золотой курице, а Уч-Окки по серебряной. Тем, кто попал, Киун-Хан дал довольное вознаграждение. А потом был пир по обычаю предков, когда кололи 900 лошадей, 9000 овец, и 99 мехов с вином и кумысом. И наследство Огус-Хана публично поделили поровну. Но досталось не только 24 прямым наследникам, но и тем из детей, которые были рождены от наложниц.

Прямые наследники Огус-Хана:

1)    Сын Киун-Хан, 
Внуки:
- Каги
- Боят
- Алкаадули
- Караюли

2)    Сын Аи-Хан,
Внуки: 
- Ясир
- Яфир
- Додурга
- Дутар

3)    Сын Юлдус-Хан,
Внуки: 
- Ушарб
- Качик
- Бегдали
- Каркин

4)    Сын Кун-Хан,
Внуки:
- Баендер
- Бачина
- Чаулдар
- Чебни

5)    Сын Таг-Хан,
Внуки:
- Салур
- Имар
-Алаюнчи
- Ушгар

6)    Сын Чингис-Хан,
Внуки:
- Игдер
- Буйдус
- Аува
- Каннек

Каждый из шести сыновей Огус-Хана имел по четыре незаконных сына, среди которых были: Юрачи, Турунко, Корчаик, Сверчик, Каскет, Кергиз, Такин, Мурда, Шуй.

70 лет славно царствовал Киун-Хан, а после смерти его сменил брат Аи-Хан, затем Юлдус-Хан (не брат, а тёзка, но того же дому). Затем наследство взял Менгли-Хан, умерший в глубокой старости, передав правление Тиньис-Хану.

Тиньяс-Хан в старости сложил с себя корону, чтобы предаться богослужению, и передал её сыну своему Илл-Хану. (Почти как Александр I). А Илл-Хан долго потом царствовал над Могуллами.

Глава 4.

Илл-Хан, и Сиунч-Хан государствовали в одно время. Первый был из Рода Могуллова, второй  от породы Татар-Хана. Оба постоянно воевали друг с другом, причём Сиунч, вечно проигрывал. Тогда отправил он послов к сильному государю Хану Кергизскому, чтоб выступить против Илл-Хана общим войском.

Но Илл-Хан уведомился о сговоре, и занял выгодную позицию.  Неприятельское войско было во много крат больше, но так и не смогло выбить из укрытия воинов Илл-Хана. На следующий день всё повторилось, только соратники сделали вид, что побеждены, побросали оружие, и поскакали прочь. Воины Илл-Хана воодушевились. Думая, что сейчас догонят и разобьют татар и киргизцев, и устремились догонять отступающих, но там была засада. Войско могуллово было окружено, и полностью порублено.

С тех пор государство Могулов перестало существовать.



Когда Сиунч-Хан с войском ушли с поля боя, чудом спасшиеся младший сын Илл-Хана Каян, и его ровесник, сын брата отца Нагос со своими жёнами, начали собирать то, что не унесли неприятели, из платья и припасов. Собрали так же разбежавшихся коней и верблюдов, и отправились спасаться в горах. Долго переходили с горы на гору, пока не оказались у такой горы, где не было никакой возможности идти далее.

                               
Как назывались жилища тартар я не знаю, а вот их "елки-палки", были по нашему, пальмами...


Отыскалась еле заметная тропа, называемая в Тартарии архарой. И пошли по ней. Тропа была так узка, что даже пешему человеку по ней было идти крайне затруднительно, постоянно рискуя сорваться в глубокую пропасть. Так поднялись они на гору, и той же архарой спустились в благодатную долину, окружённую со всех сторон неприступными скалам.

Убежище оказалось удивительно хорошо. Обширная долина, отрезанная от остального мира, изобиловала чистыми ручьями, и множеством сладких фруктов. Благоухала цветами, и стала настоящим  ковчегом спасения для беглецов, счастливых от наступивших покоя и безмятежности.

Зимой они кормились мясом, а летом молоком и фруктами. Этому месту они дали название Иргана-Кон. На старинном языке могулов Иргана значит «долина», а Кон – «каменная высота».

Прошли многия лета, и население Иргана-Кон увеличилось во много раз. Потомство Каяна было вельми многолюдно, и носило прозвание Каяф. Потомков Нагоса было меньше, и одну часть их назвали Нагослер, а другую Дурлаган.

Каян (быстрый источник падающий с каменной вершины) взял себе имя отца, чтобы потомки Илл-Хана были плотны и сильны. Каян и Нагос прожили в Ирган-Коне больше четырёхсот лет. И вот однажды стало тесно им в маленькой долине. Собрали общий совет, и решили выбираться из гор на родину предков, туда, где просторы широкие, и степи бескрайние. 

Только архары, по которой они в Ирган-Кон пришли, больше не существовало. Тогда один кузнец сказал, что то место от которого он берёт железо, очень узкое, и можно попробовать растопить его, и через раставший проход выйти на свободу. 

Всем населением носили к железной стене дрова и угли. Потом поставили 70 кузнечных мехов, и разожгли огонь. Начали меха раздувать, и проплавили в стене проход наружу, по которому спокойно верблюд с вьюком проходит. С тех пор, каждое лето в один и тот же день, народ могулов, спасшийся из каменного плена, празднует своё избавление. Разжигают костры, а горн кладут кусок железа. А когда он начинает таять, вождь первым ударяет по нему молотом. Вслед за ним по железу бьют все главные в своих родах, а потом знатные офицеры. А затем и простой народ получает право быть молотом по разгоревшемуся железу.

В то время правил Хан из рода Курлассов, потомства Каянова, именем Бертечена. Сразу по выходе из каменного мешка, послал ко всем народам послов, с вестью о том, что все желающие, кто помнит своё родство с Могулами, может добровольно придти в его подданство, чтоб возродить царство Могулов. Тех же, что откажется, он поклялся порубить.

Однако, потомки Татар-Хана быстро вооружились, и пошли против Бертечен-Хана. Но Бертечен уведомился о предстоящем нападении, и приготовился. Воско нприятеля разгромил, и воинов всех порубил. Эта битва произошла ровно в лето 450-е после того как погибло имя Могуллское. И хотя потомков Татар-Хана было в разы больше, Бертечен-Хан одержал неслыханную победу, чем заслужил уважение, среди Аймаков (соседних племён), и те, видя его ум, власть и силу добровольно начали переходить в его подданство.

Некий Ходжа-Рашид, из города Качвик, в своих писаниях утверждает, что потомок Таули – Хана из Рода Чингисова, бывший самодержателем Земли Иранской, первым из владетелей земель Могуллских принял закон истинный магометанский.

Слава Богу! Закон магометанский утвердился у нас с того времени, как прадед мой прибыл из Могуллских земель править здешними провинциями, и прошло две или три породы. Того ради надобно повелеть сочинить книгу фамилии, законов и обы-

                      
                      

Глава 6.

Ныне пять Аймаков, или поколений, производят своё имя от Огус-Хана. Уйгурское произошло от потомков Могулл-Хана, а другие называются так:

- Канкли – живут на реках Иссык Куль и Талаш (Талас)
- Кипчак – живут на реках Тина (Дон), Ателла (Кубань), и Яиджик (Урал)
- Калл-Ач – живут среди туркменцев, в Земле Ма-Уренской, и в провинции Хорасан
- Карлик – всегда жили  в горах Могуллских (Тянь-Шань).

Карлики всегда выбирали ханов из своего поколения, и было их 20000 фамилий. Но Чингис-Хан отправил к карликам своего посла Коплай-Нояна, чтобы склонить под свою державу. Тогда правитель карликов Арслан-Хан решил отправить Чингису прекрасную девицу, и подарков с нею, чтобы заручиться справедливым отношением к своему народу со стороны Чингис-Хана, и тогда уже принять его подданство.

Глава 7.

В Могуллской земле находятся две гряды гор очень высоких, которые идут с востока на запад. Между этими грядами лежит прямая Могуллская земля, а за нею на западе есть гора Кутт. Между этими тремя камнями жили прежде уйгуры. В этом месте с одной стороны 10 рек, с другой 9. Одно поколение, что жило на 10 реках прозывалось Унами, а другое, на девяти реках – Токосами. Оба поколения имели большое число городов и деревень, а ханов не имели. И когда начались распри меж соседями, выбрали двух царей.

Иль-Иттар царствовал над Ун-Уйгурами, а Иль-Иригин над Токос-Уйгурами. Через сто лет оба поколения объединились, и имели над собой царя Иди-Кута. Иди значит «пришедший», а кут – «Святой дух». («иди» можно было не переводить, а Иа-куты есть индейцы северной Америки, и наши родные Якуты – моё прим.).

Две тысячи лет жили они в покое, а потом разъединились, и одна часть осталась там, где была, а другая ушла на Иртыш реку. Сии так же разделились на три части. Одни пошли в Бишбалык (Известно только, что он находился к северу от Турфана, и вероятно, это Алтай. Бишбалык означает «пять рыб» - моё прим.), и питались хлебопашеством.

Вторые рассыпались вокруг того места, и питались скотом. А третьи остались на Иртыше, и кормились рыбой и диким зверем. А одевались в шкуры звериные.

Уйгуры имели много славных учёных. А особо ценились уйгурские писцы. Они служили и у Чингис-Хана, и у сына его, Угадай-Хана.

Глава 8.

Чингис-Хан отправил посла к Такринам, над которыми был Бугаи-Чинан-Хан правил, и предложил войти в подданство. Бугаи-Чинан-Хан в ответ послал свою красавицу дочь, и много подарков. Чингис-Хан подарки принял, и красавицу сделал любимой женой. А когда умер, его сын Угадай-Хан взял её себе в жёны. И любил её больше всех своих других жён.

Поколение кергизов изначально не многолюдно было, и потому, что владели они землями весёлыми, с множеством рек, богатых рыбой, и плодоносными полями, многие народы, в том числе Могулы совокуплялись с ними, что умножило число их фамилий.

Во время Чингис-Хана кергизы имели владельца Урусс-Иналла, к которому Чингис-Хан послал двух послов, Алтая, и Тарамиша, чтоб склонить под свою державу. Урусс-Иналл предложение принял, и отправил к Великому Хану своего офицера с птицей Шунгар в подарок, у которой только ноги, глаза и нос красные, а вся она белая. Урусс звал птицу кречетом. (что-то больно на Рюрика Урусс-Инал походит – моё прим.)

Есть два города именем Кам-Камчут неподалёку один от другого между реками Селенга и Ирак-Муран (Орхон).

Кроме сих есть другие два города с именем Апручир. Там одно особливое поколение называемое Ур-Манкатт, потому, что живут они в местах отдалённых, в густых лесах. Там же есть ещё одно поколение, которое такой же род жития имеют, но пошли они от рода Огус-Хана. внука Могул-Хана.

                                
Батут изобретён не Альбертом Эйнштейном, и не Маркони...

Глава 9.

Поколение Тартар есть наидревнейшее и наиславнейшее среди всех потомков Турка. Состояло больше, чем из 70000 фамилий. Главная линия тартар пошла жить в страну Биурнавер, на границе с Китаем.

Другая линея тартар ушли на берега реки Икар, или Икран-Муран. Сия река идёт по граница Кергизов, вбирая в себя многие реки, и став вельми полноводной впадает в горькое море Азох. Близко от устья реки Икар стоит великий город Алагчин (Сорока), который владеет малыми городами вокруг.

Сорока потому, что лошади там похожи на сорок, такие пегие (пятнистые), и высокие. Настолько, что молодой жеребец так же велик, как трёхлетняя лошадь. В округе Алагчина множество руд серебряных. А у жителе посуды разной из серебра и золота бесчисленное множество.

Скоро после смерти Чингис-Хана, любимая жена Гаулаи-Хана Сурхохтны-Беги, послала по морю знатных офицеров для осведомления той земли. Не скоро возвратились офицеры, и только 300 человек, остальные 700 в дороге умерли. Рассказали, что всё, что известно о землях Алагчина за морем, всё правда. И воевать с теми нет никакой возможности. А все подводы гружёные серебром и золотом, они бросили по пути домой, потому, что мор на них напал, потому, что в землях Алагчина климат и воздух дрянной, от которого все непривычные нездоровят и умирают. (Одно из самых загадочных мест в рукописи, на мой взгляд – моё прим.)

Глава 10.

Надобно мимоходом заметить, что Турки называют реки Саи, а Таджики малые реки – Рут, а большие – Рут-Канна. Арапы реки зовут Увадами, а Могуллцы – Муранами.

В земле Могуллской на востоке есть восемь рек, которые впали в большую реку Икар. Их общее название – Секир-Муран, что значит «Восемь рек»:

- Кон-Муран,
- Он-Муран,
- Кара-Уссун,
- Себикан,
- Икран-Муран,
- Акар-Муран,
- Чатан-Муран,
- Ходжа-Муран.

У тех рек прежде жили Уйраты. Во времена Чингис-Хана они имели владельца по имени Тоха-Беги-Хан. У него были два сына: Иналчи, и Тауранчи. Хан с сыновьями долго воевали против Чингис-Хана, но в конце концов были побеждены.


Продолжение следует.